Бывшие пленники благодарны всем за оказанную поддержку / УНИАН

Сто дней после плена. Как живут освобожденные из российских застенков украинские моряки

Прошло уже сто дней с момента обмена пленными между Украиной и РФ по формуле "35 на 35". УНИАН пообщался с военными моряками – экипажами захваченных россиянами артиллеристских катеров "Бердянск" и "Никополь", рейдового буксира "Яна Капу", а также крымско-татарским активистом Эдемом Бекировым (все они были освобождены под "личное обязательство" украинского омбудсмена).

Бывшие пленники благодарны всем за оказанную поддержку / УНИАН

«Внуку сказали: «Деда захватили пираты»

Немногим более года назад видеокадры захвата кораблей ВМС ВСУ, в частности, погоня за рейдовым буксиром «Яна Капу», стали достоянием всего мира. В момент «навала» российского пограничного корабля на украинский буксир им управлял участник АТО, многоопытный мичман Юрий Будзило, отдавший службе, в общей сложности, почти 30 лет.

После аннексии Крыма моряк вышел на материковую часть Украины, где и стал командиром «Яны Капу» (ранее – «Кросноперекопск»). В этой должности оставался до 2017 года, а осенью 2018-го, на время перехода из Одессы в Мариуполь, был командирован на него, как знающий судоводитель. При этом, супруга Юрия Ирина понятия не имела, где находится муж.

«Ушел в море, сказал, мол, через три дня позвонит... И, вдруг, вижу по ТВ - «бьют» буксир! Только помню, как упала на колени и завопила: «Нет!»… Знала, за штурвалом – именно он. Ведь «Яна Капу» – его детище, воссозданное собственноручно из старого ржавого судна после выхода на материк», - рассказал она.

Впереди были страшные дни ожиданий и боли. Поездки в Россию, различные встречи и обращения, переписка с друзьями… Четырехлетнему внуку сказали, мол, деда захватили пираты.

«Как еще объяснить ребенку долгое отсутствие любимого дедушки? И маленький Даниил вылезал с сине-желтым флажком на калитку, размахивал им и кричал: «Дедушка, ты не видишь, куда идти?! Мы тут! Иди к нам! Домой!». Смотрела на внука и слезы градом текли…», - вспоминает жена моряка.

Позднее она узнает: во время прицельного обстрела украинских кораблей рулевой отправил молодой экипаж в машинное отделение, а сам, маневрируя судном, мысленно простился с семьей...

«Как-то мне позвонил адвокат и пожаловался, мол, Юрий Александрович, опасаясь провокаций с российской стороны, совсем не идет на контакт. Юрист попросил поделиться интимной информацией, которая могла бы стать своего рода ключом при общении. Тогда в сердцах сказала: «Сообщите ему, как вернется домой, накормлю борщом и убью…»», - улыбается Ирина.

Во время встречи со своим подзащитным, адвокат повторил эту фразу, и она сразу сработала. А, когда Юрий вернулся домой, на столе стояла тарелка с борщом. Какое-то время мичман не прикасался к еде. Потом пошутил, мол, можно ли кушать, ведь после борща его могут убить?…

Мичман Юрий будзило с супругой Ириной / УНИАН

Сам 46-летний моряк не очень-то многословен. Особенно, после вопросов о плене. Говорит, мол, об этом вообще не хочется вспоминать - захват корабля и тюрьма до сих пор ему снятся. Тем не менее, к службе мужчина вернулся.

«Пообещал президенту Украины: после постановки буксира в ремонт, за два месяца доведу его до ума и выведу в море... Сейчас это – моя основная задача. Тем более, что будет решаться вопрос о моем возвращении на борт в качестве командира», - говорит Будзило.

Молодожены «Яны Капу» и «Бердянска»

Остались на службе и другие члены экипажа «Яны Капу» - старшие матросы Михаил Власюк, Виктор Беспальченко и Владимир Терещенко, матрос Евгений Семидоцкий, а также – командир дивизиона, капитан 3-го ранга Владимир Лисовой...

Вернувшись в Украину, несколько ребят почти сразу женились. В их числе – 27-летний Владимир Варимез, который к буксиру был прикомандирован.

«Свадьбу сыграли в городе Болграде Одесской области, в ресторане «Цыган»», - вспоминает военный.

Он уже вышел в море, сейчас служит на своем «родном» катере «Смила».

Владимир - выпускник Измаильского высшего профучилища Киевской госакадемии водного транспорта, поступил в Национальный университет «Одесская морская академия». На момент захвата украинских кораблей был связистом на «Яна Капу» и значился одним из лучших радиотелеграфистов в украинском флоте. До аннексии Крыма служил в Севастополе на «Смиле», экипажу которого удалось вывести это плавсредство в Одесский порт.

А вот Виктор Беспальченко женился еще в… московском СИЗО «Лефортово», куда специально приехала его невеста Татьяна. Бракосочетание происходило в присутствии конвоиров и адвоката. Настоящую свадьбу сыграли на родине - в Бериславском районе Херсонской области. Торжества состоялись в винодельческом хозяйстве князя Трубецкого, на берегу Днепра. Шафером стал другой освобожденный моряк - Михаил Власюк, а подружкой невесты - сестра Владислава Костышина – старшины с катера «Никополь».

Обзавелся семьей и старший матрос с «Бердянска», 25-летний Андрей Артеменко. Отношения молодожены зарегистрировали в ноябре, однако от пышных празднеств отказались: «Свадьбы не было – просто расписались».

Андрей - студент-заочник Института ВМС Украины Одесской морской академии. Из-за плена, понятно, не мог полноценно учиться. Поэтому получил академический отпуск, но сейчас с учебой – полный порядок. На флоте будущий офицер уже седьмой год – после окончания мореходного училища был контрактником в Севастополе. Выходил из аннексированного Крыма на корабле «Приднепровье». В 2018-м, во время обстрела, 25-летний моряк получил осколочное ранение руки. Ему предстоит солидный курс реабилитации.

Матрос Андрей Эйдер с девушкой / УНИАН

Матрос «Бердянска» Андрей Эйдер - самый младший экс-пленник (во время захвата ему было всего 18 лет), женитьбу пока планирует. Предложение «руки и сердца» он сделал своей подруге Марине, находясь в «Феофании», куда доставили всех освобожденных в тот день украинцев. По просьбе Андрея родственники купили кольцо, которое было надето на палец любимой в больничной палате. Однако брачный союз юная пара заключит не раньше, чем через год.

В 2018 году Эйдер окончил Одесский профессиональный лицей морского транспорта, поход в Мариуполь был его вторым выходом в море. Андрей получил осколочное ранение ног, которое все еще сказывается на здоровье: «Когда резкая перемена погоды или, скажем, поднимаюсь пешком на пятый этаж...».

В перспективе молодой человек продолжит военную службу, но медики утверждают: осколки исключают профессию, если та будет связана непосредственно с ведением боя. Поэтому в следующем году юный герой намерен поступить в Институт ВМС, чтобы стать военным психологом.

Его сослуживец, старший матрос Юрий Безъязычный, студент третьего курса Одесского национального морского университета, однозначно решил, что будет служить. Из-за пресловутого плена ему предоставили академический отпуск, но на сессию и сейчас не попал. Молодой мужчина должен лечиться. Проблема – в травме ноги, полученной во время захвата, и других нюансах здоровья, приобретенных в тюрьме. Поэтому «хвосты» придется закрывать весной.

Но и это – не все неприятности. Россияне отобрали у Юрия (вместе с другими вещами) семейную реликвию - серебряную иконку 1884 года.

«Мне подарил ее дедушка, ему – его дедушка, а я должен был передать своему внуку», - рассказывает моряк, но добавляет, что эту потерю как-нибудь переживет. Куда страшнее смерть отца от тяжелого осколочного ранения, полученного в зоне АТО. «Он умер в больнице, после двух месяцев пребывания в коме», - рассказал Юрий.

Как оказалось, Безъязычный-старший – профессиональный военный, танкист, служил тридцать лет. Вышел на пенсию, но после известных событий 2014 года, вернулся в армию и воевал на Донбассе…

История каждого – глава в большой книге

История каждого моряка может стать отдельной главой большой книги о подвигах украинских военных. Старший матрос «Бердянска» Богдан Головаш - бывший курсант Академии ВМС им. Нахимова, после аннексии Крыма покинул полуостров и продолжил учебу в Одессе.

Капитан 2 ранга Денис Гриценко - командир группы кораблей, захваченных Россией в 2018 году. Говорят, первое, что его волновало в плену – судьба всех подчиненных.

Командир «Бердянска» Роман Мокряк до аннексии Крыма служил на подлодке «Запорожье» в Севастополе, затем, в Одессе – на ракетном катере «Прилуки».

«Уровень подготовки моего экипажа был достаточным для выполнения поставленной задачи. Экипаж себя показал на отлично, каждый находился на своем боевом посту. У меня к ним вопросов нет - сделали все, как следует», - заявил Мокряк.

Аналогичные характеристики дают ребятам с «Никополя». Его командир - старший лейтенант Богдан Небылица - один из курсантов-нахимовцев, которые в марте 2014 года прославились исполнением гимна Украины перед захватчиками их академии.

Жизнерадостный капитан-лейтенант Сергей Попов – отец двоих малолетних детей. Находясь в застенках, неоднократно напоминал следователю ФСБ, что старше его по званию, и тот должен к нему соответственно обращаться.

Сергей Цыбизов и Владимир Зеленский / УНИАН

Нельзя не вспомнить Сергея Цыбизова и Вячеслава Зинченко (попал в плен 20-летним), которые мечтают стать офицерами.

Старший матрос Андрей Оприско - самый возрастной пленник, 1971 года рождения, - уроженец Львовской области. Целеустремленный сильный мужчина всегда хотел служить на флоте и своего добился.

Уроженец Черкасской области Владислав Костышин на катере проходил стажировку. Он тоже из бывших курсантов-нахимовцев, продолживших учебу в Одессе. Круглый отличник, в феврале текущего года должен был получить диплом, но вместо этого свой 24-й день рождения отметил в российском СИЗО.

«Сейчас заканчиваю учебу, пишу диплом… Потом – на службу», - говорит молодой человек.

Кроме моря, его впечатляет бокс. Владимир большой фанат всемирно известных украинских чемпионов - Василия Ломаченко и Александра Усика.

На вопрос: «Есть ли у вас мечта?», он, немного подумав, отвечает: «Когда был там, мечтал вернуться домой, а сейчас – не знаю. Честное слово – не знаю…».

Кроме моряков, в том морском переходе принимали участие и двое сотрудников СБУ. Как заявили в спецслужбе, контрразведчики на военных судах – нормальная практика всех государств. Поэтому утверждения российских властей о якобы тайной операции абсолютно беспочвенны. К «Никополю» прикомандировали офицера Андрея Драча (говорят, он тоже – бывший курсант-нахимовец, певший гимн Украины, когда российские военные спускали с флагштока сине-желтое полотнище). К «Бердянску» - Василия Сороку, он – один из получивших ранение во время обстрела. О них известно, что после плена оба вернулись на службу.

«Думаю, тюрьма никогда не прекратит сниться…»

Вспоминая моряков, вышедших, в свое время, из Крыма, когда происходил захват полуострова «неизвестными «зелеными человечками»», нельзя не вспомнить и крымчан, которые тоже оказались в российской тюрьме «благодаря» российским пограничникам. К примеру, вместе с моряками украинских суден, сто дней назад был освобожден Эдем Бекиров.

58-летнего жителя поселка Новоалексеевка (Херсонская область) задержали 12 декабря 2018 года на въезде в Крым. Крымско-татарский активист ехал в гости к 78-летней матери, но россияне посадили его в машину и увезли в здание ФСБ в Симферополе.

Инвалида первой группы обвинили в том, что он вез более 10 килограммов тротила, 190 боевых патронов и бросили в СИЗО. За решеткой здоровье Эдема резко ухудшилось (он страдает сахарным диабетом, носит съемный протез на правой ноге и передвигается на костылях).

«Мне в тюрьме подорвали здоровье. Практически все время провожу в больницах. В «Феофании» пролежал полтора месяца, потом месяц в Институте ортопедии, потом опять вернулся в «Феофанию». Уже сделали три операции, но никак не могу восстановиться», - рассказывает Эдем.

По его словам, до СИЗО ему не нужны были инъекции инсулина, он пил таблетки, но российские врачи назначили какие-то уколы. «Никто не понимает, что это был за препарат, но от него все лицо опухало, губы становились толще в пять раз. Отказаться от «лечения» я не мог. Я инвалид, с моим здоровьем сопротивляться не было возможности. - рассказывает бывший политзаключенный. - Я думал, что никогда не выйду. Все думали, что я никогда не выйду. Следователь ФСБ прямо сказал мне: «От нас живыми не выходят», но Богу было угодно чтобы я вышел».

Бекиров, как и другие пленники, признается, что тюрьма дает о себе знать не только из-за проблем со здоровьем.

«Думаю, тюрьма никогда не прекратит сниться. Это пожизненная болячка. Чем бы ты не занимался, она идет впереди тебя, напоминает, что произошло, что может произойти. Разве можно забыть, как ты через три решетки смотришь на свободу, на небо? Ты там солнечные лучи видишь 20-30 минут в сутки, - говорит Эдем. - Я не думал, что они бросят в тюрьму инвалида первой группы. Но им все равно - был бы человек, а статья найдется. Там «закон ФСБ»: как дали команду, так и ведут дело. Мне кажется, дети в первом классе сочинение складнее пишут, чем следователи «доказательства» фабрикуют. И адвокатов в Крыму как будто и нет. Я на суде один раз не выдержал и сказал: «Зачем вы тратите деньги на то, чтобы привезти меня в суд, а потом отвезти назад в СИЗО? Давайте ваше решение. Буду знать, какой срок».

Внезапное освобождение он рассматривает как возможность помочь тем, кто по сей день находится в застенках Кремля: «О нас (бывший политзаключенных) не надо писать, мы на свободе. Надо говорить о тех, кто остался там. Это дико – политзаключенные в ХХІ веке. Это словно торговля людьми. Российская власть одних обменивает, других - сажает. И это будет происходить до тех пор, пока Кремль не остановят всем миром».

… Бывшие пленники всех благодарят за поддержку. Это может быть и жесткая позиция президента, и маленький кораблик, сложенный из бумаги, и детский рисунок, и работа дипломатов по освобождению других украинцев, которые все еще находятся в российских застенках.

Мы, в свою очередь, благодарим наших героев за стойкость, мужество и преданность Украине. Желаем каждому из них даже во сне не вспоминать, что такое тюрьма.

Лариса Козовая, Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter