Столкновения под зданием Соломенского районного суда Киева 15 февраля / фото УНИАН

Неспокойная столица: стычки, перестрелки, взрывы – привет, 90-е

В конце января министр внутренних дел Украины Арсен Аваков заявил, что в стране повышается уровень безопасности граждан. Мол, по итогам 2017 года количество зарегистрированных преступлений сократилось на 14%. Возможно, это и так. Только на деле ленты новостей пестреют резонансными заголовками о взрывах и убийствах, расследование которых месяцами не приносит результатов.

 Столкновения под зданием Соломенского районного суда Киева 15 февраля / фото УНИАН

Преступления с использованием огнестрельного оружия или даже взрывчатки давно не редкость в Украине и, естественно, в столице.

К примеру, из самого свежего – под зданием Соломенского районного суда Киева 15 февраля произошли столкновения между представителями «Национальных дружин», «С 14» и людьми в черной форме с нашивками «Батальон «Донбасс»», у кого-то «нашлось» оружие, а, в результате, один из правоохранителей получил сквозное огнестрельное ранение ног.

«Полицейского с огнестрельными ранениями ног доставили в больницу. Стрелявшего - в управление полиции», - сообщили в управлении коммуникации полиции Киева.

«На месте происшествия работает следственно-оперативная группа», - добавили в полиции.

К сожалению, подобные происшествия слишком часто заканчиваются не ранениями, а смертями. Множество таких преступлений до сих пор не раскрыты, попытки узнать, на каком этапе находится следствие, игнорируются правоохранителями, и это никак не способствует ощущению безопасности.

Супруги Адам Осмаев и Амина Окуева / фото страница Амины Окуевой у Facebook

Так, 1 июня прошлого года на Подоле произошло нападение на супругов-добровольцев Адама Осмаева и Амину Окуеву. Адам был ранен, но Амина успела ранить нападавшего. При себе у злоумышленника был найден загранпаспорт гражданина Украины на имя Александра Дакара, 1958 года рождения, зарегистрированного в Одессе. Однако по фото на паспорте журналисты идентифицировали его как уроженца Чечни Артура Денисултанова по прозвищу «Динго» – фигуранта ряда криминальных историй в России.

По информации СМИ, подозреваемый по-прежнему не признает свою вину. А в правоохранительных органах дело не комментируют, несмотря на то, что 30 октября прошлого года в Киевской области произошло еще одно покушение на супругов - неизвестные обстреляли их автомобиль, Амина Окуева погибла.

Буквально в первые дни после этой трагедии сообщалось, что правоохранители рассматривают несколько версий убийства: действия российских спецслужб, убийство с целью дестабилизации общественно-политической ситуации, создание атмосферы террора и ужаса в Украине, и месть Осмаеву жителей Чечни за то, что он пошел против главы республики Рамзана Кадырова.

В конце января глава Нацполиции Сергей Князев заявил, что лично контролирует ход расследования резонансных преступлений, в частности, убийства Окуевой. Однако полный круг всех причастных к этому лиц, следователям пока установить не удалось. На сегодня новой информации, которая стала бы публичной, все еще нет. Так что, по крайней мере, в глазах требовательной общественности вопрос привлечения виновников в смерти Амины к ответственности «замер».

Точно также «замерло» расследование убийства начальника специального резерва Главного управления разведки Министерства обороны Украины Максима Шаповала. Напомним, 27 июня 2017 на перекрестке киевских улиц Соломенская и Алексеевская взорвался автомобиль, в котором находился Шаповал. В ноябре прошлого года в военной прокуратуре заявляли, что их следователи и следователи СБУ вплотную подобрались к людям, которые стоят за этим и другими террористическими актами (к примеру, убийство Павла Шеремета). Однако, о новых сдвигах больше не сообщалось.

В сентябре прошлого года возле Бессарабского рынка в центре Киева произошел взрыв легкового автомобиля / фото УНИАН

В сентябре прошлого года возле Бессарабского рынка в центре Киева произошел взрыв легкового автомобиля (сработало взрывное устройство), в результате которого погиб гражданин Грузии Тимур Махаури, который, поговаривают, был связан с криминальными чеченскими кругами. Вместе с ним в автомобиле на момент взрыва находилась Наталья Целовальникова, которая после происшествия с тяжелыми травмами попала в больницу. Недавно девушка, перенесшая восемь операций и длительный курс реабилитации, заявила, что, к счастью, идет на поправку. А вот информации от полиции о том, определены ли в деле конкретные подозреваемые или какая, в целом, ситуация в досудебном расследовании, нет до сих пор.

Еще одно резонансное происшествие произошло 25 октября прошлого года у здания телеканала «Эспресо»: в результате взрыва два человека погибли, народный депутат Игорь Мосийчук, политолог Виталий Бала и еще двое прохожих были ранены. Правоохранительные органы подробностей не сообщают, однако один из участников инцидента недавно заявил, что следствие продвинулось достаточно далеко.

«…Единственное, что пока могу озвучить, это то, что действительно пытались убить именно меня, и следы преступников ведут в Россию. Больше подробностей, к сожалению, пока раскрыть не могу – тайна следствия. Однако на основе того, что сейчас известно, я уверен, что рано или поздно, но это дело окажется в Гааге», – написал Мосийчук на своей странице в Facebook.

Стоит отметить, что общая ситуация с безопасностью в столице усугубляется еще и тем, что, помимо историй, участниками которых – вольно и невольно – стали известные лица, еще больше происходит преступлений, не вызывающих большого общественного резонанса.

К примеру, в июне прошлого года на Левом берегу Киева в районе Института химии НАН Украины произошла перестрелка. Один человек получил ранения. При осмотре правоохранители изъяли стреляные гильзы. Предварительно полицией было установлено, что злоумышленник несколько раз выстрелил в сторону потерпевшего, забрал его «барсетку» и убежал. В том же месяце была еще одна перестрелка на станции метро «Черниговская» – один человек погиб. Стрелявший был вооружен автоматом.

В День Независимости, когда безопасность Киева правоохранители обеспечивают тщательнее обычного, взрыв прозвучал в сердце столицы – на улице Грушевского. В результате происшествия трое человек получили телесные повреждения.

В октябре прошлого года перестрелка произошла в ресторане в одном из центральных районов города - Печерском. В полиции отмечали, что в разгар конфликта мужчина кавказской внешности достал оружие и выстрелил в оппонента. Пострадавший был госпитализирован с огнестрельным ранением в голову. Злоумышленник с товарищами убежали.

Еще одна перестрелка произошла в декабре прошлого года на улице Васильковской. В помещение пиццерии зашли две компании мужчин в черной одежде, начали ссориться, потом драться, а затем и стрелять. Пострадавших, которым понадобилась госпитализация, было двое: сотрудник пиццерии (случайный свидетель) с касательным ранением ноги и один из участников драки, которому разбили голову. Остальные участники происшествия скрылись…

Новой информации о том, есть ли подозреваемые в перечисленных правонарушениях, что происходит в досудебном расследовании, дошло ли хоть одно их перечисленных дел до суда - нет. Соответствующий запрос УНИАН в ГУ Нацполиции в Киеве правоохранители проигнорировали. Неравнодушие к теме проявили, разве что, в СБУ. Но очень специфически.

Из резонансных происшествий в СБУ занимаются только взрывом у телеканала «Эспрессо» / фото УНИАН

Так, согласно сообщению Службы безопасности, из резонансных происшествий они занимаются только взрывом у телеканала «Эспрессо». Но деталей по этому делу в СБУ сообщать не стали, сославшись на ст. 222 УК (недопустимость разглашения сведений досудебного расследования).

«Сведения досудебного расследования можно разглашать только с письменного разрешения следователя или прокурора и в том объеме, в котором они признают возможным», - говорилось в ответе на запрос УНИАН.

Другими словами, ни подробностей, ни результатов, зачастую, общественности не узнать. А там, глядишь, новые взрывы или очередной огнестрел, отвлекут внимание от предыдущих резонансных и не очень преступлений. Месяц-два, и общественность перестанет следить, дошло ли дело до логического завершения – суда. Полгода-год, и никто не вспомнит, на каком этапе дело развалилось.

Зато высокопоставленным правоохранителям на брифингах можно будет продолжить говорить о безопасности.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter