Директор энергетических программ Центра «Номос» Михаил Гончар

Гончар: Введение военного положения поможет Украине выиграть суд с «Газпромом»

Москва сорвала газовые переговоры. В ответ Украина подала иск в Стокгольмский арбитраж. Что поможет «Нафтогазу» победить, рассказал в интервью УНИАН директор энергопрограмм Центра «Номос» Михаил Гончар.    

Директор энергетических программ Центра «Номос» Михаил Гончар

- Михаил Михайлович, «Газпром» перевел Украину на предоплату и подал иск в Стокгольмский арбитраж по поводу долга, который он оценивает в $4,5 миллиарда. Немногим позже о подаче иска опять-таки в Стокгольмский арбитраж  заявил «Нафтогаз». Сумма претензий - $6 млрд. То, что Россия на шаг нас опередила, имеет значение? И какие риски несет в себе российский иск?

- В какой-то степени было бы лучше, если бы Украина обратилась в суд первой – с точки зрения морального превосходства. Но в данном случае большого значения, кто обратился в суд первым, иметь не будет, так как предметы иска различаются, хотя взаимосвязаны.  «Газпром» ведет речь о долге, мы – кроме прочего, о цене газа. Если цена газа не согласована сторонами, то как может быть определен долг? Думаю, «Газпром» действует, исходя из сценария эскалации, который реализовывался все это время. Согласие России на трехсторонние переговоры - некий маневр. На самом деле Москва готовилась  к продолжению психологического давления, в том числе путем подачи иска в арбитражную инстанцию.  

Со стороны Украины сделаны соответствующие шаги, о задействовании которых власти заявляли ранее. Плюс у нас есть возможность подачи еще одного иска о несоблюдении РФ транзитного контракта. «Газпром» обязывался транзитировать  по ГТС не менее 110 млрд кубометров газа в год, что не соблюдается. Поэтому ситуация для нас выглядит достаточно нормальной.

Важным является то, что с нашей стороны газовый вопрос переведен в правовую плоскость. «Нафтогаз» выдержал серьезный прессинг  и искушение все сделать по старинке – договориться кулуарно и пойти на какие-то скидочки, которые на самом деле таковыми не являются. И самое главное – украинское правительство, президент просто не могут и не игнорируют тот факт, как они будут выглядеть в глазах своих граждан в ситуации, когда страна, которой платятся некие долги, получая деньги от Украины одновременно финансирует вооруженную агрессию внутри Украины,  гибнут военнослужащие и страдает мирное население. Есть определенная «красная черта», которую нельзя переступать. И это – одна из основных причин, почему «Нафтогаз» и правительство демонстрировали такую непреклонность.

- Политическая составляющая может сыграть свою роль при принятии решения Стокгольмским арбитражем?

- Стокгольмский арбитраж тем и примечателен, что он абстрагируется от всех политических контекстов, но берет во внимание не только «букву» контракта, а и рыночную среду. И это именно то, что беспокоит «Газпром».

Конечно, арбитражное рассмотрение не будет быстрым. Единственное, что в данной ситуации можно ожидать от арбитража в плане ускорения и положительного результата (хотя, он не на йоту не отступит от своих правил), так это принятия во внимание экстраординарной ситуации, сложившейся в отношениях между двумя странами – имеет место факт военной агрессии. Но его Украина должна  зафиксировать юридически. Сейчас он в статусе де-факто.

- Вы имеет в виду введение военного положения?

Да, я имею в виду военное положение (на востоке страны – ред.), как минимум разрыв дипломатических отношений. То есть, вся совокупность признаков, по которым будет вестись идентификация  - страны находятся в состоянии войны.  И еще один момент – Украина не могла предположить сегодняшние форс-мажорные обстоятельства при подписании газового контракта в 2009 году. Наша страна оказалась в положении, когда она не может выполнять оплату газа стране, являющейся источником этого форс-мажора. Здесь есть над чем поработать юристам.

- «Газпром» заявил, что никаких перебоев с транзитом газа через территорию Украины пока нет, поставки в ЕС выполняются в полном объеме, и напомнил «Нафтогазу» о неукоснительном соблюдении контрактных обязательств по транзиту. Украина может перекрыть трубу «Газпрому», в этом будет смысл?

- Если мы это сделаем, то, в первую очередь, перекроем газ европейцам. В данном случае нужно исходить из того, какой сценарий дальше готовит «Газпром». Пока действительно  транзит, как он и заявил, идет в нормальном режиме. Дальше будет сокращение поставок. Но при снижении объема прокачки вследствие урезания поставок Украине отбор топливного газа, который нужен для работы газокомпрессорных агрегатов, может возрасти. Подобный момент нами уже переживался в 2009 году. Увеличение автоматикой ГТС отбора топливного газа «Газпром» будет трактовать как то, что «Нафтогаз» начал воровать газ. Как результат – прекращение транзита газа в Европу.

Таким образом, Россия ведет гибридную войну – не только против Украины, но и против Европейского Союза. Но в отношении ЕС без военного компонента – использование «газового» оружия плюс массированная информационно-пропагандистская кампания, направленная на то, чтобы показать – снова Украина стала проблемой в отношениях России и ЕС, а некомпетентная позиция Европы по «Южному потоку» усугубляет ситуацию. Сейчас все идет именно по этому сценарию. С учетом происходящего нам ничего перекрывать не надо.

- А что тогда нужно сделать в первую очередь?

- Что нужно сделать – пригласить европейских наблюдателей, тем паче Украина присоединилась к системе раскрытия информации о газовых показателях в ПХГ, на входе и выходе, транзита, чтобы не возникли новые претензии «Газпрома».

Главное - необходимо требовать от ЕС введения санкций в отношении России. Не разговоров о них, не глубокого возмущения, не крайнего негодования, кстати, они сейчас не особо упражняются в поисках эпитетов, а конкретных масштабных мер, задействования механизма энергетической солидарности в рамках энергосообщества. Они, конечно, ничего не смогут сделать, но, по крайней мере, выразят поддержку Украине, что немаловажно в данной ситуации.

Еще нужно обратиться в Европейскую комиссию, к правительству Словакии с просьбой ускорить решение всех вопросов, связанных с реверсными поставками.

- Не секрет, что у Европы с «Газпромом» очень давние и слишком тесные отношения. Может, именно поэтому разрешение «газовой» проблемы тормозит?

- Разумеется. Это – ни для кого не секрет. Тем не менее, два газовых кризиса (конфликты 2005 и 2009 годов – ред.) свое дело сделали. Конечно, во многом еще инерционно ЕК продолжает считать, что газовый кризис - вина не одной из сторон. Они не хотят признавать невыгодную им правду. Ведь в ином случае придется идти на конфликт с Россией. Хотя на неофициальном уровне они все называют своими именами – РФ использует газ как энергетическое оружие. Но на официальном уровне ЕС избегает этой формулировки на фоне своих отношений с Россией. И это является проблемой.

- Поэтому и потерпела крах миссия еврокомиссара Эттингера (третья сторона нынешних газовых переговоров, которые безрезультатно тянутся более двух месяцев – ред.)?

- Да, хотя сначала она имела все шансы на успех. Еврокомиссия наступила на те же грабли, что и в 2009 году. Снова заняла равноудаленную позицию, честно не идентифицируя страну – провокатора ситуации. Это дало возможность России, которая почувствовала «пластилиновую» позицию ЕК, уверенно перейти в наступление и двигаться дальше по сценарию эскалации, потому что перед ней стоит сверхзадача – заставить Европу, а не как ранее уговорить, пересмотреть решение по «Южному потоку». Такие действия, скорее всего, не принесут положительного результата. Но в Москве уверены в обратном. Проблема ЕК в том, что она не может действовать нестандартно, как это делает Россия. Европа действует шаблонно – как вроде бы ничего не произошло. Украина должна тоже действовать нестандартно. И нужно признать, что сейчас впервые наша сторона начала именно так себя вести. России не удалось сломать Киев путем прессинга. Но РФ продолжает рассчитывать, что она сломает нас. У Украины один вариант - не прогибаться.    

Более того, как слабинка с боку ЕС сыграл и тот факт, что в конце прошлого года Брюссель заявил о завершении расследования фактов злоупотреблений «Газпрома» на рынке ЕС. Речь шла о наложении штрафа порядка 10-15 млрд евро. Было анонсировано, что окончательный вердикт будет обнародован в марте. Но сейчас июнь, а никаких заявлений нет. Почему? И этот вопрос нужно ставить перед Европейской комиссией. А ведь сейчас на украинском примере видно, как «Газпром» злоупотребляет положением, придумывая нам цену, не существующую в Европейском Союзе, стоимость газа в 485 долларов есть где-нибудь в Азии, Японии. На спотовом рынке ЕС сейчас газ стоит 225-230 долларов, в зимний период он дороже. Поэтому и возникают вопросы к ЕК. А штрафные санкции могли бы стать одним из элементов общих конкретных мер против России.   

- Глава «Нафтогаза» Андрей Коболев заявил, что Украина готова к ограничению Россией поставок топлива - сейчас в ПХГ более 13,5 млрд кубометров газа, увеличены реверсные поставки, и в целом лето мы можем пережить за счет собственного топлива. Это соответствует действительности?

- Абсолютно. Украина может спокойно жить до октября.

- Эттингер ранее заявлял, что пока идут переговоры, а они фактически не завершены, Россия не имеет право нарушать принципы поставок и транзита газа. Но на деле все иначе. Почему?

- Украина является членом Энергетической хартии (договор от 1994 года – ред.). Россия хоть и отозвала свою подпись под документом, тем не мене не завершила процедуру выхода из договора. А соответственно принципу Энергохартии, она должна продолжить поставки газа до разрешения спора, если стороны вступили в арбитражную процедуру. Но что это для России, если она попрала фундаментальные нормы международного права.

- Между тем, этот прецедент должен учитываться Стокгольмским судом?

- Конечно. Да и сама по себе ситуация с Энергетической хартией любопытная. Подпись отозвали, процедуру не завершили, но при этом представитель РФ, чему я лично был свидетель, восседает на своем месте, активно поучает в ходе заседаний.

То есть, юристам есть над чем серьезно поработать в плане Стокгольмского арбитража.

Нана Черная (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter