Газпром

Директор энергопрограм центра «НОМОС»: «Газпрома» через год не станет

Главный инструмент политического давления России — компания «Газпром» -  в один прекрасный день может перестать существовать. Причем случится это не в отдаленном будущем, а в течение ближайшего года. В Европе к 2015-му рынок заработает совсем по иному, и «Газпром» отомрет как динозавр. Об этом в интервью УНИАН заявил директор энергетических программ центра «НОМОС» Михаил Гончар.

Газпром

Для «Газпрома» настали тяжелые времена. Российский монстр теряет свои позиции. Он выбыл из TОП-50 крупнейших мировых компаний рейтинга FT Global 500, а его чистая прибыль за первое полугодие сократилась на 35%. Газовому монополисту наступают на пятки сланцевая революция в США, норвежский газ и сжиженное топливо из Катара. Европейское законодательство, исключающее привычную для концерна монополию, вынуждает Москву его реформировать.

Кроме того, европейские регулирующие органы готовят официальную претензию к компании в связи с возможными нарушениями антимонопольного законодательства. Документ будет подготовлен до конца года и не исключено, что будут предусмотрены миллиардные штрафные санкции. К тому же Евросоюз, являющийся основным партнером «Газпрома», активно реализует свою основную цель – диверсификацию поставок, что отражается на компании сплошными убытками. Плюс проблемы на рынках СНГ. Самый крупный клиент региона – Украина – активно снижает закупки газа, и серьезно занялась его реверсом из Европы. Ранее «Газпром» поправлял свое положение, увеличивая цены на внутреннем рынке. Но, боясь социального взрыва ввиду спада российской экономики, президент РФ объявил годовой мораторий на рост тарифов госмонополий. Как результат, «Газпром» сворачивает инвестпрограмму на 2014 год и подсчитывает потери.

Несбыточными, скорее всего, останутся и его надежды поправить баланс «крепкой дружбой» с Азией. Центральный клиент этого региона – Китай – уже в течение 10 лет все никак не ведется на газпромовские расценки. Таким образом, вполне логичны вопросы – какова будет судьба «Газпрома», по какому сценарию Кремль будет ломать негатив для России на мировом рынке и что в связи с этим ожидает Украину? О своем видении ситуации в интервью УНИАН рассказал директор энергетических программ центра «НОМОС» Михаил Гончар.

НОМОС / Фото: НОМОС

- Михаил Михайлович, на сегодня проблемы «Газпрома» на европейском рынке накручивают обороты. Помимо обострения конкурентной среды существуют риски исковых претензий к концерну – ЕС готовит отчет по расследованию его деятельности на европейском рынке. Как, по вашему мнению, будут разворачиваться события?

- Расследование в отношении деятельности «Газпрома» на европейском рынке длится уже 2 года. К концу 2013-го должны быть не только обнародованы его результаты, но и предъявлены штрафные санкции к российскому газовому монополисту. Естественно,  «Газпром», предчувствуя негативные последствия, пытается несколько повлиять на окончательное решение – пошел на попятную, снижет цены для традиционных европейских клиентов. Но это вряд ли его спасет. Может только несколько снизить сумму  «наказания», к примеру, с 10 млрд евро до порядка 2-3 млрд. При этом «Газпром» прекрасно осознает, что санкции неминуемы, благодаря его «прозрачной» работе на европейском рынке в 2010 и 2011 годах.  

- Еще один свежий негатив для «Газпрома» с европейского рынка – «Южный поток» не вошел в список приоритетных проектов ЕС. Еврокомиссар по энергетике Гюнтер Эттингер заявил, что он не соответствует европейским критериям. Что ждет «Южный поток»?

Южный поток / Фото : finanus.ru

- Никогда и никоим образом «Южный поток» не рассматривался Евросоюзом через призму даже возможности предоставления ему приоритетного статуса. У Европейского союза есть свой официальный приоритет – Nabucco. Другое дело, что с ним произошло – он свелся к усеченному варианту Nabucco West, но и в таком виде он продолжает оставаться главным европейским направлением. ЕС исходит из того, что необходима диверсификация источников и путей поставок газа. В этом смысле Nabucco отвечает поставленным задачам, все завязано на каспийском газе. В случае же с «Южным потоком» речь о диверсификации  источников не идет. Российский газ Европа и так получает по нескольким коридорам. Новости о приоритете «Южного потока» сыпались только из России – отголоски газпромовской пропаганды, который прилагал титанические усилия, в том числе финансовые, на презентации проекта в Европе.

- А что на сегодня представляет собой еще один, в обход Украины, газпромовский проект «Северный поток»?

- «Северный поток» был внесен в число приоритетов в рамках энергетического диалога «Европейский союз – Россия». Но это автоматически не означает, что проект – первоочередная задача ЕС. Внесли данный вопрос в повестку диалога немцы в свете их отношений с Кремлем. «Северный поток» остается и будет на перспективу незагруженным. Основная причина – снижение поставок в Европу, ей столько российского газа на сегодня не нужно. ЕС испытывает экономические трудности и всячески сокращает энергопотребление. В необозримом будущем, за горизонтом 2020 годов, если и будет наращивать насыщение экономики газом, то от менее рискованных и дорогих поставщиков.

Северный поток/ Фото : Газпром

Кроме того, «Северный поток» имеет технологические изъяны, так как его введение было ничем иным, как штурмовщиной. Система подачи газа в подводный трубопровод в бухте «Портовой» и установка по подготовке газа к транспортировке не функционируют в нормальном режиме. Россияне не могут вывести «Северный поток» на полную проектную мощность, как работает «Ямал-Европа», так как это чревато аварией. Поэтому РФ использует его в так называемом импульсном режиме. Техническое несовершенство трубопровода и высокий риск сбоев при поставке как раз и являются движущими механизмами идеи строительства третьей и четвертой его веток как резервных. Это то, что российская сторона пытается скрыть, прикрываясь расширением проекта. Но все откровенно прозрачно. К примеру, летом этого года газопровод на три недели останавливался. Очень быстро начали делать «профилактику» на новом трубопроводе. Тем паче, имели место претензии немецких и голландских партнеров по проекту по поводу качества поставляемого газа. То есть, ситуация с «Северным потоком» весьма неоднозначная.

- «Газпром» не раз заявлял, что потери от проблем на европейском рынке сможет компенсировать «дружбой» с Азией, в первую очередь, с Китаем. Насколько реальны его надежды?

- Ничего у России с Китаем не получится. Попытки договориться по газу с КНР длятся уже 10 лет. Основная причина проволочки – цена. Каждый раз встречаются, что-то подписывают, россияне победоносно вопят, что все вопросы решены, но остаются на «мертвой точке». Китай стоит на жесткой позиции, и с каждым годом она будет еще более жесткой, а не компромиссной, поскольку Пекин подписал новое соглашение со странами Центральной Азии о строительстве дополнительных ниток газопровода Туркменистан-Китай, о дополнительных закупках туркменского газа – плюс 20 млрд кубометров. Китай свои потребности в газе на период, приблизительно, до 2025 года практически закрыл, с учетом того, что газ также импортирует в сжиженном виде. КНР также настроена активизировать разработки нетрадиционного газа.

Амбициозная попытка России наказать Европу за строптивость разворотом на Восток, где ее якобы ждут Китай, Южная Корея и Япония, закрывающая атомную энергетику, не имеет под собой рациональной почвы. Китаю нужен не газ вообще, а в первую очередь дешевое топливо. Та цена, по которой КНР хочет получить российский газ, лишена смысла для «Газпрома» - он останется без привычных барышей. Отсюда и 10-летние переговоры. Причем на сегодня ситуация усугубилась – после подписания нового газового соглашения между Китаем и Туркменистаном перспективы для «Газпрома» тают. Его прогресс в сторону Азии серьезно провисает. Значит, ему придется вернуться на европейский рынок. И, по логике рынка, он должен был бы пойти на компромисс. И тогда «Газпром» смог бы восстановить свои позиции. В принципе, цена газа для Беларуси – реальная стоимость газа на сегодняшний день. И на ней он все равно зарабатывает. Если бы газ на западной границе России стоил для всех европейских партнеров 170 долларов плюс-минус 10 долларов, то его стали бы охотно покупать. Но в погоне за высокой прибылью он теряет объемы и долю на рынке ЕС.

Кроме того, России для восстановления доверия Европы нужно отказаться от использования газа в качестве рычага воздействия. А на это Кремль не способен. Для него «Газпром» - незаменимый инструмент политического давления. В данном вопросе нужен революционный подход, но ждать его от России не приходится.

- В России поговаривают о реформе «Газпрома» с учетом третьего энергетического пакта ЕС, который исключает монополию на рынке. Пока результат виден только внутри РФ, где существенен расцвет конкурентов «Газпрома» - «Новатэка» и «Роснефти». То есть, «Газпром» ограничивают в возможностях, в том числе обещают и как поставщика на европейский рынок. Это формальность для ублажения Европы, или нет?

Газпром» - незаменимый инструмент политического давления

- Это все напоминает анекдот – чтобы в России не делали, все равно будет получаться автомат Калашникова, то есть, «Газпром». Причем главная идея Сечина, главы «Роснефти», соратника Путина, - создать государственный энергетический супер-холдинг, где был бы и «Газпром», и «Роснефть», и «Новатэк». В России могут создать конкуренцию в плане добычи газа, поделить внутренний рынок. Но вопрос, связанный с внешними рынками, с контролем экспортной газовой инфраструктуры, – незыблем, все должно находиться в руках государства. В принципе, по такой же модели работает российский нефтяной сектор - «Транснефть». Доступом к трубопроводам Кремль контролирует бизнес. Российские «реформаторы», возможно, и реализуют некие перемены, но контроль газовой политики не ослабят. Перемен особых ожидать не нужно.

- Теперь об Украине. Конфликт с Россией по поводу цены газа длится не первый год. Каждое последующее заявление сторон вызывает новую волну обострения отношений. К примеру, премьер-министр Украины Николай Азаров на днях заявил, что, в ответ, на сокращение транзита, который Россия обещает в скором времени свести к нулю, Украина заморозит две ветки газотранспортной системы. Это возможно?

- Естественно, убыточные транспортные мощности вследствие невостребованности консервируют. В этом нет ничего из ряда вон выходящего. Конечно, подобные действия подразумевают некоторые затраты. Но если «Газпром» обещает Украине ноль по транзиту при введении в действие всех новых трубопроводов, то мы должны реагировать на такой сценарий. А технически без транзитного газа «урезанная» система не сможет импортировать топливо из России – давления будет недостаточно.

Кроме того, транзит газа по ГТС и без угроз России сокращается. Причем вопрос не столько в обходных трубопроводах, сколько в падении закупок. Поэтому замораживание веток нашей ГТС – совершенно логичная постановка вопроса. Причем наш сосед – Словакия, по сути, одни и те же трубы, – давно так делает.

- Кстати, о Словакии. Украина несколько месяцев ведет переговоры об открытии реверса газа через территорию этой страны, что позволит полностью диверсифицировать его поставки. Юридическую оценку вопросу Еврокомиссия должна была представить в сентябре. Пока этого не последовало, но глава Представительства ЕС в Украине Ян Томбински заявил, что Словакия не откроет реверсный поток газа в Украину, не имея предварительных договоренностей с основным поставщиком - «Газпромом». Что это означает?

- Ответ на этот вопрос лежит не только в газовой сфере. Словакия с «Газпромом» сейчас решают ряд проблемных вопросов, связанных с ценой газа и компенсацией потерь от снижения транзита. И пока они их не утрясут, о реверсе в Украину говорить не будут. Причем для «Газпрома» поставки газа в Украину по этому маршруту сопряжены с риском крупных потерь.

Но суть дела не в этом. Главное, что думают по этому поводу в ЕС, но не говорят в слух. Словакии, которая, как и Украина, является ключевой для Европы транзитной страной, для осуществления реверса необходимо провести достаточно серьезный комплекс работ, что подразумевает некий объем инвестиций. И вот тут поднимается вопрос – насколько реверс будет долгосрочным, будут ли последовательными украинские партнеры в плане закупок газа из Европы. Вероятно, европейцы избрали точкой отчета принятия окончательного решения – подписание Соглашения об ассоциации на ноябрьском саммите «Восточное партнерство» в Вильнюсе. Так как Украина все время колеблется в отношении курса интеграции, от нее ждут конкретного поступка. То есть, нас подталкивают к прохождению точки невозврата. 

А после подписания соглашения с ЕС все заработает в ином режиме. К примеру, если Словакия продолжит затягивать реверс, то она будет иметь проблему с Еврокомиссией, так как в таком случае отказывает не «Нафтогазу», а немецкой RWE, которая хочет продавать свой газ Украине. Поэтому и такая реакция, не зря ее озвучил Томбински, то есть, Еврокомиссия, а не Братислава. Дан сигнал, что есть консолидированный подход.

- Сейчас в мире – сланцевый бум. В нем задействована и Украина. Нетрадиционный газ для нашей страны является ближайшей перспективой?

- Сланцевый газ для Украины – перспектива, но не ближайших лет. К примеру, соседняя Польша. Она в этом процессе идет впереди нас. Первые скважины начали бурить в 2010 году. На сегодня их 48. И только в августе текущего года получен первый приток газа. Но вести речь о том, что это – промышленный масштаб, нельзя. Просто скромный, символичный успех. В Украине пробурена только одна поисковая скважина компанией Shell. Сроки подписания соглашения с Chevron снова перенесены. И главное – в соглашении по распределению продукции указан пятилетний период первичного геологического изучения. Только потом будет приниматься решение, что делать дальше, а это зависит от выявленного объема коммерческих извлекаемых запасов. Другое дело, что в процессе поисковых работ по нетрадиционному газу могут быть выявлены месторождения обычного газа, которые можно начать разрабатывать намного быстрее. Вот это может иметь место, и, скорее всего, так и будет.

Для России сланцевая революция – огромный вызов

- В «Газпроме» не раз заявляли, что сланцевый газ – вещь несерьезная, ему процесс его разработки рисков не несет. Это так?

- Для России сланцевая революция – огромный вызов. В Европу американский сланцевый газ еще не пришел, появится только в 2016 году. Но сам факт того, что США практически решили вопрос своих потребностей в газе, отказались от импорта и активно работают над проектами по экспорту, оказало влияние на мировой, в том числе европейский, газовые рынки. Сланцевый газ, скорее всего, не обвалит цены, но он станет стабилизирующим фактором, который не позволит поставщикам, особенно «Газпрому», играть на повышение.

- Но Россия громко заявляет, что сланцевый газ несет большую угрозу для экологии…

- О какой угрозе для экологии может идти речь? Разве такие страны, как США и Канада, занимающиеся разработкой сланцевого газа с начала 2000-х годов, известны как антиэкологические политики? И где там произошла экологическая катастрофа? Просто, развернута определенная антисланцевая кампания. И нет того, о чем рассказывают.

Это не означает, что проблемных нюансов не существует. Там, где пересекаются несколько видов промышленной деятельности, как правило, происходят накладки. Заявляют, что в Пенсильвании – пионере разработок – якобы воду из крана можно поджечь, но это тот штат, с которого начиналась история нефтедобычи в Северной Америке еще в середине 19-го века. Там все насыщено и нефтью, и газом. Такие аномалии подразумеваются структурой самого региона. И сказать, что основная причина – результат добычи там сланцевого газа, не приходится. То есть, налицо подмена понятий.

Сейчас много стран реализуют грандиозные национальные программы по добыче сланцевого газа, в том числе, Австралия, Аргентина, Южная Африка, Китай.

В принципе, Москва осознает, что ей такой процесс аукнется. Чиновники заговорили о том, что нужно все переосмыслить в данной сфере. Конечно, для России, которая имеет, грубо говоря, 48 трлн кубометров запасов традиционного газа, нет большого смысла заниматься добычей сланца, запасы которого также огромные. По себестоимости он будет  дороже.

В условиях низких температур существует высокий риск

- Но как же тогда в контексте экологии звучат заявления России, что она начнет осваивать месторождения Арктики?

- Когда есть возможность развивать добычу энергоресурсов и традиционных, и нетрадиционных в Африке или Арктике, то лучше отдавать предпочтение Африке. И не потому, что ее не жалко. Первая причина – по себестоимости добыча будет дешевле, чем в регионе с экстремальными климатическими условиями. Второе – в условиях низких температур существует высокий риск: возможные выбросы, особенно нефти, работы несут большую угрозу очень хрупкому живому миру, там нейтрализация реакций будет происходить в течение длительного времени. Вот почему в 60-е годы была принята международная конвенция о запрете в Антарктиде каких-либо промышленных разработок. Было бы логично и сейчас принять подобную конвенцию в отношении добычи углеводородов в Арктике на ближайшие 50 лет. Потом можно с учетом новейших технологий пересмотреть позицию. А сейчас Россия хочет за счет своего арктического проекта продемонстрировать прорыв в энергетической сфере. Но от этого можно ожидать одних, мягко сказать, неприятностей.

- Подытоживая все сказанное, спрогнозируйте, что ожидает на энергетическом рынке Россию, то бишь «Газпром»?

- «Газпром» никогда не откажется от своих «принципов», просто в один прекрасный день его не станет. Первый сценарий – Энрон-2. Дело Энрон – самый громкий скандал XXI века.

Эта американская энергетическая компания, которая являлась мировым лидером, в 2001 году «растворилась». Она была обречена на вымирание благодаря своей бизнес-тактике – пирамида неэффективных затрат, огромные долги, монополия цен, что соответствует  поведению «Газпрома».

Второй сценарий – предупреждая такой поворот событий, российская власть пойдет на тотальную реформу «Газпрома». Хотя, она, скорее всего, закончится созданием некоего подобия нынешнему монополисту. Причем случится это не в отдаленном будущем, а в течение ближайшего года. Если до 2015-го не будут проведены реформы в газовом секторе России, то ситуация для нее сложится достаточно проблемной. В Европе рынок заработает совсем по иному, и «Газпром» как динозавр, все равно отомрет.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter