Янукович от имени Украины сделал подарок Газпрому?

Янукович от имени Украины сделал подарок Газпрому?

Ситуацию с урегулированием долга перед Газпромом в БЮТ считают сокрытием информации. В НУ–НС – аферой. В правительстве Януковича часть долга называют  внутренним вопросом Украины...

Заявление премьер-министра Виктора Януковича о том, что газового долга Украины, мол, больше не существует, мало кого успокоило. С одной стороны, казалось бы, остается только восторгаться тем фактом, что вопрос ценой в 2 миллиарда долларов разрешился так быстро и ко всеобщему удовольствию. С другой – начинаешь понимать того нового русского из анекдота, который продал душу дьяволу за несколько миллионов, и все пытался понять, на чем же его нагрели.  

Один из лидеров БЮТ Александр Турчинов считает, что все просто: правительство Януковича скрывало реальное положение дел до тех пор, пока ситуация с долгами не дошла до критической точки. И теперь, когда Янукович возжелал вернуть долг России, накануне отопительного сезона Украина вовсе может остаться без газа в собственных газохранилищах.

Тарас Стецькив из НУ–НС убежден, что все далеко не так просто. По его мнению, Янукович провернул многоходовую аферу с несколькими целями сразу: «поставить зимой на колени украинскую экономику в вопросе газообеспечения, создать непреодолимые трудности для будущего демократического правительства в топливной сфере, существенно подорвать международный имидж Украины по энергетическим вопросам”.

Стецькив подозревает, что летом 2007-го, когда Кабмин Януковича браво рапортовал о закачке рекордных 32 млрд. кубометров в украинские подземные хранилища, чиновники сознательно замалчивали, что «львиная доля этого газа принадлежит не украинским или полуукраинским газотрейдерам». Кандидат в депутаты пришел к выводу, что газа, принадлежащего НАК “Нафтогаз”, сегодня в хранилищах практически нет. А тот, что остался, – будет отдан Газпрому в счет долга «РосУкрЭнерго».

Масла в огонь подлили публикации в прессе. Сообщалось со ссылкой на украинских газотрейдеров, что газовый долг возник в результате того, что Газпром потребовал от украинских компаний авансового платежа за газ. В то время как ранее с российским газовым монополистом рассчитывались только после того, как голубое топливо поставлялось конечным потребителям. То есть средства от продажи газа, закачанного в украинские подземные хранилища весной-летом 2007-го, фактически должны были перечисляться на счет Газпрома не ранее, чем в 2008 году. 

Это утверждение не лишено логики. Особенно если учесть, что во время переговоров с президентом России Владимиром Путиным Янукович неоднократно повторил словосочетание «так называемый долг». Фактически он иначе претензии Газпрома ни разу и не назвал.

К тому же с самого начала переговоров о долге (так называемом?) украинский премьер неоднократно заявлял, что у государства Украина никаких долгов перед Газпромом нет и не было. По его словам, речь шла исключительно о взаиморасчетах коммерческих компаний.   

Но если так, тогда возникает вопрос: с какой такой радости вопросами расчетов коммерческих предприятий, пусть даже и за принципиальный для украинской безопасности продукт, занимаются министр топлива и энергетики Юрий Бойко и премьер-министр Виктор Янукович? Почему заявления об урегулировании вопроса с выплатой долга делались от имени государства Украина? Почему, наконец, долг украинской государственной компании «Нафтогаз Украины» перед украинским же посредником «УкрГаз-Энерго» стал составной частью принятой на межгосударственном уровне схемы расчетов с Газпромом?

На эти вопросы, якобы ответил Бойко. Если верить министру топлива, то до недавнего времени Газпром спокойно реагировал на политическую нестабильность в Украине, понимая, что газ из украинских хранилищ «будет продан и никуда не денется». Бойко заверял, что все испортили оранжевые: «Когда начались высказывания оппозиционных политиков – вот сейчас мы придем и по принципу Шарикова и Швондера все разделим и отберем, – естественно, наши российские партнеры сказали: уважаемые коллеги, давайте мы формализуем отношения, или дайте деньги, или давайте мы заберем газ».

Вроде бы объяснение исчерпывающее. Тем не менее, не совсем понятно, что в этом контексте подразумевается под «формализацией отношений»? Неужели до последнего момента Газпром верил украинским посредникам на слово, не оформлял никаких бумаг, а всего лишь перекачивал миллионы кубометров газа в украинские ПГХ? Если это так, то Путину, похоже, пришло время прижать еще одного олигарха (что-то после Ходорковского многомиллионных дел в России не было). И попытать Миллера с пристрастием, например, как там насчет налогов… Если газ отпускается под «честное слово», то, может, и с другими бумагами не все в порядке?

К тому же не совсем понятно и предложение «давайте, мы заберем газ». Как? В баллонах вывезете 8 миллиардов кубометров? Или ради них «перезапустите» газопровод в реверсном режиме? То-то Европа будет рада… Похоже, Бойко все-таки что-то там недопонял.

В конечном итоге всё разрешилось. Газпром получит те самые 8 млрд. кубов от «РосУкрЭнерго», но на бумаге. Перекачивать их никто никуда не будет. Их отправят украинскому или европейскому потребителю. Правда, «тащить» теперь будет не в пример ближе.

Оставшиеся  929 млн. долларов долга Газпрому погасят за счет оборотных средств Нефтегаза и «УкрГазЭнерго». Причем, по словам Бойко, существует еще и долг Нефтегаза перед «УкрГазЭнерго» – 700 млн. долл. С этим долгом государственная компания рассчитается «за счет платы, которую получит «Нафтогаз Украины» по большому транзиту, это приблизительно 500 млн. долл., и освобождения от налоговой нагрузки – приблизительно 400 млн. долл. до конца года». Итак, одну неприятность мы уже нашли: бюджет недополучит энную сумму.

Неприятность номер два состоит в том, что осенью 2007 года Газпром (в счет оплаты «долга») получает 8 миллиардов кубов своего же собственного газа, который с весны-лета находится в украинских хранилищах. Кто оплачивал «складские услуги» за это время, и оплачивал ли? А «доставку» в ПХГ по территории Украины?

Директор американской консалтинговой компании East European Gas Analysis Михаил Корчемкин заявил УНИАН, что «отношения Газпрома и Нефтегаза в области подземного хранения газа организованы неправильно. Все затраты на ПХГ несут украинские потребители, которые вынуждены оплачивать хранение газа. Все выгоды от ПХГ имеет Газпром, который не несет никаких затрат, а получает предоплату за газ от Украины и свободные газопроводные мощности для повышенных объемов экспорта в Европу в зимние месяцы». При этом он добавил, что «если ПХГ отключить, то украинские потребители выиграют, а «Газпрому» придется построить два новых газопровода типа «Уренгой–Ужгород».

То есть фактически «договор имени Януковича» об урегулировании «так называемого долга» – ни что иное, как весьма дорогостоящий подарок Газпрому за счет государства Украина. Российский газовый монополист разом оказался собственником газа, уже находящегося на украинской территории, безо всяких обязательств относительно платы за его хранение. Да еще и получил возможность реализовывать этот газ украинскому потребителю в обход «УкрГазЭнерго» – структуры-монополиста в этой области. И это еще не все.

По словам топ-менеджеров Газпрома на реализации полученного «обратно» газа компания может еще заработать. Если сыграет на разнице сезонных цен. Такой заработок оценивается дополнительно в 30–50 долларов с каждой тысячи кубометров.

А Украина так и осталась накануне зимы с чертовой уймой посредников и схемами их взаиморасчетов, в которых без пол-литры не разобраться. С абсолютным непониманием того, чей газ и в каких количествах находится в подземных хранилищах, хотя Ющенко еще несколько месяцев назад распорядился там «плетни поставить». И с общим впечатлением «урегулированного» (урегулированного ли?) «газового долга» при том, что договора не видел никто, и совершенно непонятно, какие еще сюрпризы он хранит.

Елена Перегуда

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter