Под ГПУ протестовали из-за экстрадиции Тимура Тумгоева в Россию / фото УНИАН

​​​​​​​Отдавать нельзя оставить: скандальная история экстрадиции Тимура Тумгоева в Россию

12 сентября Генеральная прокуратура Украины удовлетворила запрос ФСБ, выдав России Тимура Тумгоева, который, по его словам, воевал на Донбассе на украинской стороне. Украинские правозащитники бьют тревогу – в России мужчину ждут пытки и смерть. Но в ГПУ утверждают, что поступили по закону.

Под ГПУ протестовали из-за экстрадиции Тимура Тумгоева в Россию / фото УНИАН

Практически пять лет, с ноября 2013 года, в России действует уголовная ответственность «за участие в незаконных вооруженных формированиях, противоречащих интересам российского государства» (ст. 208 ч. 2. УК РФ). Представитель Харьковской правозащитной группы Борис Захаров отмечает, что именно по этой статье Российская Федерация преследует тысячи мусульман по всему миру: «Им вменяют и другие, так называемые антиэкстремисткие статьи в российском Уголовном кодексе, по которым массово фабрикуются обвинения».

Дело Тимура Тумгоева – как раз один из таких случаев. Уроженец Ингушетии мусульманин-салафит он был простым рабочим во Владикавказе, но все равно подвергался преследованию со стороны Центра по противодействию экстремизма МВД России. Силовики под пытками заставляли мужчину стать их информатором, и в итоге Тумгоев бежал из России в Турцию.

ФСБ объявило беглеца в международный розыск. Прикрывшись объяснением, мол, он – участник боевых действий в Сирии на стороне «Исламского государства». Проще говоря, террорист.  Борис Захаров, который знаком со многими друзьями Тумгоева, говорит, что на самом деле Тумгоев был ярым противником ИГИЛ, также, как и правительственного режима Башара Асада. «То есть, если даже он был в Сирии, то никак не мог воевать за ИГИЛ. Однако, по моим данным, он вообще в Сирии не был, сейчас проверяем информацию», – сообщает Захаров.

Летом 2016 года Тимур Тумгоев прилетел в Харьков, где его прямо в аэропорту задержала украинская миграционная служба по запросу об экстрадиции от прокуратуры России. После задержания к Тумгоеву применили временный арест, а после этого – экстрадиционный арест, более года продержав в СИЗО.

Выйдя из СИЗО, Тумгоев присоединился к батальйону имени Шейха Мансура и в их рядах воевал на Донбассе. Командир этого батальона Муслим Чеберлоевский подтвердил это в комментарии украинским СМИ, но в ГПУ боевой опыт Тумгоева на Донбассе все еще опровергают. «За все время рассмотрения Генеральной прокуратурой Украины запроса о его выдаче (а это более двух лет) любых данных об участии лица в АТО или желание участвовать в АТО не поступало, ни разу об этом не заявила сторона защиты», – утверждает спикер ГПУ Андрей Лысенко.

Читайте такжеЗа два года Тумгоев ни разу не заявил об участии в добровольческом батальоне на территории Украины – генпрокурор

Находясь в Украине, Тумгоев пытался обжаловать решение о своей экстрадиции и в украинских судах, и в Европейском суде по правам человека, стремился получить статус беженца. В политическом убежище ему было отказано дважды, добиться поддержки в ЕСПЧ тоже не удалось.

Борис Захаров рассказывает, что в ЕСПЧ к подобным делам относятся с большой осторожностью. Играет свою роль и элементарная разница в восприятии многих вещей (не всегда в Европейском суде могут понять объяснения мусульман-ортодоксов). Также хватает неприятных примеров приостановки экстрадиции, которые в итоге вышли ЕСПЧ боком... Правозащитник вспоминает о деле беженца Ахмеда Чатаева, которого тоже должны были из Украины выслать в Россию, но Европейский суд запретил экстрадицию. Тем временем Чатаев, по своим каналам, договорился о высылке в Грузию (откуда даже пришел фиктивный запрос), исчез на какое-то время, а вскоре стал организатором теракта в Стамбульском аэропорту.

Тимура Тумгоева уже пытались выдать России. Чтобы не попасть в руки кремлевских спецслужб, мужчина в дороге порезал себе вены – его вернули в санчасть в харьковское СИЗО. Впрочем, подтвердить или опровергнуть эти факты УНИАН в Госпогранслужбе, сотрудники которой должны были сопровождать Тумгоева во время пересечения государственной границы, не смогли. «Это вопросы не к нам. Экстрадицией занимаются не пограничники. В этом случае, занималась ГПУ. Мы фиксируем лишь факт пересечения границы», – отметил ответил начальник отдела по вопросам взаимодействия со средствами массовой информации Андрей Демченко.

После первой попытки экстрадиции Тумгоева адвокаты Харьковской правозащитной группы обратились в Комитет ООН по правам человека, где смогли добиться запрета на его выдачу. Суть запрета следующая – Комитет ООН по правам человека потребовал от правительства Украины приостановить экстрадицию гражданина России Тимура Тумгоева до конца рассмотрения его заявления в Комитет (жалоба о нарушении статьи 7 Международного пакта о гражданских и политических правах, которая закрепляет право не подвергаться пыткам и жестокому обращению).

«Только вот игнорирование решения Комитета ООН – хоть это и нарушение международных обязательств Украиной, не несет за собой финансовые санкции, а только репутационные потери, – поясняет Захаров в комментарии УНИАН. - А замарать репутацию у нас, судя по всему, никто не боится…».

11 сентября 2018 вечером Тумгоева задержали сотрудники правоохранительных органов. Утром 12 сентября задержанный исчез, а днем, несмотря на запрет Комитета ООН, появилось сообщено о его экстрадиции в Российскую Федерацию.

В Госпогранслужбе никаких подробностей нам вновь не сообщили. «Это должна прокомментировать Генеральная прокуратура, есть защита персональных данных о пересечении человеком границы, извините», – сказал УНИАН начальник отдела по вопросам взаимодействия со средствами массовой информации Андрей Демченко.

Разрешение на экстрадицию Тумгоева подписал заместитель генерального прокурора Евгений Енин. «В отличие от действий России, Украина продолжает занимать позицию цивилизованного правового государства, соблюдает правила на мировой арене, в том числе об экстрадиции правонарушителей», – написал спикер ГПУ Андрей Лысенко на своей странице в Фейсбук.

То есть в Генеральной прокуратуре Украины утверждают, что Тумгоева передали, соблюдая национальное законодательство и международные договоры. С чем в корне не согласен адвокат и правозащитник Андрей Мамалыга. Ссылаясь на Уголовно-процессуальный кодекс и международные конвенции, он отмечает, что в данной правовой сфере должен работать принцип взаимности. «А о какой взаимности может идти речь, если уже несколько лет мы просит выдать нам политзаключенных? В частности, и по правовому механизму о правовой помощи. Россия просто не выполняет взятые на себя обязательства», – подчеркивает Мамалыга.

Напомним, что Россия отказала в экстрадиции в Украину бывшего руководителя киевского спецподразделения «Беркут» Сергея Кусюка, бывшего народного депутата Александра Шепелева. Стоит ли упоминать, как ревностно РФ охраняет спокойствие граждан Украины Януковича или Азарова?

Мамалыга отмечает, если выдача человека угрожает его жизни и здоровью – это веская причина для отказа в экстрадиции. Поскольку в данном случае речь идет о человеке, обвиняемом якобы в участии в ИГИЛ (и не на пророссийской стороне), то очевидно, что ему грозит опасность на территории России. Не говоря уже о том, что Тумгоев, по собственным словам, воевал и на Донбассе против, фактически, российских формирований. «Это вызывает правомерное возмущение, как так, что бойца добровольческого формирования выдают врагу? Можно только представить, что произойдет, когда он попадет в казематы ФСБ. Человека отдали на смерть. Нет сомнений», – подчеркивает Мамалыга.

«На самом деле, даже в прошлом году выдать его было бы меньшим злом, чем сейчас. Потому что на тот момент он отрицал участие в войне в Сирии, и у России формально против него ничего не было. Сейчас же он уже действительно успел повоевать на стороне Украины против России», – сетует Борис Захаров.

С вопросом, насколько законно действовала ГПУ, учитывая, что по состоянию на момент экстрадиции действовало решение Комитета по правам человека ООН про запрет выдачи Тумгоева в Россию, УНИАН обратился и в офис Омбудсмена. Увы, давать оценку действиям силовиков там отказались… «Генеральная прокуратура уполномочена заниматься экстрадицией, мы, как офис Омбудсмена, не можем, не имеем полномочий оценивать действия органа, который занимается этими вопросами. Это не входит в наши полномочия», – сообщили там.

Сейчас Тимур Тумгоев исчез. С ним нет никакой связи. Тем временем, в украинском информационном пространстве шумиха вокруг его экстрадиции набирает обороты. В поддержку Тумгоева уже высказался муфтий Духовного управления мусульман Украины «УММА» Саид Исмагилов: «Страшный позор для наших государственных органов за этот поступок! Остается только молиться за Тимура, и надеяться, что правозащитные организации проконтролируют, чтобы его не убили за решеткой».

Читайте такжеВысланного в Россию добровольца Тумгоева ликвидируют, потому что он - личный враг Кадырова - командир УДА

«Во время агрессии России на Украину мы не можем и не должны отдавать ни одного человека, несмотря на основания, по которым он разыскивается российской стороной. Последние годы насыщены случаями, когда Россия не просто незаконно преследует граждан, но убивает как своих граждан, так и граждан других государств, на своих и чужих территориях», – убежден глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров.

14 сентября было опубликовано открытое обращение к президенту Украины, Генпрокурору, главе МВД и главе СБУ от имени Харьковской правозащитной группы и Украинского Хельсинского сообщества по правам человека. В тексте обращения правозащитники отмечают, что считают необходимым провести расследование обстоятельств выдачи Тумгоева, отстранить от выполнения полномочий на время расследования заместителя Генерального прокурора Евгения Енина и требовать от РФ немедленного установления местонахождения Тимура Тумгоева, информирования о состояние его здоровья и условий содержания. «Государство Украина должно теперь, совершив такую ошибку, требовать его показать - убедиться, что с ним все в порядке», - говорит Борис Захаров.

В свою очередь, Андрей Мамалыга считает, что механизма влияния на Россию у нас нет.  Десятки украинцев незаконно удерживаются на ее территории. И, увы, наши требования об их выдаче безуспешны. По его мнению, главное сейчас – предотвратить подобные случаи в будущем. «Украина должна поставить барьер, чтобы подобное не могло происходить. Правозащитникам и общественности нужно добиться, чтобы это был последний случай в новейшей истории Украины, когда врагу передают человека, который был за Украину», – говорит Мамалыга.

Правозащитники убеждены, что априори никого нельзя выдавать России по так называемым антиэкстремистским статьям. «Ведь в том же списке, что Тумгоев, «экстремисты-террористы» - Рефат Чубаров, Мустафа Джемилев», – рассуждает Борис Захаров.

Налицо – двойные стандарты нашей правоохранительной системы. Когда в одних случаях мы сетуем на политические преследования людей «за поребриком», а в других – сами же отдаем их в цепкие лапы ФСБ. И, кстати, раз уж на то пошло, то экстрадиции так называемого участника ИГИЛ должна требовать Сирия, а не миролюбивая «нас там нет» Россия…

***

В понедельник, 17 сентября, пикет под зданием ГПУ против экстрадиции Тумгоева устроили активисты «Свободы», С14, «Правого сектора», УДА, батальогна им. Шейха Мансура и других. Главное требование - встреча с генпрокурором и увольнения заместителя генпрокурора Енина. После заварушек, произошедших под зданием на Ризницкой, активисты приняли решение собраться в субботу, 22 сентября, но уже на Майдане.

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter