Пятница,
18 августа 2017
Наши сообщества

«Уроки турецкого» для Украины

Ситуация в Турции как нельзя лучше демонстрирует украинской власти, что поддержка народа на выборах (парламентскую гонку 2012 года формально выиграла Партия регионов) еще ничего не означает. И оппозиции – что любой социальный протест может за несколько дней перерасти в неконтролируемый бунт.

Развитие нынешней турецкой «революции», условно, можно разделить на три фазы. Первая — социальная: протест против вырубки парка и постройки в нем нового торгового центра.

Вторая — общественно-гражданская: в результате чрезмерного рвения полиции по разгону митинга, участников акции протеста стало больше, а столкновения с правоохранительными органами — жестче.

Третья — политическая: протестная риторика перешла от критики власти по поводу вырубки парка, к общей критике правительства и действующего премьера Тайипа Эрдогана. Через несколько дней митингующие уже требовали его отставки.

Военные поддержали демонстрантов / Фото: twitter.com/#direngezipark
Военные поддержали демонстрантов / Фото: twitter.com/#direngezipark

Эволюция турецкого протеста: от социалки к политике

Предыстория турецких событий такова: еще в ходе парламентской избирательной кампании 2011-го года, политическая сила действующего премьера Реджепа Тайипа Эрдогана – партия Справедливости и развития (ПСР) – анонсировала проект по развитию и модернизации Стамбула. Собственно, в рамках этого проекта предусматривалась реконструкция стамбульской площади Таксим и Гези парка. В результате парламентской гонки ПСР набрала 49,9% голосов избирателей. Таким образом, народ Турции поддержал не только партию, но и ее избирательную программу.

Тем не менее, 28 мая 2013 года в Стамбуле несколько десятков «зеленых» активистов выступили с протестом против строительства торгового центра на месте Гези парка, разбили несколько палаток и установили круглосуточное дежурство. Утром 30 мая турецкая полиция снесла палатки и стала вытеснять сопротивляющихся протестующих с площади: в дело пошли даже водометы и газ. Это привлекло внимание общественности и депутатов от оппозиции, а участников акции протеста стало гораздо больше.

31 мая стычки митингующих и полицейских ужесточились настолько, что акция перестала быть мирной. Более того, она перестала быть просто акцией протеста и превратилась в настоящий бунт, перекинувшись с площади Таксим в полсотни турецких городов.

/ Фото: twitter.com/#direngezipark
Митингующие и не думали расходиться / Фото: twitter.com/#direngezipark

Днем в субботу, 1 июня, премьер страны Тайип Эрдоган выступил с резким заявлением в отношении сложившейся ситуации. Во-первых, глава правительства призвал участников акции прекратить свои мероприятия. Во-вторых, пообещал, что работы по реконструкции парка будут продолжаться. И, в-третьих, заявил, что, если митинги будут продолжены, правящая партия выведет на улицы миллионы своих сторонников.

Впрочем, к вечеру того же дня премьер-министр сменил свою позицию и признал, что в действиях сил безопасности страны были ошибки. «Особенно в отношении использования слезоточивого газа», - подчеркнул он.

По словам Эрдогана, когда протесты перешагнули разумную грань, власть тоже перешла черту.

После этого выступления полиции был отдан приказ покинуть площадь Таксим в Стамбуле. Но митингующие и не думали расходиться. Наоборот, участники протестного движения восприняли отступление полиции как свою победу. Собственно, это и спровоцировало новые столкновения 2 и 3 июня.

К слову, нельзя сказать, что полиция не применяла против демонстрантов газ и водяные пушки ранее. К примеру, 1 мая на этой же площади митингующих разогнали таким же способом. Просто к концу месяца (не без вмешательства оппозиционных партий) терпение у турков лопнуло.

Участники акции протеста «вспомнили» действующей власти принятие закона, ограничивающего продажу и употребление алкогольных напитков, запрет на публичные поцелуи как «неподобающее поведение пар», усиливающееся влияние государства на деятельность СМИ, и, в целом, попытки постепенной исламизации страны. В результате, премьер-министра Эрдогана обвинили в авторитаризме и «попросили» в отставку.

Турция сегодня — это Украина вчера

Эксперты-международники сходятся во мнении, что ситуация в Турции сегодня чем-то похожа на ситуацию в Украине, но образца 2004 года. Во-первых, тем, что отстаивать свои права, в основном, вышел так называемый средний класс. По словам экс-замминистра иностранных дел, заместителя генерального директора Центра им. Разумкова Валерия Чалого, такого рода политические протесты могут происходить только при динамике экономического роста и улучшения социальной ситуации, по крайней мере, в больших городах. «Нынешняя ситуация в Турции похожа на ситуацию в Украине в 2004 году, когда свои права вышли защищать представители среднего класса», - пояснил он УНИАН.

Во-вторых, параллели можно провести относительно причин протеста. Украинцы в 2004-м отстаивали свое право на выбор и не желали, чтобы у них украли голоса. Турки в 2013-м вышли на протест против сужения своих прав и возможностей, которые ранее получили при нынешнем правящем режиме. «В условиях динамического роста и развития плюрализма как в экономике, так и в политике, любая попытка вернуть ситуацию обратно, под более жесткий контроль, заканчивается противодействием», - отметил Валерий Чалый.

То есть, турецкая власть долго делала все, чтобы создать новый средний класс, который мог бы стать основой режима, в пику военным. Когда же противники были повергнуты, власть попробовала ограничить свободы среднего класса, которые были предоставлены ему ранее. Но народ возмутился и пошел против Эрдогана.

В-третьих, украинский Майдан и турецкая площадь Таксим — близнецы-братья в плане масштабности акций протеста. Киев в 2004-м скандировал: «Схід і Захід — разом». В свою очередь, Стамбул объединил студентов, чиновников, профсоюзных активистов, националистов, курдов и даже футбольных фанатов противоборствующих клубов — представителей восточной и западной Турции, которые, традиционно, разные.

Отличия социального протеста в Турции и Украине

Впрочем, существует и ряд кардинальных отличий. Первое – нынешние протесты в Турции носили общенациональный политический характер. А все более-менее значимые протесты в Украине-2013 являются социальными. К примеру, по информации члена правления Украинского Хельсинского союза, правозащитника Владимира Чемериса, только за первых три месяца 2013 года в Украине прошло в 2,5 раза больше протестов наемных работников, чем за тот же период прошлого года.

Кроме того, украинцы выходят на улицы, выступая против оптимизации медицины и образования (11% всех акций), против проблем в транспортном секторе (12%) и на шахтах (10%).

По словам Валерия Чалого, на сегодняшний день готовность выходить хотя бы на локальные акции социального характера все больше проявляет Восток Украины.

Впрочем, по мнению председателя исполкома Гражданского Конституционного Конгресса Юрия Збитнева, ожидать в Украине подобные турецким акции протеста можно в конце 2013 — начале 2014 года.

Собственно, в социологических исследованиях готовность выйти на демонстрации украинцы, в большей степени, обуславливают нарушением своих экономических прав. А в некоторых регионах страны такие акции даже более массовые, чем митинги оппозиции. То есть, заставить Украину «встать» может отнюдь не политика.

Вторым кардинальным отличием Турции от Украины стало влияние социальных сетей на мобилизацию протестного движения. В нашей стране, на сегодняшний день, призыв общественных активистов или оппозиции через социальные медиа не способен вывести на улицы сотни тысяч людей. В то же время, премьер Турции признал, что активное использование демонстрантами сервиса микроблогов Twitter и других социальных сетей, стало одним из факторов, спровоцировавшим акции протеста. «Социальные сети — самая страшная угроза обществу», - цитирует Эрдогана британская газета The Guardian.

Третьим отличием можно назвать реакцию мирового сообщества на события в Турции. Пока Анкару «пожурили» лишь за чрезмерно жестокое обращение полиции с митингующими (но турецкая полиция, как уже было сказано выше, и раньше не отличалась демократичным поведением).

Впрочем, с одной стороны, демонстрации солидарности с турецкими «революционерами» прошли во многих городах Европы. С другой — официальный Брюссель пока не высказал своей позиции по ряду причин. Во-первых, Европа не заинтересована в дестабилизации Турции, поскольку это приведет к дестабилизации Балкан. «А, значит, и всего ЕС, которому и так не сладко», - рассказал УНИАН президент Центра системного анализа и прогнозирования, политолог Ростислав Ищенко.

«Второй причиной является тот факт, что Европа заинтересована в «умеренном» исламисте Эрдогане, чья внешнеполитическая активность направлена на реставрацию османского имперского влияния на Ближнем Востоке и в Северной Африке, и который выступает конкурентом (даже открытым противником) и светского режима Асада в Сирии, и режима мулл в Иране, не являющихся друзьями ЕС», - пояснил эксперт.

По его мнению, кемалистские «демократы» Европе приятны гораздо меньше, «поскольку они опять начнут проситься в ЕС, а внутреннюю стабильность могут удерживать, только опираясь на армию».

В-третьих, Европа пока не знает, чем закончатся протесты. «Либо Эрдоган подавит беспорядки в течение ближайшей недели-двух, либо начнет терять контроль над страной и тогда может действительно вмешаться армия и отправить его в отставку», - считает политолог.

По словам Ищенко, пока еще существует шанс, что Эрдоган удержится. «Именно поэтому Европа старается не делать резких заявлений, вообще поменьше обращать внимания на Турцию и побольше на наводнение в Чехии-Германии-Австрии. Европа «про себя» желает успеха Эрдогану. Но, если она почувствует, что Эрдоган слабеет и проигрывает, немедленно прозвучат жесткие заявления. Ничего личного – просто деловой интерес», - подчеркнул Ищенко.

Грубо говоря, на сегодняшний день, свои проблемы Турция должна решать сама. Тем не менее, по словам эксперта по вопросам европейской интеграции, международного и европейского права Вадима Трюхана, она важна для ЕС и США, так как является главным коммуникатором с Ближним Востоком и Азией. «А разноплановость реакции со стороны разных стран Евросоюза говорит, во-первых, о неожиданности происходящих в Турции событий, во-вторых, от непонимания выхода из ситуации», - отметил он.

Кроме того, после «арабской весны» в Европе и США уже понимают: смена правящего режима не гарантирует установления в стране демократии.

Выводы для Украины

Впрочем, из событий в Турции выводы будет делать не только Европа, страны Ближнего Востока и сама Анкара. На происшедшее следует обратить внимание как украинской власти, так и украинской оппозиции. А также вынести из ситуации в Турции ряд уроков для Украины.

Первый из них состоит в том, что подобные народные «выступления» могут носить непрогнозируемый характер и «вспыхнуть» из ничего. «Причины могут накапливаться месяцами и годами, но потом даже силовые действия не снимают проблемы», - рассказал Валерий Чалый. 

Грубо говоря, украинцам можно не повторять: «Вставай, Украина». Для «взрыва» достаточно будет, если очередной олигарх захочет урвать киевской землицы для строительства какого-нибудь офисного или торгового центра.

По мнению Вадима Трюхана, так и власти Турции сами создали предпосылки к акциям протеста. «Даже политическая сила, поддерживаемая большинством населения, через принятие неприемлемых для народа решений, вызывает отторжение. Это урок для многих стран мира, в том числе, для Украины, как следует учитывать интересы своего населения в том или ином вопросе», - подчеркнул он.

Впрочем, по мнению эксперта, сегодня украинцы не готовы выходить на улицы десятками и сотнями тысяч. Причин тому несколько. Первая — низкая активность в летний период. Вторая — украинцы не видят лидера, которому бы доверяли и который мог бы повести их на баррикады. Третья — действующей власти в Украине пока более-менее удается поддерживать экономическую стабильность.

Второй «урок турецкого» для Украины состоит в том, что нельзя сбрасывать со счетов социальные сети. «Роль новых социальных сетей проявляется все ярче. И фактор контроля медиа со стороны власти уже не играет никакой сдерживающей роли. По крайней мере, в крупных городах», - считает Валерий Чалый.

Еще один урок — иллюзия успеха у тех, кто находится у власти. Это может привести к недооценке критики (даже конструктивной) и отторжению мнения меньшинства. «Сегодня для Турции важно находить решения с учетом мнения меньшинства. И, если власть не услышит голоса, усиленные стуком кастрюль, то ситуация может быть иной», - отметил  замгендиректора Центра им. Разумкова.

И, напоследок, снова о Турции. Протесты, всколыхнувшие страну, совсем не на руку самим туркам. Ведь в июне Анкара собиралась вернуться к диалогу с еврочиновниками о вступлении в ЕС…

Татьяна Урбанская

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение