Представитель Венецианской комиссии: Принятие Конституции на референдуме – не всегда хороший путь

Представитель Венецианской комиссии: Принятие Конституции на референдуме – не всегда хороший путь

Некоторые вопросы тяжело урегулировать законом, например, поведение Президента... В Украине каждый интерпретирует Конституцию своеобразно-творческим образом – под собственные цели... Интервью с Томасом Маркертом

Позиция Венецианской комиссии опять как никогда актуальна для Украины, поскольку всё чаще политики говорят о необходимости внести изменения в Конституцию. Кто-то предлагает абсолютно новый документ, кто-то – всего лишь изменения в действующий. Но если Украина идет к демократии в ее европейском понимании, то должен думать о соответствии нашего законодательства европейским стандартам. В частности и в области конституционного права. Об этом, а также о подготовке к будущим выборам мы беседовали с заместителем секретаря Венецианской комиссии Томасом Маркертом.

Господин Маркерт, Украина приближается к внеочередным выборам. У политиков были много нареканий на наше избирательное законодательство. Какую позицию по этому вопросу занимает Венецианская комиссия?

Томас Маркерт. Фото Юрия Пинского
В целом мы считаем, что законодательство в Украине является достаточным для проведения честных и свободных выборов, но, конечно, такие выборы – это не всегда вопрос закона, а скорее – вопрос политической воли. В принципе, ныне действующие законодательные правила нуждаются в некоторых дополнительных детализирующих положениях, но это может быть сделано Центральной избирательной комиссией. Мы не видим препятствий для проведения выборов в сентябре. А для досрочных выборов каких-то специальных законов не нужно.

Как Вы думаете, успеют ли партии провести избирательную кампанию за два месяца?

Ну, очевидно, это вопрос не к нам. Возможно, единственная проблема, которую я вижу, то, что сейчас лето, а июль и август – не самые лёгкие месяцы для партий, чтобы должным образом подготовиться. Но, думаю, если они хотят быть избраны в парламент, то должны пройти через это.

Насколько известно, представители Венецианской комиссии готовы оказать помощь сотрудникам избирательных комиссий, представителям политических партий. Что это может быть за помощь?

Мы недавно провели встречу с заместителем председателя Секретариата Президента Украины Александром Чалым, которой выразил заинтересованность в приезде наших экспертов в Киев. Если интерес будет подтвержден украинской стороной, думаю, мы сможем сделать это в начале сентября. Мы можем провести семинары для членов избирательных кампаний, национальных и международных наблюдателей, для судей, которые могут рассматривать дела, связанные с выборами. Кроме того, мы можем также предоставить экспертов для Центральной избирательной комиссии, но в этом случае такое желание должно быть выражено самой ЦИК.

На сегодня мы провели предварительные обсуждения и пока не имеем специального приглашения. Обычно такие приглашения передаются нам постоянными представительствами при Совете Европы. Нужно, чтобы украинская сторона была заинтересована в нашей помощи. Какой смысл проводить, например, семинары для членов избиркомов, если этого не хочет ЦИК?

Что же касается политических партий, то в первую очередь мы бы хотели избежать проведения семинаров для каким-то отдельных игроков. Такие тренинги могут иметь смысл лишь, когда они будут проводиться для представителей разных политических сил. Я не исключаю того, что мы будем это делать, но так вопрос пока не ставился.

Сегодня в Украине много говорят о необходимости внесения изменений в Конституцию. Мы знаем позицию Комиссии по императивному мандату и полномочиям прокуратуры. Что нужно было бы изменить ещё?

После внесения изменений в Конституцию в декабре 2004 года мы сказали, что в целом изменения, направленные на усиление влияния парламента, очень приветствуются. В то же время мы считаем, что эти изменения были сделаны несколько спонтанно и в очень специфической ситуации, поэтому нуждаются в пересмотре. Вы назвали два положения: императивный мандат и полномочия прокуратуры, где есть проблемы соответствия европейским стандартам. Но со временем мы увидели и другие проблемы, которые не могли быть обнаружены нами сразу. Это, в частности, вопрос распределения полномочий между Президентом, правительством и парламентом, которое не представляется ясным сегодня. Все эти институты постоянно спорят о своих полномочиях, и это то, что нас беспокоит. Считаем, было бы желательно пересмотреть Конституцию и конституционную реформу.

Вы думаете, что вопрос распределения полномочий должен быть выписан в самой Конституции или можно имеющиеся проблемы урегулировать другим путем, например, принятием специальных законов?

Томас Маркерт. Фото Юрия Пинского
Во-первых, хочу сказать, что ваша Конституция достаточно велика, если сравнить её с большинством западных Конституций. Одной из причин, наверное, может быть то, что многие вещи, одинаково приемлемые для всех в старых демократиях, могут долго обсуждаться в новых демократия. И время от времени в Украине возникают достаточно неожиданные и странные интерпретации Конституции и ее положений. Но, думаю, в действительности Конституция недостаточно четка. В последних изменениях 2004 года была попытка изменить некоторые положения предыдущей Конституции, но эти изменения не имели системного характера.

Знаете, в западных странах многое регулируется своеобразным политическим кодексом поведения. Тем более что некоторые вопросы в действительности очень тяжело урегулировать законом, например, правила поведения Президента, поскольку Президент не зависит от парламента, и этот вопрос не к закону, а к Конституции – определить четкие правила. Для меня проблема заключается в четкости формулировок и концепций. Скажем, может ли парламент снять одного министра, если для нас, более традиционным является освобождение целого Кабинета министров, потому что правительство должно нести коллективную ответственность?

Какие интерпретации Конституции украинскими политиками Вас удивили больше всего?

Ну, я бы не хотел никого обвинять и не хотел бы никакого политического вмешательства, тем более что, по моему мнению, это не касается конкретных лиц, это – общая проблема. И каждый пытается интерпретировать Конституцию своеобразно-творческим образом, подстривая её содержание под собственные цели.

Когда новый проект Конституции будет готов к принятию, не стоило бы его сначала передать на экспертизу Венецианской комиссии?

Я думаю, что это в интересах самой Украины проверить конституционную реформу в сотрудничестве с европейскими экспертами, если Украина хочет двигаться к европейской демократической системе. Мы готовы помочь в этом вопросе. Но в любом случае мы не будем диктовать Украине, какую ей иметь Конституцию. Украинская сторона должна обсуждать свои пожелания и потребности и то, как их отразить в Конституции. Потом – провести дискуссию с нами, европейскими экспертами, на базе европейского опыта, как можно улучшить текст. Думаю, здесь должно быть сотрудничество. Тем более что проблемы Украины не уникальны – такие проблемы имели много европейских стран в прошлом.

Несколько дней назад Президент Украины выступил с предложением принять изменения в Конституцию на референдуме. Насколько такой путь приемлем для внесения изменений в Основной Закон?

В целом принятие абсолютно новой Конституции на референдуме не является необычным, и, возможно, это неплохой путь. Но, я не знаю, идет ли речь об абсолютно новой Конституции, или только о пересмотре отдельных частей старой Конституции. С другой стороны, зная опыт референдумов в Украине по конституционным вопросам, могу сказать, что это не обязательно хороший путь. Мы не можем исключать возможность референдума, но и не можем абсолютно поддерживать его. Думаю, важнее всего – найти консенсус между основными сторонами в украинском политическом спектре, чтобы Конституция выполнялась. А не использовать референдум для навязывания позиций одной или другой стороны.

Беседовал Сергей Воропаев

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter