Визит Ющенко в Москву: интересно, кроме НАТО, русских что-нибудь интересует?

Визит Ющенко в Москву: интересно, кроме НАТО, русских что-нибудь интересует?

Главное, о чем президенты говорили тет-а-тет… Вступление Украины в НАТО становится смертельно опасным для России… Ющенко сделал комплимент России...

Виктор Ющенко и Владимир Путин во время встречи в Москве. 12 февраля
На днях в Москве завершилась работа Украинско-Российской межгосударственной комиссии под председательством президентов обеих государств.

«В соседнюю республику таки будет поступать газ», – так отреагировали российские СМИ, оценивая визит Ющенко в Россию. Надо ли, нам, оценивая визит Ющенко, вспоминать об обещании Путина «нацелить на Украину ракеты» в случае ее несговорчивости в вопросах НАТО? Что значит выделенная отдельной строкой во всех СМИ фраза Ющенко «о нашем неразмещении баз НАТО в Украине» и законодательном закреплении этого». По закону они и так не могут у нас размещаться – зачем же так стараться, заявления делать? Что будет содержаться в «Декларации о стратегическом партнерстве наших государств», которую президенты поручили готовить профильным министерствам? Можно ли ее «прихватить» с собой в Бухарест на саммит НАТО без ущерба для репутации? Что содержит план действий «Украина – Россия» до 2009 года? Зачем Президенту ехать на саммит СНГ, нежизнеспособность которого уже стало темой политических анекдотов? Все эти вопросы мы адресовали украинским и российским экспертам.

Интересно, что российские комментаторы склонны восхвалять своего Президента и видят в наших отношениях одну проблему – НАТО, создается впечатление, что ничего более их не интересует.

Валерий Чалый, Центр Разумкова (Украина):

ГЛАВНОЕ, О ЧЕМ ПРЕЗИДЕНТЫ ГОВОРИЛИ ТЕТ-А-ТЕТ

Сам факт проведения межгосударственной комиссии Ющенко – Путин можно считать позитивным, потому что были серьезные сомнения о возможности проведения такой встречи до президентских выборов в России. Прошел диалог по широкому кругу вопросу и утвержден план действий, содержащий двадцать пять пунктов. И совсем неслучайно это «совпало» с вопросом гипотетического отключения газового вентиля. Эта ситуация – просто элемент подготовки позиции России для двустороннего диалога. В этом же ряду находится и ряд совершенно острых заявлений о присоединении Украины к НАТО, вопрос денонсации договора об использовании РЛС.

Что касается результатов встречи… Никогда не бывает успешных переговоров в случае, если одна сторона получила значительный перевес в достижении своих целей. А другая – оказалась в полном проигрыше. О балансе результатов России и Украины мы узнаем позже – не сейчас. Сейчас определены проблемы, которые требуют решения. В этом перечне вопросы оформления границ, пребывания Черноморского Флота на территории Украины, поставки энергоресурсов, сотрудничества на рынках третьих стран, это и новая ситуация, связанная со  вступлением Украины в ВТО, и вопрос будущего вступления России в ВТО. На каких принципах строить торговые взаимоотношения, как провести либерализацию торгового режима. Это и вопросы гуманитарной сферы, на которых настаивала Россия, и в которых Украина пошла на достаточно серьезные компромиссы. Каковы результаты договоренностей, мы увидим позже.

За дискуссиями, развернутыми в прессе, скрываются серьезные вопросы, которые стали предметом разговора тет-а-тет двух президентов. Что касается баз НАТО, то Конституция Украины уже сегодня запрещает размещение иностранных баз на нашей территории. Членство в Альянсе не всегда означает размещение на территории страны-участницы военных баз.

Интерпретации на эту тему – это или разговор неспециалистов, или политические спекуляции. Есть страны НАТО, на территории которых не размещены никакие базы, и Россия это знает. Суть вопроса в том, что Россия стремиться усилить свое влияние на процессы, происходящие в Украине, считает Украину зоной своих интересов, и в этом смысле асимметрия взаимодействия Украины и России априори ставит нас в невыгодное положение.

Стратегия отношений Украины на российском направлении, выработка позиции внутри Украины – все это должно базироваться на новом документе.

Более глубокая проблема – национальная идентичность и в России, и в Украине. Произошел процесс развода государств, но не было осмысления новой эпохи. Рецидивы старого восприятия остаются. И любой российский чиновник, в том числе и Президент России, подвержен этим стереотипам, и за недолгий период истории им сложно от них отказаться. И только через обмен мнениями, визиты, нормативное урегулирование можно выйти на новые отношения.

Что касается переговоров по газу… Для меня ситуация пока непонятна. О чем все-таки будет договорено и когда все эти договоренности переместятся в контракты? Надеюсь, что когда это произойдет, то это будет более прозрачно, чем в 2006 году. В вопросах энергопоставок главное – закрепление баланса на двадцать-тридцать лет, формула цены поставки, формула цены транзита и хранения. Спор о размере цены в отрыве от всего комплекса – замыливание глаз. Это вопросы комплексные, которые нельзя вырывать из общей схемы энергетической безопасности страны.

Что касается декларации о стратегическом партнерстве… Сегодня де-юре Россия и так является стратегическим партнером Украины, де-факто для этого еще надо сделать определенные шаги. Но экономическое взаимодействие, взаимозависимость в энергетической сфере, сотрудничество в сфере высоких технологий подпадает под критерии стратегического партнерства.

В свое время, пока у нас не было Большого украинско-российского договора, Меморандум о стратегическом партнерстве был бы целесообразным. А сейчас, думаю, с точки украинской стороны этого делать не нужно. У нас достаточно хорошая база двусторонних соглашений, которая позволяет реализовать принципы стратегического партнерства. И какая-либо уточняющая декларация не нужна. Эта декларация была готова к подписанию, и не случайно Президент отложил ее, предложив доработать.

Украина имеет свою позицию по СНГ, но она не опирается на какую-то концепцию. Украина никогда не станет могильщиком СНГ, но наше участие не будет выходить за рамки экономического взаимодействия. Что касается самого формата, форума встреч президентов, СНГ показал свою эффективность. И отказываться от участия в таких встречах я считаю неразумным.

Общее впечатление таково: в этих абсолютно плохих условиях подготовки визита (внутренние политические противоречия не способствовали усилению украинской позиции) Президент получил максимум из того, что могли бы получить в этой ситуации. Как бы то ни было, это тактические результаты, а не стратегические.

Сергей Марков, депутат Госдумы, политолог (РФ):

ПУТИН ПРЕДУПРЕДИЛ ВСЕХ, КТО БУДЕТ ПРИНИМАТЬ РЕШЕНИЕ О ЧЛЕНСТВЕ УКРАИНЫ В НАТО

Сергей МАРКОВ Главный итог визита Ющенко – удалось избежать газового кризиса.

Сложилось нормальное психологическое взаимодействие, несмотря на большие трудности. Путин – ведь человек из огромного европейского мегаполиса, а Ющенко – из маленького патриархального села. Поэтому возникает столкновение психологий хутора и мегаполиса.

Но удалось, кажется, найти взаимодействие и подписать ряд договоренностей о сотрудничестве в технологических производствах.

В отношении НАТО, состоялся обмен мнениями, но никакого продвижения не произошло. Потому что не Украина решает, будет ли она вступать в НАТО. Это решает Вашингтонское политбюро. Не случайно на последней пресс-конференции Путин уделил Украине очень много внимания. Очевидна агрессивная политика США по подчинению себе Украины и созданию искусственно управляемого конфликта между Украиной и Россией. И когда Владимир Владимирович сказал о ракетах, нацеленных на Украину, это было предупреждение всем, кто будет участвовать в принятии решений относительно вашего будущего членства в НАТО. Предупреждение, что США развязывают гонку вооружений и пытаются вас туда втянуть. Ракеты не будут нацелены на Украину, они будут нацелены на иностранные враждебные России объекты.

Геннадий Минченко, политолог (РФ):

ВСТУПЛЕНИЕ УКРАИНЫ В НАТО СТАНОВИТСЯ СМЕРТЕЛЬНО ОПАСНЫМ ДЛЯ РОССИИ

Минченко ЕвгенийЯ не думаю, что обещание Ющенко не размещать базы НАТО, может нас полностью удовлетворить. Единственной гарантией стабильности на постсоветском пространстве будет решение о том, что Украина в НАТО вступать не будет. И оно должно будет принято на референдуме. Поэтому разговор о том, что мы примем закон, что баз НАТО не будет в Украине – паллиативная мера, которая не решает проблему.

Что касается остальных вопросов... Степень интегрированности России и Украины, несмотря ни на что усиливается. Посмотрите на те масштабные слияния, которые произошли в металлургии: Привата и Евразхолдинга, Смарт-груп и СКМ, продолжающиеся переговоры о слиянии активов ИСД и группы «Газ-металл» Алишера Усманова. На самом деле экономическое взаимодействие продолжается.

Что касается культурных вопросов… Я не знаю, как мы будем праздновать юбилей Полтавской битвы, значит ли это, что в Москве установят памятник Мазепе? Разногласия по поводу моментов общей истории остаются.

Относительно газовых переговоров. Юлия Тимошенко своими действиями сделала большой «подарок» Виктору Андреевичу. Она проявила отсутствие какой-либо стратегической линии. У нее было несколько правд относительно долга Украины. И ее взаимоисключающие заявления создали фон, на котором Ющенко выступил как триумфатор, как человек, развязавший гордиев узел. Принципиальные решения: долг признан, а прошлогодний долг «закрывается» по ценам прошлого года, а это 130, а не 179 долларов за тысячу кубов. Зафиксировали формулу цены и посредника до конца текущего года. «РосУкрЭнерго» останется оператором центрально-азиатского газа еще как минимум на год. С этой точки зрения, для Украины переговоры прошли успешно.

Подытоживая визит, могу сказать, что Ющенко победил Тимошенко. Теперь грядущий визит Тимошенко обесценивается. Ключевой, газовый, вопрос решен. И решил его Президент Украины. Еще это победа Газпрома. Потому что, несмотря на тактические ошибки, Газпром реализует свою стратегию проникновения на внутренние рынки сопредельных стран. Все остались при своем. Баланс достигнут.

Что касается общей риторики Путина и фразы про нацеленные ракеты… Путин один из успешнейших руководителей России за последние несколько сот лет. Путин – сторонник европейских ценностей, и на протяжении всех лет пытался стать партнером Запада. И когда случились события 11 сентября, предложил руку помощи Бушу. И для Путина главной трагедией стало то, что ему не удалось выстроить полноценного партнерства и преломить тенденцию создания санитарного кордона вокруг России. И линию на расширение НАТО, обкладывание России флажками типа систем ПРО и станций слежения Путин принимает как личное оскорбление. А у НАТО серьезно поменялась доктрина. Они на саммите в Бухаресте будут рассматривать концепцию превентивного ядерного удара. И для России очень большой риск: если НАТО берется определять, кто создает для них опасность и кто может быть мишенью… Ну, тогда вступление Украины в НАТО становится смертельно опасным для России.

Владимир Фесенко, политолог (Украина):

ЮЩЕНКО СДЕЛАЛ КОМПЛИМЕНТ РОССИИ

ФесенкоНа мой взгляд, для Украины этот визит стал шагом вперед, была прервана затянувшаяся пауза. Ненормально, когда лидеры стран, называющихся хотя бы формально стратегическими партнерами, не встречаются более года… Имею ввиду полноценные официальные визиты. Межгосударственный диалог на высшем уровне восстановлен, в том числе и для разрешения накопившихся проблем. И то, что был подписан и одобрен план «Украина – Россия», – это существенный шаг вперед.

Урегулирован газовый кризис. В новых договоренностях есть свои плюсы и минусы, но то, что на перспективу планируют исключить «РосУкрЭнерго» и перейти к прямым отношениям между Нефтегазом и Газпромом, – тоже хорошо. У визита, больше плюсов, чем минусов. Украина подтвердила, что является ее стратегическим интересом.

Ющенко сформулировал свой ответ, который выглядит, как комплимент России: базы НАТО размещаться в Украине не будут. Норма о не размещении иностранных баз содержится в Конституции. Что касается Черноморского флота, то есть переходные положения Конституции, где говориться о временном пребывании Черноморского флота в России

Главное – интенсифицирован диалог с Россией.

Что касается Декларации стратегического партнерства, которая якобы будет готовиться… Мы же не говорим о совместных системах безопасности и участии в оборонных союзах с Москвой. И это не значит, что мы должны отказываться от НАТО. Нельзя одновременно участвовать в двух военных Союзах. Мы проводим политику евроатлантической интеграции, но не в ущерб нашим отношениям с Россией. Эта принципиальная норма не нарушена. Насколько она корректно выполняется, – это другой вопрос. Шансы согласовать эти две задачи внешней политики есть.

Опрашивала Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter