Эксперт: Украина поможет ЕС вернуть Россию в семью европейских народов

Эксперт: Украина поможет ЕС вернуть Россию в семью европейских народов

Украина могла бы стать Троянским конем ЕС в стане России... Если православная восточнославянская нация в состоянии создать демократическую систему, это может стать импульсом для демократизации РФ...

Украина могла бы стать Троянским конем ЕС в стане России... Если православная восточнославянская нация в состоянии создать демократическую систему, это может стать импульсом для демократизации РФ...

В апреле в Оксфордском университете Великобритании организаторы канадско-украинской парламентской программы (CUPP) провели третью конференцию Модель Украины «Внутренняя и внешняя политика Украины: Quo Vadis? (Куда идешь)?» В прошлом году под председательством директора CUPP Игоря Бардина была проведена серия встреч молодых лидеров и старших академических кругов, которые обсуждали модели будущего политического, экономического и социального развития Украины. в 2010 году состоялись две конференции – в Университете имени Джорджа  Вашингтона и в Университете города Оттава. Основными темами для обсуждения стали политические, культурные и образовательные процессы молодого Украинского государства. Еще одна конференция планируется на ноября 2011-го в Национальном университете «Киево-Могилянская Академия».

Конференция, которая состоялась весной в Колледже Святого Антония и Новом Колледже в Оксфорде, сосредоточилась на вопросах внутренней политики, развитии гражданского общества, верховенства закона и внешней политики Украинского государства при президентстве Виктора Януковича. Наш корреспондент Елена Трегуб пообщалась в Оксфорде с одним из докладчиков конференции – господином Андреасом Умландом,  который раньше занимался восточноевропейскими студиями в Колледже Святого Антония в Оксфорде. Сейчас он доцент кафедры политологии Киево-Могилянской академии.

Господин Умланд, в своем выступлении на конференции о возможностях внешней политики Украины вы заявили, что как для Украины, так и для Европейского Союза процесс сближения Киева и Брюсселя является чрезвычайно важным.

Андреас УмландПока еще Украина является относительно изолированной страной в системе международных отношений. Хотя государство и является членом  таких организаций, как ООН, Совет Европы, ВТО, она остается вне основных экономических блоков и блоков безопасности. Учитывая это, любой шаг навстречу ЕС будет иметь пользу. Это будет вести к неформальной «секуритизации» и де-факто, если не де-юре, к постепенному погружению Украины в новую трансъевропейскую политическую систему. Недостаточная институциализация связей Украины с внешним миром должна постоянно уменьшаться, даже если сейчас это возможно делать только относительно небольшими шагами. В ближайшем будущем Украина должна заключить как можно больше соглашений низкого и среднего уровня с ЕС и странами Союза, которые шаг за шагом углубили бы интеграцию государства во всеевропейские структуры. В далекой перспективе это привело бы к полноправному членству Украины в Европейском Союзе, а также, в случае согласия украинских политических элит, к членству в НАТО.

Но Украина в прошлом году сняла вопрос вступления в НАТО повестки дня...

Есть мнения, что на время вступления Украины в Европейский Союз членство в НАТО уже не будет актуальным. Это связано с тем, что в следующие годы ЕС может развиться до формы квазифедерации, то есть полугосударства. Наиболее вероятно, европейская интеграция углубится, и Европейский Союз станет неформальным или даже формальным оборонным союзом, что прямо или опосредствованно будет предоставлять гарантии безопасности странам-членам. Во всяком случае, большинство членов ЕС являются членами НАТО, а большинство стран НАТО являются членами ЕС. 

Это важнейшее преимущество интеграции Украины в ЕС?

Я бы сказал, что внутригосударственное последствие является таким же важным. Углубление сотрудничества с Европой даже до получения членства в ЕС могло бы дать важные сигналы или даже критические толчки относительно будущих реформ в Украине. Общепризнанным является то, что Украина должна в корне изменить свою политическую, административную, экономическую, социальную и образовательную систему. Однако вопрос, какую именно социально-экономическую модель она должна избрать, остается источником споров. Путаница с тем, какую модель выбрать подрывает замысел, инициацию и реализацию реформ. Для многочисленных политических сил Украины интересными являются не только европейские модели, но и американские, советские, российские, белорусские, китайские, сингапурские и тому подобное.

Есть ли у вас идеи, какая модель нам больше всего подходит?

Все модели имеют преимущества и изъяны. Иногда основной проблемой является не то, какую именно модель избрать, а вообще избирается ли и воплощается хоть какая-то модель.

Украина в настоящее время в трудном положении, поэтому прежде всего должна хоть как-то действовать. Пассивность опаснее, чем действие. Оживление отношений между Киевом и Брюсселем будет означать, что европейская модель постепенно станет доминантной. Стоит надеяться, что это сэкономит время, средства и энергию в процессе дизайна, инициации и осуществления неотложных реформ.

Мы видели достаточно ссор, слышали много научных дискуссий, и наблюдали достаточно «многовекторности». Потеряно много лет и возможностей. Наступило время двигаться вперед.

ЕС сыграл такую же роль проводника за последние 20 лет в центрально-восточной Европе?

Именно так! В начале 1990-х некоторые влиятельные политологи сначала имели сомнения относительно шансов быстрых и успешных трансформаций пост-коммунистических государств. Такой скептицизм основывался на т.наз. «проблеме одновременности». Это означало, что пост-коммунистические страны сталкивались с более серьезными вызовами, чем ранее демократизированные страны Латинской Америки и Южной Европы. В отличие от последних, странам пост-коммунистического лагеря нужно было не только демократизировать, что уже является непростым заданием. Им нужно было одновременно перейти на рыночную экономику и превратиться из советских колоний в независимые государства-нации. Одновременность этих процессов, которые часто противоречили друг другу, было основной проблемой, из-за которуй эксперты давали пессимистические прогнозы касательно пост-коммунистических превращений. Несмотря на это, большинство пост-коммунистических стран были чрезвычайно успешными в своем переходе от диктатуры к демократии.

Следовательно, можно считать это успешной политикой ЕС в этом географическом регионе?

Похоже, что так. Перспектива членства в ЕС в известной степени компенсировала «проблему одновременности». В то время как страны стояли перед страшными внутренними вызовами, они получили извне сильную идеологическую и практическую поддержку своих трансформационных стремлений. Но следует отметить также, что центрально-восточные и балтийские страны имели сильные внутренние факторы, среди которых традиция управления до коммунистического периода, что в значительной мере способствовало успешному переходу к демократии.

В случае Болгарии и Румынии подталкивание со стороны ЕС стало едва ли не решающим фактором превращений.

Все страны центрально-восточной Европы довольно рано получили перспективу членства в Союзе. Имея такую цель, они проводили реформы решительно и довольно быстро. В конце концов они стали членами ЕС. В свою очередь те страны, которым не была предложена перспектива членства в ЕС, например, Украина, все еще находятся в неопределенной зоне между современной демократией и посттоталитарным автократизмом. В этих странах «проблема одновременности», как и прогнозировалось, глубоко задержала попытки демократизации и либерализации.

Но почему ЕС должен быть заинтересован в помощи Украине? Какие преимущества получат страны Западной и центрально-восточной Европы от более тесного сотрудничества с Украиной?

Кроме привлечения Украины к международным процессам и предоставления помощи в проведении внутренних реформ, есть еще один фактор, который касается не только интересов Украины, но и более дальновидных целей ЕС. Успешная демократизация Украины имела бы отзыв во всей бывшей Советской империи. Стабильная европеизация Украины, наверно, поразила бы элиты и народы других постсоветских стран. Это привело бы к переоценке Беларусью и Россией того политического пути, которым они шли после распада Советского Союза. Белорусы и россияне культурно близки к Украине. Таким образом, они восприняли бы действенную правовую демократию в Украине всерьез.

Следовательно, поддержка Европейским Союзом украинской демократии, гражданского общества и верховенства закона имеет геополитическое измерение. Используя несколько провокационную метафору, Украина могла бы стать «Троянским конем» ЕС относительно России. Россияне часто воспринимают советы Запада о необходимости демократизации России как не достойные внимания, если не подрывные для их страны. Поддержанная Европейским Союзом демократизация Украины, в свою очередь, была бы более сильным аргументом для несколько склонных к изоляционизму россиян. Если Украина продемонстрирует, что православная восточнославянская нация в состоянии создать и поддерживать демократическую политическую систему, это может стать импульсом для новой демократизации России. Украина могла бы стать инструментом для возвращения России обратно в семью европейских народов.

Есть еще один аспект, который делает важным сближение Украины и ЕС. На протяжении прошлого года, актуальность европейской идеи для украинского государства выросла в связи с тревожными внутриполитическими процессами. После избрания Виктора Януковича президентом усилилась и так высокая социальная и культурная поляризация страны. Одним из проявлений растущей фрагментации украинской нации стал подъем объединения «Свобода» Олега Тягнибока.

Но в своих речах Тягнибок обещает объединить нацию...

Да. Действительно, партия Тягнибока называет себя «всеукраинским объединением» и постоянно провозглашает свою преданность Великой Украине. Однако де-факто «Свобода» является региональной, и учитывая ее специфический исторический дискурс, сепаратистской партией. «Свобода» продвигает идею национализма... Вместо того чтобы приобщаться к формированию современной украинской политической нации, она скорее отталкивает, чем привлекает, многих украинцев. Более того, членство «Свободы» в паневропеском союзе Европейского националистического движения иллюстрирует еще одну проблему. Партия Тягнибока представляет форму национализма, которая хоть и не является маргинальной в Европе, но заклеймена широкой политической общественностью Европы как анахроническая и антидемократическая идеология. Устранение или хотя бы сдерживание именно такого вида национализма стало одним из факторов продвижения европейской интеграции в послевоенный период.

Если произойдет новое восстание типа Оранжевой революции 2004 года, «Свобода» может стать организатором и идеологом протестного движения на Галичине. Учитывая невосприятие «Свободы» за пределами Галичины, это может отсоединить гражданское общество Галичины от остальной Украины. Такой раздел может превратить новое массовое общественное движение Украины из антирежимного в антигосударственное. Региональная и идеологическая фрагментация антиправительственных массовых действий не будет способствовать единству украинского государства. Можно назвать также другие глубокие расколы украинской нации – в вопросах социальных, культурных, религиозных, образовательных и тому подобное.

Это слишком мрачная картина...

Учитывая это, идея европейской интеграции приобретает еще большую значимость. Это тот фактор, который все еще объединяет украинскую политическую, интеллектуальную, экономическую и социальную элиту, а также значительную часть украинского народа.

Безусловно, есть также исторические события и герои, такие как Голодомор или Тарас Шевченко, которые больше объединяют, чем разделяют украинцев. Но что касается современности и будущего Украины, существеют не так много объединительных концептов, кроме общего желания достатка, стабильности и безопасности. Присоединение к Европе может стать важнейшей и менее всего спорной идеей, которая имеет широкую поддержку среди элит Запада, Центра или Востока Украины, хотя и немного меньше на Юге. По-видимому, эти четыре измерения углубления дружеских отношений Украины и ЕС являются наиболее важными: вовлечение Украины в международные процессы, направление украинских реформ, влияние на Россию через европеизацию Украины и использование европейской идеи для сохранения единства Украины. Таким образом, речь о чрезвычайной важности последующей постепенной интеграции Украины в Европу является оправданной.

Беседовала Елена Трегуб

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter