Все декларировали борьбу с коррупцией как первостепенную задачу

Борьба с коррупцией: уроки Румынии для Украины

С коррупцией в Украине борьба идет не один год. По крайней мере, на словах. Сегодня у страны, наконец, появился шанс на реальные изменения. Но сумеют ли нынешние власть имущие им воспользоваться?

Каждый новый украинский президент, премьер или состав парламента одним из важнейших вопросов, требующих безотлагательного решения, декларировал борьбу с коррупцией. На деле же, борьба с этим явлением годами сводилась лишь к дискуссиям.

К примеру, нынешний созыв Верховной Рады, лишь открыв сессию 3 февраля, провалил голосование в первом чтении за законопроект «О внесении изменений в некоторые законодательные акты Украины по обеспечению деятельности Национального антикоррупционного бюро и Национального агентства по вопросам предотвращения коррупции» (№ 1660-д)». Мало того, что документ поддержало лишь 203 народных депутата (при необходимых 226), некоторые его нормы окончательно перессорили членов коалиции – демарш устроила фракция «Народный фронт». «Фронтовики», в частности, возмутились, что документом, по их мнению, предусматривается слишком серьезное влияние на Бюро и Агентство со стороны президента.

Впрочем, после объявления перерыва и консультаций, на которых, вероятно, был поднят вопрос о состоятельности и существовании такой коалиции в принципе, «Народный фронт» все же пошел на уступки при условии, что все спорные моменты законопроекта будут доработаны до второго чтения. В результате, вторая попытка голосования дала 283 голоса «за».

Как бы там ни было, на сегодняшний день ни один коррупционер в масштабах страны не понес наказания, а соответствующие уголовные дела, если таковые появлялись, не доходили даже до судов. Впрочем, даже если бы доходили, украинская Фемида и сама настолько погрязла во взятках, что судить честно и непредвзято, пожалуй, некому. Но выход из этой, казалось бы, патовой ситуации, есть. В коалиционном соглашении и в президентской программе прописаны все необходимые стране реформы, которые, не без разногласий, Верховная Рада все же способна принимать. Осталось только начать внедрять их в жизнь. Как? Примером может послужить, хотя бы, опыт Румынии.

От слов к делу

REUTERS

В свое время, взяв курс на вступление в ЕС, власти Румынии тоже очень долго «боролись» с коррупцией и проводили реформы на бумаге. И даже получив членство в 2007 году, продолжили заниматься реформаторской демагогией, видимо, в надежде, что европейцы это «проглотят». Не сложилось. Во-первых, Евросоюз, к которому Румыния не раз обращалась за помощью для проведения антикоррупционной реформы, не был готов финансировать популизм. Во-вторых, Еврокомиссия начала проверки на предмет успешности проведения реформ в судебной системе Румынии и эффективности задекларированных шагов по борьбе с коррупцией.

В результате, признав недостаточной эффективность внутренней работы Румынии над этой проблемой, в 2011 году в Еврокомиссии разработали для этой страны антикоррупционную стратегию. В 2013-м это начало приносить плоды. Во всяком случае, в ЕК отметили, что работа Национального антикоррупционного управления (DNA) и Национального агентства по вопросам добродетели (неподкупности) (ANI) приводит к тому, что соответствующие уголовные дела вдвое чаще стали отдаваться в суды. В то же время, европейцы потребовали внесения изменений в румынское законодательство с тем, чтобы министры, попавшие под следствие по коррупционным делам, подавали в отставку, а подследственные парламентарии лишались неприкосновенности.

Румыны учли эти замечания. В 2013 году антикоррупционные органы передали в суды около тысячи дел, в том числе, на шестерых министров, трех десятков мэров, двух десятков представителей правовой системы, десятки бывших полицейских и работников таможни. В прошлом, 2014 году, антикоррупционный комитет рассмотрел еще 200 дел, в которых были замешаны, в том числе, восемь послов и десять министров. По уголовным делам было вынесено около тысячи обвинительных приговоров и конфисковано имущества на 150 млн евро.

Стоит отметить, что очищать страну от коррупционеров активно взялись граждане. По словам главы Национального антикоррупционного управления Лауры Кодруцы Ковеси, доверие общества к этому учреждению за пару лет выросло на 60%. А 83% возбужденных уголовных дел основываются на сообщениях граждан и общественных организаций. «В 2014 году лишь 17% зарегистрированных дел основывались на информации из прессы, расследованиях журналистов», - рассказала она в конце прошлого года.

Экс-премьер на скамье подсудимых

Экс-премьер Андриан Настасе попал под каток реформы / enational.ro

Примечательно, что Национальное антикоррупционное управление (в Украине это должно быть Национальное антикоррупционное бюро, которое еще не создано, но вокруг которого сегодня ведутся нешуточные политические баталии) не стесняется вторгаться в уютную жизнь политического истеблишмента и возбуждать уголовные дела против высокопоставленных политиков.

К примеру, «под каток» антикоррупционной реформы попал экс-премьер Румынии Андриан Настасе, который ранее и пригласил в страну европейских консультантов из Еврокомиссии. Так, в январе 2012 года он был приговорен Верховным судом к двум годам лишения свободы по обвинению в коррупции за незаконное получение средств на избирательную кампанию 2004 года. Впрочем, совершив попытку самоубийства, он долгое время находился в больнице. После этого, отбыв в тюрьме 9 месяцев своего заключения, был освобожден. Но не встал не путь исправления. В 2014 году тот же Верховный суд приговорил экс-премьера к четырем годам заключения за взяточничество.

Также в прошлом году была арестована руководитель Национального управления по борьбе с экономическими преступлениями и терроризмом Алина Бика. Ее обвиняют в злоупотреблении служебным положением (когда она занимала должность секретаря Министерства юстиции, а также когда работала в комиссии, отвечающей за возврат законным владельцам недвижимости, отобранной в коммунистические времена) и растрате государственных средств. В частности, Бика выдала разрешение на предоставление компенсации за землю одному из бизнесменов, но компенсация превышала оценочную стоимость участка, что причинило государству ущерб в размере 62 млн евро.

Собственно, такие громкие дела, реальные сроки для бывших чиновников и министров, еще больше повышают доверие общества к Национальному антикоррупционному управлению. Причем румыны не склонны считать действия управления сведением счетов одних властьимущих с другими. Во всяком случае, об этом могут свидетельствовать результаты недавних президентских выборов (в ноябре 2014 года), на которых тема борьбы с коррупцией сыграла ключевую роль. Так, победу в этой гонке одержал Клаус Йоханнис, который и до выдвижения кандидатом президенты отметился ярым антикоррупционером. Местные политологи считают, что его главный оппонент – премьер страны Виктор Понта – проиграл потому, что обозначил в своей программе возможность амнистии для политиков, уже обвиненных в коррупции.

Бороться с коррупцией в высоких кабинетах должны храбрые люди

Румынские судьи сначала боялись выносить приговоры за коррупцию / flickr.com/raeallen/

«Успех Румынии заключается в создании специализированных учреждений по борьбе с коррупцией - Национальное антикоррупционное управление (DNA) и Национальное агентство по вопросам добродетели (ANI) - и внешней поддержке, которую обеспечил ЕС, - рассказал УНИАН директор Европейского политического центра Румынии Кристиан Гиней. – Действительно, это был союз между реформистскими группами судей, рядом неправительственных организаций и некоторых СМИ, которые стремились к борьбе с коррупцией. Эти группы нашли постоянную поддержку в Европейской комиссии, чтобы те оказывали давление на политиков».

Собственно, секрет эффективности Национального антикоррупционного управления и Национального агентства по вопросам добродетели заключается в четком распределении обязанностей. «Например, DNA в Румынии имеет свою собственную полицию, так что руководитель этого управления не зависит от других департаментов при работе по делу. И лично несет полную ответственность, если департамент не выполняет своих обязанностей», - пояснил эксперт.

При этом, по его словам, невероятно важна личность самого руководителя – главного прокурора. До того, как антикоррупционное управление заработало «как надо», пришлось перепробовать в этой должности несколько кандидатур. Так, политолог отмечает, что первый главный прокурор Национального антикоррупционного управления «был трусом и человеком неэффективным для этой должности», поэтому, проработав несколько лет, румынское правительство, с согласия Европейской комиссии, сменило его на этой должности. «Тогдашний министр юстиции Моника Маковей организовала публичный конкурс на замещение должности главы управления и нашла того, кто не просто решился расследовать деятельность местных политиков, но и сумел довести дела до суда и тюрьмы (прокурора, ставшего вторым руководителем Национального антикоррупционного управления, звали Даниэль Морарь – УНИАН)», - рассказал политолог.

По его мнению, эта должность, «помимо хорошо организованных институциональных структур для борьбы с коррупцией, требует храбрых людей».

В результате работы Мораря, уже через несколько лет около тысячи высших должностных лиц оказались на скамье подсудимых и в тюрьме. В том числе, депутаты, министры, некоторые коррумпированные судьи и мэры крупных городов.

Особенно стоит отметить в румынской истории роль судей. «Сначала они опасались и выносили мягкие приговоры, признавали преступников виновными, но не отправляли их в тюрьму, а, в качестве наказания, только предлагали отстранение от выполнения служебных обязанностей, - рассказал Кристиан Гиней.

Но на сторону антикоррупционного управления встали общественные организации и пресса, судей стали критиковать как в местных СМИ и отчетах неправительственных организаций, так и в отчетах Европейской комиссии. «Потребовалось некоторое время, пока представители правосудия не привыкли к мысли, что они независимы и у них есть достаточно власти, чтобы отправить в тюрьму очень влиятельных и богатых людей», - отметил политолог.

Три урока для Украины

Антикоррупционное бюро должно быть защищено от парламента / Фото УНИАН

В этой связи, чтобы в Украине полноценно заработало Антикоррупционное бюро и суды, а высокопоставленные коррупционеры не просто оказались на скамье подсудимых, но и получили реальные сроки заключения, из румынского опыта можно вынести три ключевых урока.

Первый состоит в том, что неправительственные организации должны следить за деятельностью антикоррупционных институтов и требовать настоящей продуктивности, то есть, реальных уголовных дел против высокопоставленных коррупционеров. Румынские эксперты отмечают, что очень часто мы боимся антикоррупционных институтов, так как они могут быть использованы в качестве политических инструментов давления на оппонентов. Но, чтобы устранить эту потенциальную опасность, следует заранее принимать меры, чтобы сделать такое давление неэффективным.

«В конкретном случае с Украиной, если начальник учреждения по борьбе с коррупцией может быть легко уволен с должности парламентом, будьте уверены, что учреждение будет неэффективным, - считает Кристиан Гиней. - Вы не можете бороться с политической коррупцией, без расследований коррупционной деятельности депутатов, что, в свою очередь, повлечет за собой «реакцию» их коллег, которые будут их защищать».

То есть, опыт Румынии и других стран демонстрирует, что антикоррупционные институты должны быть защищены от политиков и, особенно, от парламента. Грубо говоря, важно, чтобы руководители антикоррупционных институтов назначались кем-то, кто может понести за назначение персональную, а не коллективную ответственность. «Это может быть президент, министр юстиции или премьер-министр, но не парламент. Кто-то должен нести политическую ответственность за низкую продуктивность или недостаточную эффективность таких учреждений», - отметил политолог.

Второй урок из Румынии для Украины таков: необходимо сосредоточиться на продуктивности антикоррупционных учреждений. Сам факт того, что они существуют, совершенно бесполезен. «Я видел много институтов по борьбе с коррупцией в нашем регионе - в Молдове, в Македонии. Но они просто не выполняют своих обязанностей. Они были созданы, чтобы показать ЕС, что в борьбе с коррупцией якобы что-то делается. Поэтому важно не бояться просить ликвидации таких учреждений или немедленной замены главных прокуроров, если они не выполняют своих обязанностей качественно», - считает эксперт.

Третий урок для Украины в том, что обществу следует быть готовым к громким скандалам. «Они будут. Как были и у нас в Румынии, - утверждает Гиней. - В Украине тоже есть очень влиятельные люди, которые контролируют средства массовой информации, которые контролируют политиков. Когда они будут чувствовать угрозу в свой адрес, они будут атаковать и противостоять антикоррупционным институтам, компрометировать их деятельность». В этой связи именно украинцы должны ясно осознавать, что подобных атак не избежать, а также, что им необходимо противостоять.

Собственно, сделать это, по мнению преподавателя Школы публичной политики университета Джорджа Мейсона (США) Ричарда Козларича, можно благодаря независимым СМИ и профессиональным журналистам-расследователям, «которые могли бы написать честные и сбалансированные статьи, разоблачающие коррупционеров».

В целом же, борьба с коррупцией, по его словам, должна быть лишь одним из пунктов в проведении комплексных реформ. «Важно, чтобы демократически избранным правительством, представляющим интересы всех людей, кроме борьбы с коррупцией были осуществлены глубокие политические и экономические реформы», - считает эксперт.

Козларич уверен, что «такой посткоммунистической стране как Украина  нужно вначале устранить влияние организованной преступности на экономическую и политическую жизнь страны». Только тогда, когда судебная власть будет независимой, когда судьи и прокуроры смогут привлекать к ответственности должностных лиц без вмешательства политических интересов; когда решения относительно деятельности предприятий будут приниматься на коммерческом основании и не требовать вмешательства политических лидеров, когда заработает рыночная экономика, - можно будет сказать, что Украина делает успешные шаги в борьбе с коррупцией.

К сожалению, пока подвижек не видно. А времени на проведение успешных реформ – все меньше.

Константин Гончаров, Татьяна Урбанская

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter