Гендиректор Concorde Capital: "Свежая" гривня поддержит фондовый рынок

Гендиректор Concorde Capital: "Свежая" гривня поддержит фондовый рынок

Гендиректор Concorde Capital Игорь Мазепа в интервью УНИАН рассказал, почему 2013-й год станет для украинского рынка лучше предыдущего, о новых законодательных инициативах, которые могут стать "очередным гвоздем, забитым в гроб фондового рынка",  и о том, почему его компания до сих пор работает на этом рынке.

гендиректор Concorde Capital Игорь Мазепа

Генеральный директор инвестиционной компании Concorde Capital Игорь Мазепа в интервью УНИАН спрогнозировал, что 2013-й год станет для украинского рынка лучше предыдущего, поведал о новых законодательных инициативах, которые могут стать "очередным гвоздем, забитым в гроб фондового рынка", а также о том, почему его компания до сих пор работает на этом рынке

- Игорь Александрович, каким будет для украинского фондового рынка этот год?

- Я думаю, что этот год будет лучше предыдущего -  активность в секторе M&A будет выше. Последние два–три года мы отмечаем тенденцию роста количества сделок при падении их стоимости. Негативное давление на данный рынок оказывают некоторые последние законодательные изменения, в частности, налогообложение внебиржевого рынка ценных бумаг, что фактически является дополнительным налогом на M&A-транзакции, и, конечно же, не стимулирует взрывной интерес к данному сегменту.

Тем не менее, жизнь заставляет участников рынка либо консолидироваться, либо выходить из бизнеса. Я вижу подобную консолидацию в агро и нефтегазовом секторах. Динамично развиваются розничные сети. Кстати, интересное наблюдение - большинство операторов как были перегружены долгами, так и остались, но при этом они активно развиваются, изменился лишь способ получения операционного оборотного капитала. Если ранее это были коммерческие банки, то теперь - просто поставщики, которые вынуждены идти на агрессивные условия розничников относительно сроков оплаты и цен, тем самым финансируя рост розничных сетей.

Что касается биржевой торговли, то хоть и объемы торгов на УБ в первом квартале текущего года выросли в два раза по сравнению с первым кварталом прошлого года, она находится в стагнации. Думаю, что ничего прорывного не произойдет. Хотя ожидаю повышение активности физических лиц вследствие ослабления давления на гривну. Очевидна тенденция: "физики" меняют доллар на гривну и кладут на депозиты. В то же время, ставки по депозитам существенно упали, и я надеюсь, что свежая гривневая масса, которая будет появляться на руках у населения, все-таки хоть частично пойдет на фондовый рынок. Напомню, что падение ликвидности и объемов торгов во второй половине 2011 г. частично была вызвана уходом физических лиц из гривны в доллар и продажей гривневых активов.

- А что можно сказать о ситуации на долговом рынке?

- Если говорить о долговом рынке, то с начала года мы видели резкое падение доходности по гривневым суверенам. Очевидно, что эта ситуация была следствием проводимой Нацбанком монетарной политики. Имела место высокая ликвидность банковской системы, ставки упали практически по всей длине - начиная от овернайтов и заканчивая годичными деньгами. Что, в свою очередь, является предпосылками для возращения на первичный рынок корпоративного сегмента -  за последние месяц-полтора я увидел на рынке кое-какой аппетит. Думаю, что ликвидности в этом сегменте еще прибавится с новыми выпусками, которые мы ожидаем уже в первой половине этого года. На долговой рынок будут активно выходить банки, индустриальные и сервисные компании. Мне это немного напоминает конец 2010 года - начало 2011 года. Первый квартал 2013 года также охарактеризировался довольно живыми размещениями долгов украинских компаний на Западе: Мироновский хлебопродукт, ДТЭК, сейчас на подходе "Мрия". Я также вижу неплохую активность в деривативах, в частности в NDF (беспоставочный форвард) на гривну/доллар.

- Несколько другой ракурс. На сегодня Вы переизбраны главой биржевого совета Украинской биржи. Ваше видение развития биржи, ее отношений с другими торговыми площадками, в частности, относительно возможного слияния с ПФТС...

- Мое отношение к ПФТС и возможному слиянию мало в чем изменилось. Сейчас я могу только добавить, что подобное слияние стало для меня чуть менее, если можно так сказать, нереалистично, чем год или полтора назад. ПФТС абсолютно безвозвратно утратила даже те позиции, которые у нее были в сегменте репортирования сделок ОВГЗ. И если говорить глобально, то наш рынок не заслуживает привилегии иметь более одной биржи. В принципе, даже одной биржи  будет тесно. Поэтому все сводится к тому, что либо эти две биржи сольются, либо ПФТС расформируется, акционеры заберут деньги и уйдут.

- В этом году украинский фондовый рынок ожидает ряд структурных трансформаций, в частности, создание Центрального депозитария, Расчетного центра. Ваша оценка этих изменений? Каково в целом Ваше отношение к деятельности регулятора?

- Честно говоря, я не понимаю, какая в этом всем процессе роль комиссии (НКЦБФР – ред.), ведь основная движущая сила всего - Национальный банк Украины. Если же говорить о роли комиссии на фондовом рынке, то думаю, что она нулевая или близка к нулю. Приведу пример. Со вступлением в силу закона о депозитарной системе,  наш рынок может лишиться одного из немногих достижений, которыми он действительно гордится – речь идет о деривативах. Торговля деривативами может закрыться буквально на следующий день после вступления в силу данного закона. Это произойдет лишь потому, что клиринговая организация, действующая при «Украинской бирже», не будет иметь право на расчеты по деривативным сделкам, также как и Расчетный центр. Мы неоднократно обращались и в комиссию, и к народным депутатам с предложением либо внести изменения в закон, либо как-то решить ситуацию с помощью нормативки. Вышли с этой инициативой два месяца назад, и пока так ничего и не произошло.

Или же абсолютно деструктивное Положение о расчете биржевого курса, которое вышло из-под пера комиссии несколько дней назад, и которое, если будет утверждено в данной редакции, станет очередным гвоздем, забитым в гроб фондового рынка. Это и дает мне основания говорить, что позитивная роль комиссии - нулевая. Конечно, в НКЦБФР есть действительно амбициозные, динамичные люди,  но они, скорее, исключение из правил.

- Вы уже упоминали о налоге на операции с ценными бумагами. Сейчас уже можно давать оценки, основываясь на каких-то реальных цифрах. Как Вы считаете, введение налога было хоть как-то оправдано?

- Я сомневаюсь, что налоговые органы добились какого-то увеличения налоговых поступлений в бюджет, но тот поток мусорных ценных бумаг, который вращался на внебиржевом рынке, теперь хлынул на биржи. Об этом можно судить по тому "взрывному" количеству операций с ценными бумагами, которые были проведены на других торговых площадках. Что касается «Украинской биржи», то мы очень чувствительны к данному вопросу - у нас не появится ни одной мусорной бумаги.

- И в ракурсе деятельности регулятора, и для развития фондового рынка, очевидно, очень важным остается вопрос запуска новых инструментов. Можно чего-то будет ожидать в этом плане в 2013 году?

- К сожалению, я не верю, что у нас в обозримом будущем может запуститься фьючерс на золото или на валютную пару гривня/доллар. Относительно вопроса двойного листинга – вроде бы есть полная поддержка НКЦБФР, однако она была и два года назад - "а воз и ныне там". Данный вопрос, как и другие, упирается в НБУ, поэтому у меня нет абсолютно никаких иллюзий относительно запуска новых инструментов на украинском фондовом рынке. В то же время другие страны пытаются активно играть на этом поле. Так, в начале мая запускается валютная пара гривня/доллар на Московской бирже. За пределами нашей страны  фактически создается рынок, свободный от контроля Национального банка Украины. Таким образом, помимо уже сформировавшегося центра по торговле беспоставочными форвардами на украинскую гривню, каким был Лондон, создается еще один, только уже биржевой центр в Москве. К сожалению, наши регуляторы закрывают глаза на эту ситуацию, хотя адекватной реакцией было бы позволить биржам запустить аналогичный инструмент здесь – в Украине, перетянуть сюда торговлю, а потом в разумных рамках его регулировать.

- А Вы думаете принимать участие в подобных торгах на Московской бирже?

- Мы с большой заинтересованностью смотрим на рынок, зарождающийся в Москве. Сейчас Московская биржа адекватно закрывает реальные потребности рынка. То, что было внебиржевой торговлей в Лондоне, станет биржевой торговлей в Москве.

- Ряд компаний имеют какие-то активы в реальном секторе, что вроде бы позволяет им пережить плохие времена. Есть ли сегодня у Вашей компании подобные, назовем это так, "спасательные круги"?

- Мы имеем доли в некоторых компаниях, но это портфельное инвестирование, нет ничего связанного с управлением. И я не считаю такую диверсификацию правильной. Мы сконцентрированы только на том бизнесе, в котором уже долгое время работаем, который реально знаем, и в котором мы конкурентны. А то, что некоторые операторы имеют операционный контроль над индустриальными компаниями и это им очень помогает пережить тяжелые времена на ФР, – просто иллюзия, ведь ситуация в реальном секторе не намного лучше.

- Расскажите еще немного о планах Concorde Capital на этот год.

- Думаю, в секторе M&A состоится полтора-два десятка сделок, наша доля составит 30-40%. За первый квартал мы закрыли четыре транзакции, речь идет об аграрном и нефтегазовом секторах. Что касается других направлений, то нам интересен сектор долговых бумаг, торговля NDF. Что касается управления активами, то мы полностью вышли из этого бизнеса. Маловероятно, что фондовый рынок или институты совместного инвестирования смогут привлечь какие-то крупные объемы инвестиций в ближайшие три-пять лет.

Андрій Гарасим (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter