Луганск / Romas Vitaly / facebook.com

Сумеречная зона: Луганск во время перемирия

Уже месяц в Луганске царит тишина - обстрелы областного центра прекратились 3 сентября. Городские власти пытаются восстанавливать город, а жители, бежавшие от войны, начинают осторожно проведывать свои разрушенные и не очень жилища.

Луганск / Romas Vitaly / facebook.com

Учитывая, что в начале октября из Луганска доносились позитивные и обнадеживающие месседжи, а также убедившись в том, что шаткое перемирие в регионе кое-как закрепилось, автор этих строк решилась съездить домой. В город, в котором не была три месяца. Причин для такого шага было несколько. Во-первых, были нужны теплые вещи, во-вторых, очень скучала по родным людям и местам. Ну и, конечно же, очень хотелось своими глазами посмотреть на родной город, послушать рассказы о войне, блокаде и теперешнем ренессансе из первых уст.

Ехать решили на убитой «четверке». Взяли с собой минимум денег, купили родственникам продуктов и воды. Так как в Счастье участились обстрелы, решили ехать через Станицу Луганскую.

До Харькова домчались быстро. В Купянске встретили первый украинский блокпост и жуткое бездорожье... В целом, до въезда в Луганск, проехали через 14 блокпостов ВСУ и один – ЛНР. На каждом из них военные просили предъявить паспорта, спрашивали «откуда, куда» и что везем, открывали багажник и, убедившись, что там только вещи, желали счастливого пути. Блокпосты ВСУ выглядели по-разному: количество военных и техники на каждом отличалось, да и сами военные не были похожи друг от друга. У одних -  серьезная экипировка до зубов, а вид других вызывал просто жалость.

Пост ЛНР встречал дулом пушки. Среди бетонных плит и заслонов из мешков прохаживались молодые военные – больше двух десятков человек. Пока один из них проверял наши паспорта, другие переговаривались между собой о минометном обстреле, который должен был начаться через 10 минут. Получив паспорта обратно, мы рванули с блокпоста. Но, к счастью, никаких обстрелов не последовало.

Перед въездом в Луганск мы увидели два взорванных моста, несколько разрушенных и сгоревших частных домов, АЗС, разорванных билбордов, изрешеченных осколками заборов и зданий. Дорога также была «украшена» узорами от танков и кое-где воронками от мин. Людей вокруг почти не было, лишь иногда во дворах или огородах можно было заметить хлопочущих по хозяйству жителей. Со всех сторон клубился дым от горящей на убранных полях стерни. Но попадались и неубранные поля с пересохшей кукурузой.

Пустынный город

К вечеру добрались до Луганска. Родной город встретил тишиной и пустынностью. На часах было около 18.00, а вокруг – несколько авто и идущих к магазину человек. Сразу на глаза попались двое вооруженных «ополченцев», стоящих возле пивной лавки.

REUTERS

Жадно осматривая по дороге каждый дом, киоск и другие здания, я не заметила жутких руин. Да, было достаточно выбитых окон, «задетых» осколками балконов, дверей, заборов и фасадов. Но в целом Луганск был тем же убогеньким и неказистым городом, что и раньше. Только теперь - полупустым.

В городе много маршруток, стоимость проезда в которых довоенная – 3 гривны. Красноречиво презентованных ЛНР бесплатных автобусов заметить не удалось. А вот «Газельки» в «часы пик» забиты до отказа. В транспорте, на рынках и в домах люди говорят об одном: вспоминают ужасы войны и блокады, ждут обещанные пенсии, зарплаты, и опасаются обстрелов.

По улицам Луганска гоняют джипы без номеров с надписями «МВД» или «Патрульная служба». Ездят «скорые». Довольно часто проезжают военные машины. Местные предупреждают, что у них на пути лучше не появляться и, тем более, ни в коем случае нельзя их фотографировать. Попадаются и легковые авто с российскими номерами. Количество иномарок на дорогах заметно увеличилось. Хотя дороги в городе ужасные, в гусеничных «узорах».

Местные предупреждают, что ездить или ходить по улицам допоздна нежелательно. Поэтому после 18.00 город уже «вымирает». Если же кто-то где-то задержался, то нужно быть готовым заплатить таксисту кругленькую сумму, чтобы добраться до дома. Таксистов, кстати, много, но жители, учитывая отсутствие денег, стараются обходиться без их дорогих услуг. Восстановлено и продолжает пополняться маршрутами междугородное сообщение - и железнодорожное, и автобусное.

Жизнь по графику

Мой квартал и дом практически не задело. Всегда оживленный двор был почти пуст. Родители сразу «обрадовали», что свет уже отключили. Электричество и вода подаются сейчас в Луганске по графику. Южные и восточные кварталы города получают холодную воду из-под крана с 06:00 до 10:00 утром и с 18:00 до 21:00 вечером. Район ВАУШа, областной больницы и медгородок – с 06:00 до 12:00, квартал Димитрова, квартал Шевченко, городок Пархоменко – с 18:00 до 21:00.

REUTERS

Что касается электричества, важно отметить, что социальные объекты и основные насосные станции работают регулярно, чего не скажешь о жилых домах. В них электричества нет с 18:00 до 07:00, в зависимости от района, в котором они расположены. По нечетным числам электричество отключается в Жовтневом районе и, частично, в центре, а по четным отключено в Артемовском районе и в другой части центра города. Хотя иногда отключают и внеурочно: то из-за обстрелов, то из-за поломок.

Поэтому мне сразу вручили фонарик на батарейках, а на кухне горела масляная лампа - таким способом освещают свои жилища все луганчане. Вода была и в кране, и питьевая в бутылях, которую родным выдали как гуманитарную помощь. На вкус – жуткая, техническая, но и это теперь радость, так как в магазинах бутилированной воды очень мало.

В квартире родителей было тепло благодаря автономному отоплению. Тем же, кто его не поставил, повезло гораздо меньше, - они живут в холоде. Это касается, в том числе, студентов захваченных ополченцами вузов.  Это, к сожалению, касается учеников и учителей школ. Ужасно, но такая же ситуация с обогревом в больницах. По словам знакомого, который «за пайки» восстанавливает городские теплотрассы, при условии нормального по мощности энергоснабжения, отопление в городе можно будет почувствовать вовремя – с 15 октября. Однако будет ли стабильным электричество – большой вопрос для всех луганчан. Бои в Счастье, где расположена главная для всей области ТЭС, идут практически каждый день, сопровождаясь ранениями не только военных, но и сотрудников, а также пожарами оборудования. Так как она находится под Луганском, то обстрелы в городе слышны очень хорошо. И это еще один повод для местных, переживших или бежавших от войны, волноваться.

К слову, эхо обстрелов доносится не только со стороны Счастья. Причем, раньше страшных звуков было гораздо меньше и их списывали на разминирование. Однако теперь проблема кровавого перемирия стала очевидной, а жители больше всего боятся возобновления боевых действий. Впрочем, все понимают, что это - вполне реально, так как область не может быть «распилена» на части.

Местные не любят ЛНР и хотят в Россию

Закон об особом статусе для некоторых районов Луганской и Донецкой областей здесь никого не устраивает. Люди понимают, что обе стороны конфликта будут вести дело до полного подчинения региона. Некоторые надеются, что Украина все-таки вернет себе Донбасс. Но таких не много. Большинство здесь против киевской власти, но, в то же время, не поддерживает ЛНР. «Такого не может быть, чтобы область была поделена. Все равно тут будет либо Украина, либо будет Россия. И пусть Россия лучше, но только не ЛНР, потому что не понятно, что это за государство такое…», - считают луганчане.

Местные не любят "ЛНР", они уже, скорее, хотят в Россию / Фото УНИАН

У молодежи больше оптимизма. Их радует возможность учиться бесплатно в захваченных ополчением вузах - общежития сейчас забиты студентами. Преподавателей тоже хватает, так как не все из них переехали из Луганска в другие города. В большинстве своем, они остались из-за нехватки средств на аренду жилья в других городах и невозможности перевезти в них семьи.

К слову, большинство жителей боятся бросать свои жилища надолго, чтобы его не «национализировала» ЛНР. Такие случаи сейчас редки, но, до перемирия, пустые или с выбитыми окнами квартиры и дома луганчан занимали «ополченцы» и прибывшие в город наемники, в частности, казаки. Собственно, они по-хозяйски разгуливают с оружием, в камуфляже и папахах по городу, якобы следят за порядком, борясь с пьянством, мародерством и т.д.

По словам некоторых из них, они получают зарплату по 12 тысяч гривен и хорошие пайки. Чеченцев в городе, по их данным, уже не так много, меньше стало и российских солдат. Они не скрывают, что между местными «ополченцами» и наемниками часто возникают конфликты с перестрелками и поножовщиной. Впрочем, об активных боевых действиях в Луганске они рассказывают нехотя, потому что обстрелы по жилым кварталам из «Градов» и минометов вели сами. А потом выставляли это как провокации диверсантов из украинской армии. Многие, воевавшие на стороне ЛНР, теперь «дослужились» до высоких чинов.

Есть продукты, но нет денег

Еще одна головная боль всех жителей Луганска – социальные выплаты. Люди живут без зарплат, пенсий и пособий с июня. В основном, за счет запасов средств «на черный день», но и они у большинства на исходе. Исключением являются сотрудники единственного работающего крупного предприятия в Луганске - ПАО «Лугансктепловоз». Недавно на банковские карты им перечислили заработную плату за июль. Впрочем, снять деньги в городе невозможно, так как не работает ни один банк или банкомат. Некоторые из филиалов остаются с разбитыми окнами, снесенными дверьми. На табло возле филиалов остались «довоенные» курсы валют.

REUTERS

Денег у горожан очень мало, а поступлений практически нет. Разве что финансово помогают приехавшие родственники и друзья. Но купить в Луганске сегодня можно все. В особом дефиците, пожалуй, только лекарства. В городе открыты далеко не все аптеки и очереди к ним люди занимают с раннего утра. Ассортимент медпрепаратов не широк, поэтому луганчане просят передавать им с «большой земли» нужные лекарства.

Туго в городе и с горюче-смазочными материалами. АЗС открываются, но их тоже мало и с небольшими запасами топлива. А вот цены те же, что и по всей Украине. Аховой стоимость бензина была только в период войны и блокады.

Провизии в магазинах и киосках достаточно, но супермаркеты закрыты. Главное неудобство – график работы продуктовых магазинов (с 8:00 до 17:00), их расположение и угроза закрытия в любой момент. Впрочем, горожанам пока хватает разбросанных по городу стихийных рынков, где перекупщики и производители продают овощи, фрукты, яйца, мясо, пирожки и другие продукты с избытком. Работает, к слову, и Центральный рынок, который подвергся серьезным обстрелам, в результате чего многие модули выгорели дотла. В уцелевших болтливые продавцы торгуют одеждой, книгами, канцелярией, техникой и прочим. Алкоголь и сигареты - не в дефиците. С хлебом тоже проблем нет. Цены на все товары вменяемые.

Связи в самом Луганске практически нет. Даже стационарные телефоны работают не во всех районах. Жители допускают, что связь просто «глушат» «ополченцы», преследуя какие-то свои цели. Информационная блокада в городе зашкаливает. Газетные киоски кое-где открылись, но выбор чтива весьма скуден. Самой ходовой является местная газета «21 век» - рупор ЛНР. По ТВ транслируют три канала: два российских и один пророссийский - «Луганск 24». В этой связи новости об Украине в дефиците, но горожане ими живо интересуются.

В целом, проведенные в Луганске чуть больше суток, прошли по графику: утром и вечером успеть искупаться; засветло успеть съездить по делам; максимально экономить деньги; не говорить лишнего на улице во избежание доносов; в целом, не попасть в поле зрения вооруженным «ополченцам».

…Возвращаться на «большую землю» пришлось другой дорогой, чтобы миновать районы обстрелов. На этот раз на пути встретились шесть ЛНРовских блокпостов и, к счастью, обошлось стандартной проверкой паспортов и багажника. Хотя один из боевиков спросил у нас, почему мы уезжаем, и поинтересовался, не хотим ли мы повоевать. Отмолчались…

На блокпостах украинских военных у нас интересовались обстановкой в Луганске и ситуацией на вражеских блокпостах. Когда же мы пытались узнать, будет ли наш дальнейший путь по Луганской области безопасным, а также будет ли когда-то безопасной жизнь в регионе, они уклончиво отвечали: «Дай Бог, щоб все будо добре. Нехай щастить».

Анна Семенова

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter