Кто заказал Катю Гандзюк? / facebook.com/uakateryna

Не хватало политической воли. Будет ли при новой власти получен ответ на вопрос: «Кто заказал Катю Гандзюк?»

​​​​​​​Год назад, 31 июля, в Херсоне было совершено жестокое нападение на известную активистку, чиновницу Херсонского горсовета Екатерину Гандзюк. Спустя несколько месяцев, 4 ноября, девушка скончалась в больнице. Кто и как наказан за ее убийство?

Кто заказал Катю Гандзюк? / facebook.com/uakateryna

Ранним утром 31 июля у подъезда собственного дома в Херсоне к Екатерине подбежал молодой человек и облил ее серной кислотой. Девушка получила химический ожог более 30% тела – пострадали голова, руки, лицо, грудная клетка и ноги. Однако это не стало достаточно веским основанием для правоохранителей заподозрить покушение на убийство - изначально было открыто уголовное производство по факту «хулиганства». Только общественный резонанс вокруг этого дела заставил переквалифицировать его в «умышленное тяжкое телесное повреждение, совершенное с целью запугивания». Еще позже квалификация дела, наконец, стало более реальной – «покушение на убийство». Но только после смерти Екатерины полиция переквалифицировала уголовное производство как «умышленное убийство из корыстных побуждений, совершенное с особой жестокостью, совершенное по заказу, совершенное по предварительному сговору группой лиц».

Еще один неприятный «звоночек», который заставлял плохо думать о херсонских правоохранителях, в том, что, когда у них не получилось спустить дело на тормозах, посчитав хулиганством, его попытались «повесить» на «козла отпущения». Был задержан мужчина, которого и близко не было рядом с домом активистки тем июльским утром. И он не сел за решетку только из-за общественного резонанса.

Херсонская полиция пыталсь "повесить" нападение на Гандзюк на Николая Новикова / фото УНИАН

Неудобные многим вопросы «Кто заказал Катю Гандзюк?» и позже – «Кто убил Катю Гандзюк?» заставили реагировать и высокие чины. Так, еще прошлым летом под личный контроль дело взял генеральный прокурор Юрий Луценко. Впрочем, этот «личный контроль» нисколько не помог наказать всех виновных в убийстве девушки.

Читайте такжеУбийство Гандзюк: активисты просят Зеленского повлиять на ГПУ

Последние заявления лично от генпрокурора Юрия Луценко в этом деле звучали еще 11 февраля текущего года. В тот день Луценко публично отчитывался о ходе расследования убийства активистки и тогда же объявил о подозрении председателю Херсонского областного совета Владиславу Мангеру. По словам генпрокурора, на тот момент у прокуратуры не было никаких доказательств причастности к убийству Екатерины других должностных лиц. В частности, речь шла о замглавы Херсонской ОГА Евгении Рищуке и председателе Херсонской ОГА Андрее Гордееве.

«Как руководитель группы прокуроров могу заявить, что мне ничего не известно о причастности, например, Гордеева к преступлению относительно Гандзюк. Ни одного факта, показания следствию не представлено… Что касается господина Рищука, следствие обладает фактами и доказательствами, которые свидетельствуют о его вероятной коррупционной деятельности, связанной с поджогами леса... Подчеркиваю, что при этом доказательств его осведомленности с планом Мангера и других участников убийства Гандзюк на данный момент у следствия нет», - заявлял Луценко.

Последние заявления лично от генпрокурора Юрия Луценко в деле Гандзюк звучали еще 11 февраля / фото УНИАН

При этом, по словам главы ГПУ, против Мангера уже на тот момент было «достаточно доказательств».

Удивительно, что это не стало поводом для задержания. Мангер сам, с большой долей вероятности, для «галочки», пришел в Шевченковский суд, где ему три дня подряд избирали меру пресечения. За время рассмотрения он дважды заявил об угрозе своей жизни и удивлялся, почему подозрения пали на него.

Позже, утром 15 февраля, Мангер был арестован с возможностью залога в 2,5 миллиона гривен. Однако пробыл в СИЗО всего несколько часов и вышел под залог в тот же день, а спустя три дня вернулся на работу, как ни в чем не бывало.

Позднее в отношении Мангера были попытки оспорить решение суда – защита подала апелляцию, в которой просила отменить меру пресечения, а прокуроры, наоборот, просили заключить Мангера под стражу. Но суд не стал ничего менять в уже существующем положении вещей.

Владислав Мангер / фото УНИАН

Возмущение этим фактом общественности попытался «погасить» Луценко, который заявил, что во всем виновато «несовершенное законодательство». «Если я буду действовать незаконно, то мы не только проиграем будущие суды, но и позволим стать героями тем, кто заслуживает тюрьму. Правоохранительный путь длиннее, чем журналистский и политический, но это единственный законный путь, который может дать законный приговор», - сказал генпрокурор в одном из телеэфиров.

Читайте такжеПарламент принял к сведению отчет ВСК по убийству Гандзюк и нападениях на активистов

Правда, время играло на руку только подозреваемому. Поскольку уже 14 марта с Мангера, по очередному решению суда, был снят электронный браслет. Но безбраслетным ему пришлось гулять недолго - 2 апреля суд снова обязал его воспользоваться браслетом. И этим же решением суда у Мангера забрали загранпаспорта.

Любопытно также, что приблизительно в это же время генпрокурор Луценко уже допустил, что, по результатам экспертизы, дело Гандзюк могут переквалифицировать из умышленного убийства в умышленное тяжкое телесное повреждение. И, соответственно, подозрение Мангеру также может стать менее тяжким.

Екатерина Гандзюк получила химический ожог более 30% тела / скриншот с видео

Собственно, так и произошло – 23 апреля пресс-секретарь Генеральной прокуратуры Украины Андрей Лысенко сообщил, что пяти фигурантам дела, включая Мангера, изменили подозрение.

Напомним, что непосредственно в покушении на Гандзюк суд признал виновными пять человек: Сергея Торбина, Владимира Васяновича, Виктора Горбунова, Вячеслава Вишневского и Никиту Грабчука. Все они признали свою вину.

Читайте также"Больно, противно и стыдно за государство": отец Гандзюк раскритиковал приговор убийцам его дочери

6 июня Покровский райсуд Днепропетровской области объявил им приговоры. Организатор исполнения покушения на убийство Гандзюк Торбин приговорен к 6 годам и 6 месяцам лишения свободы. Исполнитель преступления Грабчук получил 6 лет тюрьмы. Обвиняемые в пособничестве Васянович и Горбунов приговорены к 4 и 3 годам лишения свободы соответственно, а соучастник преступления Вишневский получил 4 года тюрьмы.

Как позднее пояснила пресс-секретарь Луценко Лариса Сарган, столь мягкие приговоры – «утверждение сделки со следствием».

«Больно, противно, стыдно перед светлой памятью Кати. Стыдно за государство», – раскритиковал приговоры суда отец Екатерины Виктор Гандзюк на своей странице в Facebook.

Впрочем, кроме этих пятерых фигурантов, которых суд уже признал виновными, в деле об убийстве активистки также фигурируют ранее судимый гражданин Алексей Левин и тогдашний помощник народного депутата от «БПП» Николая Паламарчука Игорь Павловский. С ними, правда, происходят не менее интересные вещи, чем с Мангером.

Игорь Павловский / УНИАН

Так, Павловский еще в ноябре минувшего года был задержан, но 17 апреля ему также изменили подозрение. Из-за этого суд счел его содержание под стражей необоснованным и 2 мая отпустил под домашний арест, обязав носить электронный браслет. А буквально на днях Павловский посетил футбольный матч в Одессе.

На справедливый вопрос общественности, как такое могло произойти, в ГПУ рассказали, что сделал он это вполне законно. Дескать, срок домашнего ареста истек, а прокуроры не стали подавать ходатайства о продлении меры пресечения из-за состояния здоровья фигуранта. Другими словами, чтобы находиться под арестом, Павловский болен, а вот поболеть на стадионе за футбольную команду – сил вполне хватает.

Читайте такжеДело Гандзюк: ГПУ объяснила приостановление расследования в отношении Мангера и Левина

Впрочем, Мангеру и Левину повезло еще больше - ГПУ в принципе приостановила расследование в их отношении. Как и в случае с Павловским, у ГПУ также есть на это объяснение, мол, «эти действия обусловлены ходом досудебного расследования в указанном уголовном производстве».

По словам адвоката отца Екатерины Гандзюк Евгении Закревской, срок расследования по Мангеру прокуратурой продолжен до 3 августа. «До этого времени, очевидно, что дело в суд не пойдет, так как это физически невозможно. И, соответственно, дело прекращено, а не приостановлено. Если в судебном рассмотрении после 3 августа выяснится, что остановили дело, не выполнив необходимых следственных действий, то сроки уголовного производства насовсем будут исчерпаны. То есть, Мангера по этому делу больше нельзя будет привлечь к ответственности. У меня ощущение, что это сделано сознательно, так как никакой реакции от прокуратуры не последовало. И если никто ничего не отменит, то мера пресечения у Мангера также истекает», - рассказала она УНИАН.

Что же касается Павловского, то, по ее словам, выпускали его по двум причинам. Во-первых, потому что он якобы сотрудничал со следствием (по крайней мере, так это позиционировалось с боку прокуратуры). Во-вторых, из-за состояния его здоровья. «Сначала ему изменили меру пресечения на домашний арест и до вчерашнего дня мы не знали, что ему его не продлили. А после этого он дважды срывает свой допрос в суде, ссылаясь на состояние здоровья. То есть, все оказалось враньем – это просто вывод еще одного фигуранта и устранение неудобств по делу для него», - считает Закревская.

фото УНИАН

Адвокат семьи Гандзюк убеждена, что происходящее – недопустимо: «Мы постоянно сталкиваемся с тем, что информацию скрывают. Все, что мы узнаем, мы узнаем случайно. И это недопустимо. Это дело до сих пор на прямом контроле у генпрокурора. Но я не вижу никакого настроя ГПУ работать, и нас это беспокоит».

При этом, по ее словам, у нее нет и надежды на то, что дело будет доведено до конца и после отставки Луценко. И главная причина такого настроения в том, что «его замы никуда не собираются, а сейчас ход расследования зависит не только от Луценко».

Читайте такжеГлава миссии ЕС о Луценко-генпрокуроре: эту должность должен занимать профессионал

В свою очередь, эксперт-криминолог Анна Маляр напоминает, что дело изначально шло так, что о преступлении никто ничего не говорил, поэтому следствие было вольно делать то, что оно хочет. «А учитывая, что среди подозреваемых были и влиятельные люди, то в самый первый момент могли уничтожить все улики. Собственно, так же произошло и с делами Майдана – когда общество пришло в себя и стало что-то требовать, ключевых улик уже не было. И тут очень серьезная бывает дилемма – когда все более-менее понимают, кто должен за это отвечать, а доказательства, которые могут составить основу приговора, уже уничтожены. Как произошло в этом деле – не знаю, но это – отличительная черта многих резонансных дел», - говорит она.

При этом эксперт подчеркивает, что общественные и правозащитные организации не снимают вопроса о Кате Гандзюк с повестки дня. «Так как в Украине часто действует некая наследственность, новому генпрокурору часто передают «в наследство» громкие дела. А он некоторое время делает вид, что хочет их раскрыть, чтобы досидеть свой срок, так как у нас ни один генпрокурор не пребывал на должности всю пятилетнюю каденцию», - напоминает Маляр.

Дело Екатерины Гандзюк не безнадежно / facebook.com/uakateryna

По ее словам, станет ли дело Гандзюк «наследством» - пока вопрос. Однако для новой власти это один из ключевых вызовов - дать ответ по всем громким уголовным делам. «Но речь идет не только о наличии политической воли, а и о том, что в самих правоохранительных органах есть люди, которые могут тормозить это расследование», - подчеркивает она.

Читайте такжеНайдутся ли заказчики убийства Екатерины Гандзюк

«В любом случае, громкие дела расследовать всегда сложнее именно из-за влияния общественности. И здесь замкнутый круг – мы, как общество, не доверяем правоохранителям, потому контролируем ход расследования, говоря об этом деле. Но на самом деле, излишнее внимание может и вредить следствию. Я надеюсь, что новая власть этот круг разорвет. И в этих делах должен быть какой-то дедлайн. Например, проходит месяц, и правоохранители должны отчитаться», - добавила она.

Анна Маляр убеждена, что дело Екатерины Гандзюк не безнадежно.

В этом уверен и отец Кати, который недавно обратился к президенту Украины Владимиру Зеленскому и потребовал непубличной встречи. «Единственное, что скажу — она была обнадеживающей, - отметил Виктор Гандзюк. - У предыдущего президента не хватало политической воли. После встречи с новым президентом думаю, что ему в этом направлении политической воли хватает».

Анастасия Заремба, Татьяна Стежар

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter