УНИАН начинает цикл публикаций о крымских предприятиях / dn.vgorode.ua

Гендиректор крымской корпорации: Надеемся возобновить поставки вина в ЕС, разливая его в Украине

Генеральный директор винодельческой компании Inkerman International в интервью УНИАН рассказал о работе виноделов в оккупированном Россией Крыму, взаимодействии с «новыми властями» и поиске возможностей экспортировать продукцию в ЕС c аннексированной территории.

УНИАН начинает цикл публикаций о крымских предприятиях / dn.vgorode.ua

Аннексия украинского Крыма Российской Федерацией в марте этого года перевернула с ног на голову жизнь полуострова. Пророссийские фанатики упивались «крымнаш-истерией», патриотично настроенные украинцы были вынуждены покинуть полуостров из-за нападок сторонников нового режима, а частный бизнес застыл в ожидании прояснения ситуации. Между тем, за семь месяцев, которые прошли с момента оккупации, изменилось немногое – по каким правилам жить, не ясно до сих пор. Тем не менее, крымские компании учатся работать в новых условиях, пытаясь наладить торговлю с материковой Украиной и обойти санкции Евросоюза.

УНИАН начинает цикл публикаций о крымских предприятиях и о том, как они приспосабливаются к новым условиям.

Одной из наиболее развитых на полуострове традиционно была отрасль виноделия, которой всегда славился Крым. Роман Радько, генеральный директор винодельческой компании Inkerman International, в эксклюзивном интервью УНИАН рассказал, как живется виноделам полуострова под новым флагом, каким образом их продукция попадает на украинский рынок и сможет ли его компания поставлять вино в ЕС.

Генеральный директор винодельческой компании Inkerman International Роман Радько / forbes.ua

Как аннексия Крыма Россией повлияла на вашу работу? И деятельность ваших земляков-конкурентов?

В связи с теми политическими событиями, которые произошли, ситуация в винодельческой отрасли изменилась. Во-первых, не только винодельческие предприятия, но и весь бизнес, весь Крым переживают переходный период от одного правового поля в другое. Бизнес и население  адаптируются к новым условиям, к новым реалиям и требованиям. Мы тоже адаптируем работу в соответствии с требованиями российского законодательства.

Кроме того, для винодельческих предприятий Крыма усложнился доступ на рынок Украины. А на материковую Украину приходилось 50% наших продаж. Это – ключевой для нас рынок, и мы на нем являемся лидером. Из-за того, что винодельческие предприятия Крыма лишились возможности получать украинскую торговую марку, мы вынуждены были перенести розлив продукции на мощности «Дома марочных коньяков «Таврия» в Херсонской области. Благодаря этому сотрудничеству мы обеспечили наличие продукции на полках.

Выходит, вы импортируете вино в Украину?

До вступления в силу Закона «О создании свободной экономической зоны «Крым»» (вступил в силу 27 сентября с.г., – УНИАН) никаких таможенных процедур, экспорта-импорта ни со стороны Украины, ни со стороны Крыма не было. Товар просто шел по внутренним товарно-транспортным накладным, также, как он перемещается между другими областями Украины. Как будет работать механизм сейчас, после вступления в силу закона, пока до конца не ясно. Обновленное украинское законодательство предусматривает необходимость оформления экспортной таможенной декларации для ввоза продукции в Крым, и импортной – для вывоза с полуострова. Со стороны Крыма пока никаких новых требований не поступало, поменяется ли ситуация до 1 января 2015 года или после – не ясно.

Считаю, что закон о свободной экономической зоне в Крыму в том виде, в каком он принят и подписан, будет иметь положительный эффект для нашей компании. Мы не видим причин, по которым не смогли бы ввозить в Украину продукцию, полностью произведенную в Крыму. Так же, как это делает любой другой импортер, например, французских, итальянских вин. Мы ожидаем, что «Торговый дом «Инкерман», который мы зарегистрировали в Киеве, будет действовать в качестве импортера. Он будет получать импортную акцизную марку, поставлять ее нам и мы будем клеить ее на продукцию, которая произведена и разлита в Крыму. При такой операции акциз будет платиться в Украине по тем ставкам, которые установлены в стране.

В то же время, мы пока не понимаем, нужно ли будет платить импортную пошлину при поставках продукции на украинский рынок.  На сегодняшний день полная ставка составляет 30 евроцентов на литр вина. В ближайшее время мы планируем подать документы на получение сертификата украинского происхождения на произведенную в Крыму продукцию и пройти все необходимые для этого процедуры, как это и прописано в Законе о СЭЗ «Крым».

Как у «Инкермана» складываются отношения с крымскими «властями»?

Никаких недружелюбных действий власти Крыма и Севастополя к нам не проявляли. Наоборот, у нас идет с ними постоянный диалог о некоторых законодательных инициативах, касающихся винодельческой отрасли.

«Инкерман» планирует перерегистрировать два свои крымских завода как юридические лица Российской Федерации?

С 1 июля в Крыму вступил в силу закон, который описывает процедуру перерегистрации компаний-нерезидентов. Все юридические лица, находящиеся на территории Крыма и Севастополя, должны ее пройти до 31 декабря текущего года. Согласно закону, есть два варианта. Первый – стать юридическим лицом в соответствии с нормами российского права. Второй – стать постоянным представительством иностранного юридического лица. Для предприятий, которые производят алкогольную продукцию, второй вариант невозможен. Чтобы иметь лицензию на производство алкоголесодержащей продукции, мы обязаны стать юрлицом Российской Федерации – таковы лицензионные требования. У нас нет выбора, мы должны пройти эту процедуру.

С какими проблемами, кроме получения акцизной марки, вы сталкивались при поставках вина в Украину после аннексии Крыма?

В принципе, глобальных проблем у нас не было. Пока у нас были запасы украинской акцизной марки, мы могли поставлять продукцию без проблем. После того, как они закончились, мы перенесли розлив на «Таврию» и уже она стала получать акцизные марки.

Санкции ЕС в отношении России, в частности, предусматривают запрет на импорт продукции из Крыма. Насколько болезненным он оказался для «Инкермана», ведь вы экспортировали  продукцию в Германию?

Да, на сегодняшний день экспорт нашего вина в ЕС невозможен. Но мы не сильно от этого пострадали, хоть и поставляли свою продукцию в ту же Германию. Объем этого бизнеса был невелик, так что это для нас не стало большой потерей. Но мы не намерены терять европейский рынок, тем более что не так давно немецкие партнеры договорились о вводе нашей продукции в ведущие торговые сети.  Поэтому сейчас мы рассматриваем возможность разлива той продукции, которую поставляли на немецкий рынок, на «Таврии», и ее отгрузки через «Торговый дом «Инкерман» в Германию. Сейчас прорабатываем этот механизм с немецкими партнерами.

Inkerman International вынужден адаптировать работу в соответствии с требованиями законов России / www.theinsider.ua

С кем в ЕС еще, кроме Германии, вели переговоры?

С импортерами в Бельгии, Прибалтике, потенциально искали партнеров в Чехии и Польше, были контакты в Великобритании. Но регулярные поставки мы осуществляли только на немецкий рынок.

Вы говорите об этих переговорах в прошедшем времени. Они были приостановлены в связи с аннексией Крыма?

В настоящий момент мы их не форсируем, потому что пока до конца не представляем, как будем поставлять продукцию. Вот, у нас есть реальный контракт с немецким партнером – и с ним мы хотим реализовать схему работы с разливом вина на «Таврии». Как только мы это успешно осуществим, то можно будет возвращаться к тем наработкам, которые у нас были на других рынках.

Изменилось ли соотношение объемов продаж продукции «Инкерман» на украинском и российском рынках после аннексии полуострова?

Дело в том, что с 1 июля и по сегодняшний день ни одно из негосударственных винодельческих предприятий не могло получать российскую акцизную марку. Мы ожидаем ее получения во второй половине октября и будем одними из первых, кто сможет полноценно возобновить выпуск продукции для российского рынка. Поэтому в плане соотношения объемов продаж между рынками этот год абсолютно непоказательный.

Насколько сейчас загружены заводы «Инкермана»?

Они не могут быть загружены полностью. Хотя бы потому что, что мы в настоящий момент не разливаем вино для украинского рынка на своих мощностях и не поставляем продукцию в Россию. Сейчас наши заводы производят продукцию, в первую очередь, для Крыма. На полуострове введена региональная акцизная марка, имеющая право хождения только в Крыму. Срок оборота продукции с крымской акцизной маркой ограничен 31 декабря 2015 года.  Ставка акцизного сбора пока что такая же, как в Украине: по тихому вину – 1 копейка, а не 6 рублей, как в России.

На какой объем продаж планируете выйти по итогу этого года?

Мы рассчитываем выйти практически на объемы прошлого года (в 2013 году «Инкерман» реализовал 18 млн литров тихих вин, – УНИАН).

И как же вам удастся наверстать упущенное?

Если посмотреть на результаты 9 месяцев, то продажи в Украину у нас увеличились более чем на 20%. Дело в том, что в 2013 году определенный период времени мы не работали с некоторыми крупными клиентами. В конце прошлого года эта проблема была разрешена и, благодаря этому, сейчас наши продажи выросли по сравнению с прошлым годом.

Также очень хорошо зарекомендовало себя игристое вино, которое мы запустили в конце прошлого года.  Рассчитываем в этом году продать более 1 миллиона бутылок. Это больше, чем первоначальный план и, благодаря этому, мы должны войти в пятерку крупнейших производителей игристых вин в Украине.

То есть, идея с производством игристых вин оправдала себя?

Да, этот проект оказался очень успешным. Пока мы разливаем игристое вино не у себя, а на «Одессавинпроме». В дальнейшем планируем оставить разлив игристого вина на «Одессавинпроме» для украинского рынка, а разлив продукции для Крыма и России перенести на мощности крымской компании «Золотая балка». Мы уверены в потенциале роста наших игристых вин, поэтому рассматриваем возможность строительства цеха по производству этого напитка на нашем новом заводе в Крыму.

Как политические события года повлияли на инвестиционные планы?

Безусловно, мы были вынуждены сократить инвестиции. Но не столько из-за политической ситуации, сколько из-за необходимости контролировать свои финансовые потоки. Тем не менее, мы не прекратили инвестировать полностью. Определили для себя основные направления для капиталовложений – энергосберегающие технологии, обновление и расширение парка дубовой тары, а также расширение площади виноградников. Еще развиваем винный туризм.

Яна Брензей (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter