Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини / фото REUTERS

Федерика Могерини: Мы хотели бы, чтобы СММ ОБСЕ в Украине имела полный доступ ко всей территории Украины, в том числе вдоль украинско-российской границы

Высокий представитель Европейского Союза Федерика Могерини накануне своего визита в Украину в интервью УНИАН рассказала, с какими сигналами намерена обратиться к украинской власти, возможно ли более активное участие ЕС в урегулировании конфликта на Донбассе, и рассматривают ли в ЕС предложения о миротворческой миссии.

Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини / фото REUTERS

Верховный представитель Европейского Союза по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини посетит Украину с двухдневным визитом 11-12 марта. По информации пресс-службы Еврокомиссии, в программе визита планируются встречи с президентом Украины Петром Порошенко, премьером Владимиром Гройсманом, а также представителями ОБСЕ. УНИАН пообщался с Федерикой Могерини накануне ее визита.

С какой целью вы планируете посетить Украину, каким будет ваш главный месседж украинским властям?

Европейский союз солидарен с народом Украины. Мы поддерживаем его в своих стремлениях создать более прочную, более справедливую и демократичную Украину с возможностями для всех. Мы поддерживаем суверенитет, территориальную целостность и независимость Украины. Это ‒ месседж моего визита. Я буду там, в течение нескольких дней во время годовщины незаконной аннексии Россией Крыма и Севастополя, и в решающий момент для масштабной программы реформ Украины.

С 2014 года Европейский Союз поддерживал реформы Украины, выделив более чем 10 млрд евро, помимо нашей политической и технической помощи. Мы помогли создать рабочие места, помогли Украине стать более независимой в энергетическом секторе, оказали помощь самым нуждающимся и наиболее пострадавшим от конфликта на востоке Украины людям.

Я буду обсуждать дальнейшие шаги с украинским правительством и администрацией, а также с организациями гражданского общества и студентами университетов. Особое внимание буду обращать на ситуацию на востоке Украины, встречусь с министром временно оккупированных территорий, с главой Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине и Специальным представителем действующего Председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе.

В марте состоится дискуссия по Украине в рамках заседания Совета ЕС по иностранным делам. Это произойдет в 4-ю годовщину оккупации Крыма и сразу после президентских выборов в России 18 марта. Планируется ли обсуждение ситуации с безопасностью на востоке Украины и в оккупированном Крыму? Будут ли приняты выводы Совета по ситуации в Украине (последние были в начале 2015 года)?

Конечно, момент, выбранный для нашего заседания, не случаен. Мы хотим дать сильный сигнал о том, что Европейский союз не забывает о незаконной аннексии Крыма и конфликте на востоке Украины. Для меня это также станет возможностью проинформировать министров о своем визите. Мы обсудим ситуацию в Крыму и на востоке Украины, а также достигнутый Украиной прогресс в реализации реформ.

Видите ли вы изменение позиции ЕС в отношении России? Все больше лидеров ЕС посещают Москву, что выглядит скрытой нормализацией отношений, несмотря на то, что Россия ничего не сделала для того, чтобы вернуться в рамки международного права. Не могли бы вы прокомментировать поездки европейских политиков в Крым? Планируете ли вы посетить Россию?

Нет никаких изменений в нашей очень четкой политике ЕС в отношениях с Россией: для каких-либо существенных изменений должны быть полностью реализованы Минские соглашения, а незаконная аннексия Крыма должна прекратиться. Это первый из пяти принципов, которые в настоящее время определяют наши отношения с Россией, что единогласно согласовано всеми правительствами ЕС. И наши экономические санкции также связаны с этой установкой. Визиты некоторых политиков на незаконно аннексированный полуостров не отражают нашей общей позиции и не должны ставить под сомнение нашу приверженность территориальной целостности и суверенитету Украины. Согласно международному праву, Крым ‒ это Украина.

Среди пяти принципов существует также избирательное взаимодействие с Россией по темам, где есть явный интерес ЕС: возобновление мирного процесса на Ближнем Востоке, сохранение ядерной сделки с Ираном, денуклеаризация Корейского полуострова, поиск политического решения для прекращения войны в Сирии. Важно, чтобы эти контакты продолжались. В то же время, наши ожидания от России остаются четкими: выполнение своих международных обязательств и уважение международного права, в том числе на востоке Украины, в Крыму и Севастополе.

Какова ваша оценка состояния реформ в Украине, особенно в области борьбы с коррупцией и в судебной системе? Как Украина реализует Соглашение об ассоциации с Европейским союзом?

Соглашение об ассоциации ‒ это большой успех. В очень сложных условиях вместе мы достигли важных результатов, в том числе в рамках зоны свободной торговли. В прошлом году экспорт из Украины в Европейский союз вырос почти на треть: это была главная движущая сила экономического роста в стране, и соглашение по-прежнему должно полностью реализовать свой потенциал.

Мы знаем, что все еще необходимо принять некоторые важные законы в рамках Соглашения об ассоциации. Работу необходимо удвоить в важнейших областях ‒ борьба с коррупцией является одной из них, и здесь мы ожидаем принятия законопроекта о создании независимого и эффективного Высшего антикоррупционного суда, в результате чего он полностью будет соответствовать рекомендациям Венецианской комиссии. Еще один важный шаг − убедиться, что декларации активов высокопоставленных официальных лиц и общественных деятелей действительно анализируются. Мы также ожидаем реформу системы электронных деклараций, чтобы она позволила гражданскому обществу и общественным организациям выполнять свою работу. Это ‒ то, что нужно и чего ожидает народ Украины, и мы дальше будем оставаться на его стороне, поддерживая реализацию реформ в Украине.

Правильно ли утверждать, что в ЕС есть усталость от Украины и утомленность от украинской власти?

Ни в коем случае. Наша политическая и дипломатическая активность более интенсивна, чем когда-либо. С прошлого года украинцы, посещающие Европейский союз, больше не нуждаются в визе, а наша торговля с Украиной растет. В ноябре прошлого года у нас был очень успешный саммит с нашими восточными партнерами, в том числе с Украиной, и мы выразили приверженность двадцати амбициозным политическим целям до 2020 года. Верно то, что некоторые реформы не продвигаются так быстро, как нам бы хотелось, но мы по-прежнему, как и всегда, ориентированы на процесс реформ, потому что это ‒ наша приверженность украинскому народу.

Федерика Могерини посетит Украину с двухдневным визитом 11-12 марта / фото УНИАН

Минские соглашения не работают. Будет ли ЕС пересматривать свою политику санкций?

Минские соглашения еще полностью не реализованы, и мы по-прежнему считаем, что они должны быть. Это цель переговоров в рамках Трехсторонней контактной группы и обсуждения в «нормандском формате». Минским соглашениям действительно удалось остановить опасную эскалацию насилия, как это было крайне необходимо. Во-вторых, они предоставили план урегулирования ситуации, с которой мы сталкиваемся, таким образом, чтобы полностью уважать территориальную целостность и суверенитет Украины.

Мы знаем, что боевые действия продолжаются с ужасающими последствиями: погибло 10 тысяч человек, более 25 тысяч человек ранены, разрушены здания и уничтожены средства к существованию. Мы работаем над созданием условий, гарантирующих достижение полного прекращения огня и ускоренного прогресса параллельно всеми сторонами в рамках выполнения своих обязательств. Мы последовательно озвучиваем это через наши контакты, как с украинскими властями, так и с Россией. Вот почему наши санкции важны - они могут усилить политическое и экономическое давление, предупредить дальнейшую эскалацию и, в конечном итоге, способствовать изменению поведения России и ее подхода к Минскому процессу.

Недавно Институт Хадсона опубликовал доклад Ричарда Гоуэна «Может ли Организация Объединенных Наций объединить Украину» с конкретным предложением относительно миссии по поддержанию мира в Украине. Является ли это тем, что вы также рассмотрите?

Решение о такой миссии принимается Советом Безопасности Организации Объединенных Наций, а не Европейским союзом как таковым. Мы хотели бы, чтобы Специальная мониторинговая миссия ОБСЕ в Украине имела полный доступ ко всей территории Украины, в том числе вдоль украинско-российской границы, в соответствии со своим мандатом. Если бы миссия, согласованная Советом Безопасности ООН, могла бы все это ускорить и помочь продвижению реализации Минских соглашений, мы бы, конечно, были только «за».

Не считаете ли вы, что настало время для ЕС стать более активным участником в урегулировании кризиса вокруг Украины? Как вы определяете Россию для внешней политики ‒ как партнера ЕС или как угрозу?

Наше взаимодействие через наши государства-члены - Францию и Германию - с Украиной и Россией, с ОБСЕ, ООН и США, является тесным и происходит на постоянной основе. Мы не только являемся крупнейшим участником в Специальной мониторинговой миссии ОБСЕ, но теперь и усиливаем наш вклад. Кроме того, мы поддерживаем переговоры в Трехсторонней контактной группе.

Россия ранее была стратегическим партнером для Европейского союза, но это уже не так. Понятно, что наши отношения с Россией ‒ это не то, что было, и не то, что это могло бы быть: полная реализация Минских соглашений является ключевым элементом любых существенных подвижек в наших отношениях. Но мы в ЕС знаем, что избирательное взаимодействие с Россией также необходимо, где есть явный интерес ЕС.

Позвольте добавить, что Россия ‒ это больше, чем ее нынешнее правительство. Мы также взаимодействуем с народом России посредством поддержки гражданского общества, в части прав человека и независимых СМИ, и мы инвестируем в возможности для взаимодействия наших людей, в особенности наших студентов и научных работников.

Как вы оцениваете действия России в Сирии?

Люди в Сирии гибнут и страдают уже семь лет, а война еще далека от завершения. Россия активно участвует в военном конфликте, и теперь она является гарантом процесса в Астане вместе с Турцией и Ираном. Это их ответственность, и они должны ее реализовать. На прошлой неделе я направила письмо министрам иностранных дел России, Ирана и Турции, призвав их принять все необходимые меры для обеспечения прекращения боевых действий и срочного гуманитарного доступа с необходимой медицинской эвакуацией. Мы, Европейский союз, оказываем гуманитарную помощь и дипломатическую поддержку. 24-25 апреля мы проведем вторую Брюссельскую конференцию ради будущего Сирии, чтобы собрать больше гуманитарной помощи и помочь возобновить мирные переговоры в Женеве. Единственное решение войны ‒ это политическое решение, и все дороги должны привести в Женеву.

Верховный представитель ЕС по вопросам внешней политики и политики безопасности Федерика Могерини / фото REUTERS

Говоря об Оперативной рабочей группе по стратегическим коммуникациям (East StratCom Task Force), какие тенденции дезинформации вы бы могли отметить? Есть ли изменения в стратегии или целях?

Иногда возникает ошибочное представление о том, что работа, которую осуществляет Оперативная рабочая группа по стратегическим коммуникациям East StratCom Task Force ‒ наша команда по стратегическим коммуникациям, которая фокусируется на наших восточных соседях, включая Украину, ‒ нацелена только на то, чтобы осветить, проанализировать и противостоять дезинформации. Это не тот случай. Реальность такова, что Евросоюзу необходимо лучше информировать не только граждан в своих странах, но и за пределами своих границ, что это такое и чем эта группа занимается.

Приведу пример, связанный с Украиной - украинский народ и наши граждане должны знать о работе, которую мы проводим совместно для поддержки реформ, создания возможностей для молодежи, роста бизнеса, поддержки прав человека и основных свобод и, конечно же, приверженности ЕС независимости и территориальной целостности вашей страны. Пока я буду находиться в Киеве, я начну новую коммуникационную кампанию под названием «Moving Forward Together» («Продвигаясь вместе вперед», укр. «Прямуємо разом»), цель которой ‒ показать, что означает наше Соглашение об ассоциации для украинцев и почему это наша приоритетная задача. Люди должны знать, что о наших взаимоотношениях распространяют фейковую информацию, но мы также должны действовать и действуем на опережение, чтобы у людей был доступ, в первую очередь, к фактам.

Ирина Сомер, Брюссель

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter