Лавринович: ЕС готов быстро и эффективно работать над отменой виз

Лавринович: ЕС готов быстро и эффективно работать над отменой виз

Я уверен, что имея понимание необходимости европейской интеграции и желание безвизового режима и в коалиции, и в оппозиции, мы будем иметь быстрый и плодотворный процесс... Интервью

С министром юстиции Украины Александром Лавриновичем мы встретились сразу после министерского заседания Украина-ЕС по вопросам юстиции, свободы и безопасности. И хотя в графике министра удалось выкроить на разговор лишь 15 минут, но и за это время удалось обсудить основные темы, стоящие сегодня в топе-рейтинге информационных сообщений: борьба с коррупцией, принятие нового закона о принципах внутренней и внешней политики, участие Украины в процессе по делу экс-премьер-министра Павла Лазаренко и, конечно, - подготовка к отмене визового режима Европейским Союзом.

Александр Владимирович, вы уже не первый раз возглавляете Министерство юстиции, и, очевидно, можете оценить, насколько значительного прогресса удалось достичь Украине и ЕС в сотрудничестве в сфере юстиции, свободы и безопасности?

Александр ЛавриновичЯ считаю, что прогресс очевиден, и, в отличие от других сфер сотрудничества, здесь не произошло серьезного торможения, процесс развивался, продолжался и с EUROJUST (орган ЕС, ответственный за координацию деятельности правоохранительных органов ЕС), и с FRONTEX (орган ЕС по сотрудничеству пограничных сил ЕС), и с EUBAM (Миссия ЕС по пограничной помощи Молдове и Украине ) по направлениям администрирования границ, миграции, обеспечения прав человека. Ну и, конечно, в вопросе, который все время стоял в повестке дня, – упрощение визового режима. Этот вопрос решался шаг за шагом, и сегодня мы уже четко получили алгоритм: сначала будет утверждаться План действий, при выполнении которого будет подписано соглашение о безвизовом режиме между Украиной и ЕС.

Украинская сторона рассчитывала на то, что принципиальное согласие на предоставление Украине Плана действий будет получено от ЕС на заседании Совета министров по вопросам юстиции и внутренних дел, однако этого не случилось. Есть ли какая-то ясность, что будет дальше?

С технической точки зрения у нас есть полная ясность по шагам, кто и что будет делать, в какие сроки. Сегодня уже комиссар ЕС по вопросам внутренних дел Сесилия Мальмстрем проявила готовность приложить усилия, чтобы этот процесс происходил эффективно и быстро. Она возглавила работу по формирования вопросника для Украины, при получении ответов на который можно будет приготовить План действий. Мы со своей стороны выразили готовность в сжатые сроки и в полном объеме предоставить ответы. Хочу сказать, что я лично благодарен, что избран именно такой путь, а не прямая работа над Планом действий с постоянными обменами разными вариантами, дискуссиями о тех или иных шагах, сроков их реализации... это требует всегда много времени. А избранная сейчас технология даст возможность намного быстрее получить финальный результат. Когда же настоящий документ - План действий - будет готов, подписанный, его реализация будет зависеть в первую очередь от Украины, и от нас будет зависеть скорость продвижения к финалу, которым будет вступление в силу соглашения о безвизовом режиме между Украиной и ЕС.

Есть ли на сегодня какая-то определенность относительно часовых рамок – подготовки вопросника, разработки Плана действий?

Это вопрос, в первую очередь, к Еврокомиссии. Сегодня было только выражено, что они со своей стороны сделают так, чтобы к саммиту Украина-ЕС был готов абсолютно четкий и согласованный План действий. Потому если говорить, что саммит должен состояться где-то в октябре, то очевидно, что летом, не позже начала сентября – это крайний срок - должен быть уже согласован План действий, а вопросник, очевидно, будет готов очень скоро, в июне, чтобы в июле можно было дать ответы и в августе начать согласование. Думаю, что это будет динамичная работа.

В целом, основные требования ЕС к странам, с которыми вводится безвизовый режим, известны. Может ли Украина уже сейчас предпринимать определенные законодательные шаги на этом пути, и есть ли эта работа в планах министерства?

Есть, конечно, она ведется. Мы после визита господина Фюле (комиссар ЕС по вопросам расширения и Европейской политики соседства Стефан Фюле посетил Украину в конце апреля – УНИАН) провели инвентаризацию тех проектов законов, которые мы должны обязательно принять для получения решение по безвизовому режиму. Несколько таких законопроектов направлены в парламент, один уже даже принят – о защите персональных данных. В этом месяце в парламент будет направлено несколько конвенций, касающихся прав человека, национального органа по предотвращению пыток, миграционных процессов.

В конечном итоге, у нас есть полное понимание, что нам необходимо сделать с точки зрения законодательных актов, возможно, этот перечень будет расширен после работы Еврокомиссии над вопросником, но я уверен, что имея понимание необходимости европейской интеграции и желание безвизового режима и в коалиции, и в оппозиции, мы будем иметь быстрый и плодотворный процесс в парламенте. А что касается исполнительной власти, то здесь будет быстрая работа и контроль, и я не вижу сегодня препятствий для того, чтобы мы имели финальный результат.

Очевидно, что вопрос виз - чувствительный и долгожданный в Украине, но, конечно, он не единственный в нашем сотрудничестве с Евросоюзом. Один из самых болезненных вопросов - вопрос коррупции. Еще в начале апреля вы заявили о намерении разработать новые законопроекты по преодолению коррупции. Что сделано в этом направлении на сегодня?

Александр ЛавриновичЗдесь речь должна идти о двух группах данных законов. Одни, которые, скажем так, имеют прямой контакт с лицами для предупреждения коррупционных действий, - это четыре закона, которые уже были принят в Украине, дорабатывались в Министерстве юстиции, рассматривались на первом заседании Комитета по борьбе с коррупцией при Президенте Украины. Сейчас сделан их перевод, и они направлены в GRECO (Группа стран против коррупции при Совете Европы – УНИАН) с тем, чтобы получить их окончательные выводы. На министерском заседании с ЕС я рассказал, какие изменения мы делали и получил полное понимание со стороны представителей и испанского председательства в ЕС, и Еврокомиссии.

Другие законы – это те, которые должны сокращать возможности регулятивного характера для власти Украины, государственного или местного самоуправления, упрощать разрешительные процедуры. И здесь также процесс идет полным ходом. Уже имеем принятые три закона по дерегуляции, имеем сегодня одобрение Правительством Налогового кодекса, где снижается количество налогов и упрощается их администрирование. Мы имеем в первом чтении закон о судоустройстве и статусе судей, а также изменения в шесть законов, где существенно меняются процедуры, носящие априори коррупционный характер, поэтому я могу твердо говорить, что в Украине в законодательном плане идет планомерная и достаточно успешная работа в антикоррупционном направлении.

В продолжение этой темы хотел бы спросить о деле против экс-премьер-министра Павла Лазаренко. Насколько стало известно, премьер-министр поручил Министерству юстиции изучить возможность присоединения к этому делу в США с тем, чтобы вернуть в Украину часть средств, вывезенных из Украины бывшим премьером. Насколько реально сейчас присоединиться к этому процессу?

Министерство юстиции занимается уже много лет этим вопросом. Мы работаем с нашими юридическими советниками страны пребывания, и я думаю, что этот вопрос, учитывая особенности законодательства Соединенных Штатов, довольно непрост для решения.

А насколько соответствует действительности информация о поисках Министерством юриста, который бы представлял Украину в этом деле?

Я думаю, что вы забегаете вперед с этими вопросами, и не готов сегодня давать вам ответа на вопросы о советниках, их фамилиях, и когда, и кто будет работать.

Вашему министерству было поручено обеспечить сопровождение закона о принципах внешней и внутренней политики в Верховной Раде. Проект уже одобрен депутатами в первом чтении. Вместе с тем, даже согласно заключению Главного научно-экспертного управления парламента, в нынешнем документе очень много недоработок и “слабых мест”. Видите ли вы возможности для его доработки?

Если бы не видели возможностей доработки, то, очевидно, подходили бы к тому, что необходимо было бы принимать сразу в целом. Поскольку есть парламентская процедура, он взят за основу и при принятии во втором чтении будут учтены те предложения, которые идут от народных депутатов или Кабинета министров. Мы будем активно участвовать в работе над предложениями в комитете при подготовке ко второму чтению, так что то поручение, которое мы имеем в министерстве юстиции, мы выполним.

Одной из основных претензий к этому законопроекту было то, что в нем содержатся положения о его приоритетности над другими законами, которые будут касаться внутренней и внешней политики...

Александр ЛавриновичЕсть плоскость де-юре, и есть плоскость де-факто действия. Существуют законы, которые принимаются в точном соответствии с Конституцией, как требование Конституции. Требование принять данный закон и определить основные принципы записано в Конституции как одно из первых полномочий Верховной Рады. И то, что субъектом законодательной инициативы выступил Президент, является свидетельством значения данного закона. Я не думаю, что в Украине будет та ситуация, когда будут приниматься другие законы, имеющие нормы, которые будут противоречить данному закону. Это аномально. И в других странах мира такого тоже никогда не позволяют.

То есть фактически можно говорить о том, что данный закон будет приравнен к Конституции?

Здесь нужно употреблять точные формулировки. Нельзя говорить о приравнении. Есть лишь два закона, о которых прямо написано в Конституции, что они принимаются конституционным большинством так, как Конституция. Это, в частности, закон о гербе и законе о гимне. Других Конституция не содержит.

Ваше министерство, как известно, занимается подготовкой мирового соглашения с компанией Vanco, которая сначала получила право на эксплуатацию Прикерченского участка Черноморского шельфа, а затем была его лишена. Есть ли какая-то новая информация в этом вопросе?

Ведутся переговоры, и когда будет результат, о нем будет сообщено широкой общественности благодаря вашим усилиям. Я могу лишь сказать, что предложены подходы для решения этого вопроса. Сегодня результатов ни промежуточных, ни финальных в этом направлении нет.

Беседовал Сергей Воропаев

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter