Фото Руслана Верина

Велопутешественник Руслан Верин: Признаться, боюсь Европы, с ее велодорожками от отеля к отелю. Лучше дикая Австралия - с кенгуру, пустынями и скорпионами

Одессит Руслан Верин рассказал УНИАН, как путешествует по Южной Америке, взобрался вместе с велосипедом на вулкан Утурунку, проехал «дорогой смерти» и сильно обжог лицо, пересекая огромный солончак.

Фото Руслана Верина

Руслан Верин известен своими путешествиями на велосипеде, во время которых уже пересек Африку, Азию, Северную и Центральную Америку – в общей сложности, 54600 километров. Сейчас, стартовав еще осенью прошлого года, 34-летний украинец покоряет Южную Америку, где поднялся на вулкан Утурунку – более 6 тыс метров над уровнем моря. Вероятно, наш соотечественник стал первым человеком в мире, взобравшимся на эту самую высокую гору юго-запада Боливии с груженым велосипедом. УНИАН расспросил одессита об уникальном восхождении и других особенностях непростой поездки.     

Как начиналось и насколько легко проходит ваше пятое трансконтинентальное путешествие?

В октябре вылетел из Украины, прибыл в Лиму (столица Перу, – УНИАН), потом автобусом вернулся немного на север – туда, где завершил предыдущее путешествие. И уже в начале ноября начал движение вниз, на юг. Проехал Перу, Боливию и вот сейчас в Чили...

Невозможно сравнить, какое путешествие было сложнее или легче. В каждом присутствуют свои тяжелые моменты, но проходит интересно и весело. Например, в Перу достало то, что меня взрослые и дети постоянно обзывали «гринго» - это все равно, что мы кого-то назовем «узкоглазым» или «негром».  Очень напрягали выкрики: «Гринго!» - просто при виде «белого» человека, чтобы показать, насколько они тебя превосходят. От такого хамства немного устал, но «воевал» с ними, требуя уважения...

В этом путешествии присутствует значительный высокогорный этап - много перемещаюсь вверх. Вот, умудрился в Перу заехать в Ла Ринконада – самый высокогорный город в мире - 5100 метров над уровнем моря. Поставил «галочку» и захотелось выше - полез на вулкан…  

Никому не говорил, что буду подниматься и рассчитывал пройти высоту быстрее / Фото Руслана Верина

То есть, подъем на Утурунку изначально не планировали?

Нет. Все произошло спонтанно. Никому не говорил, что буду подниматься и рассчитывал пройти высоту быстрее.

Сколько времени заняло восхождение?

Три дня. Чем выше поднимался, тем круче подъем, местами – почти вертикальный. Плюс - песок, камни, которые затрудняли и без того непростой путь. В первый день проехал (протолкал велосипед) 23 километра, за каждый набирал 150-200 метров высоты. Во второй - прошел в разы меньше - очень тяжелые 7 километров. К тому же, немного заблудился: свернул не на ту тропу и, толкая велосипед, прошел большой лишний кусок.  Если бы не эти ненужные 3 километра, к концу дня был бы уже на вершине. Но вечером оказался в кратере. Стремительно садилось солнце, поднялся ураганный ветер, и я понял, что разумнее заночевать прямо там. Уже на третий день буквально за 40 минут сделал последний подъем. Провел немного времени на вершине и пошел вниз.  

Спуск оказался не менее трудным. Казалось, велосипед с сумками вот-вот сорвется вниз, камни из-под ног летели кувырком. Потом наловчился. Главное было спуститься до «точки» 5700 метров, где начиналась тропа, по которой идти все-таки легче.

По пути на вулкан закончились запасы воды, поэтому пытался ускориться, чтобы быстрее дойти до вершины - к снегу, который можно растопить / Фото Руслана Верина

Встретили кого-то по дороге?

Раньше читал об этом вулкане, в частности, что на него туристов возят машинами – совсем рядом есть дорога, которая  поднимается на 5700 метров. Однако из-за обвалов можно заехать только на 5600. Знал, что велосипед возьму «под мышку», обойду завалы по грунтовым тропинкам и поднимусь наверх. В общем, был уверен, что увижу людей, но не было ни души! Помимо прочего, закончились запасы воды, поэтому пытался ускориться, чтобы быстрее дойти до вершины - к снегу, который можно растопить...

Позднее, уже спустившись вниз по тропе, на покрытой толстым слоем пыли дороге увидел след своего же велосипеда. Он был самым свежим. Больше никаких следов. Тогда осознал: три дня провел на вулкане совсем один. Осознал всю степень риска – полез вверх, без телефонной связи и специального снаряжения. Конечно, сейчас понимаю – так делать не стоит, но был такой азарт, кайф от одной мысли, что осуществил почти невозможное…

И не было страшно?

Конечно же, было. На высоте – жуткий ветер и сильный мороз. Возможно, именно страх уберег меня от беды. Испугавшись, к концу второго дня не рискнул идти на самую вершину, хотя мысль о ночевке в самой высокой «точке» Утурунку, признаться, была... Думаю, там палатку вместе со мной сдуло бы в пропасть… И я остался в кратере, где камни хоть частично закрывают от ветра.

Боялся, что замерзну. Поэтому надел на себя кучу вещей и меньше был под отрытым небом – как только стемнело, влез в палатку, чтобы согреться. Хотя очень хотелось посидеть в темноте и просто смотреть по сторонам. Другими словами, паники не было, а страх вынуждал сконцентрироваться, действовать осторожно, внимательно.

Сколько весил велосипед с багажом?

Когда начинал восхождение, где-то 60 килограммов. По дороге съел запасы еды, выпил воду, и вес снизился примерно до пятидесяти. Но есть нюанс – тащил с собой даже мусор, хотя видел, что вокруг - никого…  Хотелось оставить «багаж» на тропе и забрать на обратном пути. Но ведь «соль» именно в том, что это – туристический велосипед с полным обвесом вещей, а я хотел показать, что, не ставя рекордов, подняться можно именно так!

Путешествие – возможность отдохнуть, вложив в него элементы туризма / Фото Руслана Верина

Вы сказали, что изначально на вулкан подниматься не собирались. Но, в общем, планируете свой маршрут? 

Безусловно, планирую, но не дотошно, каждый день ночевки не прописываю. Я так не умею, не хватает терпения и, наверное, еще много чего... Планирую просто общий вектор направления, какие-то ключевые остановки, где можно увидеть достопримечательности.  Все-таки отличаюсь от бродяг и скитальцев (улыбается). Первый просто бродит, второй – скитается, возможно, в поиске работы или нового дома. Путешественник – человек, который едет домой, а я точно знаю, что вернусь в Украину. Наверное, поэтому не перенимаю местные культуры, не пропитываюсь ими. Надевать местные одежки, делать здешние татуировки и пирсинги – не по мне.

Путешествие – возможность отдохнуть, вложив в него элементы туризма. Есть две «точки» - старт, финиш и между ними я волен выбирать маршрут. И, признаю, что в этом моменте присутствует элемент бродяжничества. Например, когда направлялся из Перу, приехал к озеру Титикака, на берегу которого город Пуно. До границы с Боливией «по прямой» оставалось всего два дня пути, километров двести. Это самый простой маршрут, по которому ездят все. Но меня укусила какая-то «муха», и я отправился вокруг - через Амазонию (Самый крупный тропический лесной массив в мире, занимает территорию нескольких стран Южной Америки, - УНИАН). Крюк получился более тысячи километров. 

У велотуристов очень развита взаимовыручка. При встрече обмениваемся контактными данными / Фото Руслана Верина

Мне было в пути очень трудно, но получил от него невероятное наслаждение. Даже от одной мысли о том, что волен просто в какой-то момент плюнуть на все и поехать другой дорогой.

Ехать, страдать, мучиться, ненавидеть комаров, жару и мечтать вернуться на ту самую дорогу, по которой ездят все… Меня мало, кто понимает. Вот, в Перу познакомился с 50-летними велопутешественниками - супругами-французами. Они, естественно, передвигаются медленнее, и я их обогнал. Пока делал «петлю» по Амазонии, они поехали по короткому пути. Потом французы очень удивились, узнав, что я оказался позади. «Зачем ты поехал через джунгли?! Делать «петлю» так глупо!», - сказали они. «Зато там так красиво…», - ответил я.

Вы поддерживали с ними связь?

У велотуристов очень развита взаимовыручка. При встрече обмениваемся контактными данными и потом помогаем друг другу, например, делимся адресами, где можно остановиться на ночлег.

Что вам больше всего запомнилось во время путешествия?

Древние цивилизации Перу, инки… Боливия наполнила все мои воспоминания. Джунгли необыкновенной красоты. Я в восторге! Бегал за броненосцем, который переходил дорогу. Хотел его поймать, но испугался: он побежал так стремительно, словно гепард, и угрожающе шипел (смеется). Всякие змеюки попадались, пауки, бабочки гигантских размеров…  

Гораздо больше впечатлен самым большим солончаком в мире - Салар-де-Уюни / Фото Руслана Верина

Такой кайф - сотни километров через джунгли: красная дорога, зеленая растительность, синее небо и больше - ничего. Я так ехал несколько недель. Примерно раз в 50 километров попадаются маленькие деревушки, и не в каждой есть магазин…

Очень сильно прочувствовал атмосферу, когда поднялся в горы, понравилась столица Боливии - город Ла-Пас - самый высоко расположенный административный центр в мире.

Я проехал «дорогой смерти» – опаснейшей дорогой в мире (самая высокая точка дороги - 3,6 км, низкая - 330 м. Покрытие очень плохое, с одной стороны дороги – стена, с другой – обрыв. Каждый год десятки автомобилей падают вниз, погибают люди, – УНИАН). Однако мне она показалась не такой уж и страшной. Гораздо больше впечатлен самым большим солончаком в мире - Салар-де-Уюни - высохшее доисторическое озеро площадью около 11 ты. квадратных километров. Это пустыня из ярко-белой соли, со скалами и островами. Где есть вода, отражающая как зеркало… К слову, именно этот момент я не учел, и на солончаках сильно обжог лицо - солнце отражалось от воды и жарило снизу. Панамка меня не спасла, и кожа сильно обгорела. Пока был в азарте, не сильно ощущал боль, так как думал о других вещах – отсутствии питьевой воды и сильном встречном ветре, начинавшем дуть каждый день после обеда, значительно затруднявшем передвижение…

Пока был в азарте, не сильно ощущал боль, так как думал о других вещах – отсутствии питьевой воды и сильном встречном ветре / Фото Руслана Верина

Восхищен пустыней Сальвадора Дали (на высоте 4750 над уровнем моря, площадью 110 кв км) с ее сюрреалистическими пейзажами – разноцветными горами, торчащими из песка скальными образованиями…

Как вас воспринимали люди в упомянутых небольших деревушках?

Когда заехал в джунгли, меня перестали называть «гринго», и я сразу полюбил их жителей (смеется). Мне понравились эти бесхитростные люди. Они видят туристов раз в несколько лет, а если еще заговорить на испанском, просто счастливы и болтать с тобой могут очень долго…

Вы владеете испанским языком?

Владею – громко сказано. Могу кое-что сказать. Вынужден был учить в дороге, так как с английским здесь - огромная проблема.

К вашему велосипеду прикреплен флаг Украины. Всегда берете его с собой?

Обязательно! Мой флаг – целая история, которая наглядно демонстрирует, что патриотизм многонационален и разноязычен. В 2015 году, когда отправлялся в Африку (тогда еще без флага), нужно было проехать через Болградский район Одесской области. Познакомился там совершенно случайно с местным жителем – болгарином, который владеет украинским и болгарским языками, а общается, в основном, на русском. Он приютил меня на двое суток, потом дал в дорогу сало, брынзу и вино. В последний момент радушный хозяин спросил, мол, куда собрался без государственного флага… И прикрепил его к моему велосипеду. Этот небольшой флажок привлекает внимание и восхищает многих людей в дальних странах.    

Сине-желтое полотнище подарило мне в Африке несколько удивительных встреч / Фото Руслана Верина

Сине-желтое полотнище подарило мне в Африке несколько удивительных встреч, а в Стамбуле – знакомство с замечательной семейной парой - крымчанкой и турком. Уже в прошлом году супруги помогли, когда я попал в очень сложную ситуацию: в Панаме меня ограбили вооруженные ножами бандиты. Отобрали телефон, сумку, в которой были деньги, банковские карты и самое главное – паспорта. Благодаря украинским дипломатам, находящимся в Мексике, я добрался до Турции, но возникли другие проблемы, и огромную помощь мне оказала эта интернациональная семья…

Как к вашему увлечению относится ваша семья?

Пока не женат. У моих родителей - двое детей: один нормальный, другой – велопушественик. Нормальный – моя замужняя сестра, у которой есть ребенок (смеется). Признаться, раньше к моим затеям они относились плохо, сейчас - значительно проще. Мама и папа не задают лишних вопросов, потому что сразу начинают переживать. Особенно, если узнают, что их сын ел и где спал. Пытаюсь им объяснить: я - не домашний котенок, который приучен к качественному корму и спит на батарее. Происходящее со мной - настоящая жизнь, которая бьет ключом. И, наверное, главный аргумент для их спокойствия – мои святящиеся глаза и фонтан неуемной энергии. То есть, родители понимают: если мне так хорошо, значит я - счастлив, и пребываю в своей стихии.

Случались ли во время путешествия какие-то курьезы?

Они каждый день. Просыпаюсь утром и думаю: «Где я? Куда еду?». Говорят, в моем возрасте уже нужно иметь семью и постоянную работу, а у меня не жизнь, а сплошной курьез.

Что вы с собой обычно берете в путешествие?

Самое главное – самого себя. Еще - велосипед, палатку, атрибуты к ней, спальные мешки, карематы. Из посуды – одна кружка, ложка, тарелка, бензиновая горелка. Одежду и обувь подбираю под регион, в который отправляюсь. Сейчас с собой две пары обуви – сандалии и ботинки, одни шорты, термобелье, пара штанов, три рубашки, по две футболки и кофты, куртка, панамка, шапка, солнцезащитные очки. Были перчатки, но они уже стерлись, и я их выбросил. Есть инструменты для велосипеда, запасные камеры, спицы, дрон для съемки, телефон с фотокамерой, стабилизатор, штатив, насос, аптечка и другие мелочи. В общем, обычный набор велотуриста.  

Осталось всего два континента, не считая Антарктиды, где я не был, - Европа и Австралия, говорит путешественник / Фото Руслана Верина

Какое расстояние проезжаете за один день?

Стараюсь 100 километров. Но в Боливии не получалось – проезжал за день километров двадцать. Точнее, проходил, ведя велосипед. Потому что там - пески, дорог нет, крутые подъемы, встречный ветер.

Сколько еще предстоит преодолеть?

Пока проехал 5200 километров (на момент беседы Руслан был в чилийском городе Калама, – УНИАН). По прямой карта «рисует» еще 5050, но вряд ли отправлюсь короткой дорогой, куда-нибудь обязательно сверну.

Моя цель - Патагония, Магелланов пролив, Огненная земля, Ушуайя - самый южный город на планете Земля.

Когда финиш?

У меня нет обратного билета. Мало ли, вдруг в последний момент что-то подвернется интересное, а я скажу, мол, нет, не могу здесь провести еще неделею. Дескать, у меня обратный билет в Украину. Считаю, что смешно лететь за океан, провести здесь полгода и потом что-то не успеть, не увидеть и жалеть об этом всю жизнь.   

Вот, вернетесь вы в Украину и куда отправитесь потом?

Осталось всего два континента, не считая Антарктиды, где я не был, - Европа и Австралия. Если выбирать, то лучше - Австралия. Признаться, боюсь Европы, с ее велодорожками от отеля к отелю, от магазина к магазину. Это – на потом. Лучше дикая Австралия - с кенгуру, пустынями и скорпионами… 

Лариса Козовая

Подписывайтесь также на Телеграм-канал УНИАН.Туризм.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter