Постигнет ли Тимошенко судьба Танзу Чиллер?
Постигнет ли Тимошенко судьба Танзу Чиллер?

Постигнет ли Тимошенко судьба Танзу Чиллер?

14:42, 25 февраля 2010
6 мин. 4495

Тут довольно много ассоциаций и параллелей – от политической опоры на «Батькивщину» (турецкую и украинскую) до отказа декларировать – а откуда же состояние и средства на гламур…

Тут довольно много ассоциаций и параллелей – от политической опоры на «Батькивщину» (турецкую и украинскую) до отказа декларировать – а откуда же состояние и средства на гламур…

Турецкая община Киева обычно собирается в ресторанчике Тике на подоле. В среде, сотканной из руководителей среднего звена «Лайфа», оптовых торговцев кожей и остатков менеджеров строительных компаний, которые решили пересидеть кризис в Киеве, обсуждаются политические события на родине: мнимый или нет, но вроде бы антиправительственный заговор военных и аресты генералитета. Ситуация в Курдистане. Будут или нет досрочные парламентские выборы, постигнет ли неудача правительственные изменения в Конституцию. И будет ли лира и дальше стоить – полторы к доллару.

Конечно, не обходят вниманием и политику страны. И едва ли не каждый раз, когда речь заходит о Тимошенко, турки сравнивают ее со своей Танзу Чиллер.

И в самом деле, тут довольно много ассоциаций и параллелей – от политической опоры на «Батькивщину» (турецкую и украинскую) до отказа декларировать – а откуда же состояние и средства на гламур.

Первая турчанка-премьер

Танзу Чиллер стремительно ворвалась на сугубо мужскую политическую орбиту Турции в начале 90-х. Еще вчера сравнительно неизвестный профессор Босфорского университета (того же, который заканчивала бывшая глава миссии МВФ в Украине и также турчанка Джейла Пазарбазиолу) с девятью академическими публикациями становится советником премьера Демиреля, избирается депутатом парламента от консервативной Партии справедливого пути и назначается министром экономики. Два года спустя, когда Сулейман Демирель становится президентом Турции, Танзу в жесткой конкурентной борьбе отвоевывает у мужчин право возглавить руководящую партию Турции. На следующий день после партвыборов Демирель поручает Чиллер формировать правительство – коалиционное, участником которого является еще одна партия – «Родина».

Турецкая «железная леди»

Танзу Чиллэр
Танзу становится первой женщиной-премьером в истории Турции и третьей – в исламском мире, после Беназир Бхутто и Халедой Зиа из Бангладеш. Политическая жизнь Турции, которой до тех пор неуклонно дирижировали мужчины, с пришествием Танзу Чиллер на должность премьера в 1993 году изменяется до неузнаваемости. Для начала удивляет то, что Танзу Чиллер то ли уговорила, то ли вынудила своего мужа Узера взять в браке ее девичью фамилию – вещь, неслыханная для Турции.

Красивая, харизматичная, острая на словцо, эрудированная, изысканно одетая в наряды от лучших турецких дизайнеров – которым параллельно раскручивает бренд, – Танзу становится украшением политических ток-шоу, на которых безжалостно обезвреживает своих оппонентов ядовитой аргументацией. Ее дебаты с конкурентами на должность лидера партии (а следовательно – премьер-министра) транслируются в прямом эфире, и рейтинги зашкаливают. На улицах и в кофейнях обсуждают как интеллект Танзу, так и ее макияж и наряд. Популярности добавляют ей и фото с сильными мира этого – Танзу свободно владеет немецким и английским (у нее американское образование включая и диплом Йельского университета), поэтому на переговорах ей, в отличие от других турецких лидеров, не нужен переводчик. Снимки Танзу с Франсуа Миттераном и Маргарет Тетчер тиражируют все турецкие издания.

Ассоциации с Тетчер одними лишь снимками не исчерпываются – Турция охвачена экономическим кризисом, и Чиллер в должности министра экономики дает такие шоковые рецепты для оздоровления, что ее авансом начинают называть «турецкой железной леди».

Однако, как видим на примере и Тимошенко, и Чиллер, сфотографироваться рядом с Тетчер не значит исповедовать ее экономические принципы. Даже если эти принципы привлекательно изложены на компьютерных слайдах: в середине 90-х Чиллер первой взяла на вооружение презентации на заседаниях правительства.

Во время ее кругосветных путешествий, как магнитом, ее тянуло в Ливию – и не только потому, что Каддафи присвоил ей звание «большой женщины исламского мира». Танзу рассчитывала, что полковник проинвестирует Турцию, жаждущую  иностранных финансовых вливаний.

Каждой турецкой семье – по два ключа

Избирательную кампанию в парламент Чиллер-премьер проводит под лозунгом: «Каждой семье – по два ключа». Имелось в виду – ключ от квартиры и ключ от машины. Сложно было представить, как Турция образца середины 90-х, с галопирующим дефицитом бюджета, стремительно обесценивающейся лирой и угрожающими симптомами банковского кризиса, может позволить себе такую роскошь частного потребления. Фраза о «двух ключах» с тех пор стала распространенной в Турции и символизирует безответственность политика и неосуществимость его заявлений. Как по эту сторону Черного моря – «возвращение сбережений», «отмена призыва в армию» и «ипотечный кредит со ставкой в максимум четыре процента».

Под пение муэдзина

В погоне за голосами Танзу не стеснялась апеллировать к исламистским и антикурдским силам. Ее фраза о том, что лучше всего она себя чувствует «под пение муэдзина» возмутила светскую Турцию, а преследование депутатов от Курдистана, лишению неприкосновенности которых она способствовала, оставило жирное пятно на ее репутации. Однако самый большой вред ее политическому послужному списку нанесли обвинения в коррупции. Перечень ее имущества (источник: сайт InfoTurk) – как в Турции, так и в США – крикливо диссонировал с ее умеренной зарплатой университетского профессора.

Попытки Чиллер объяснить свое состояние бизнесом мужа и наследством от матери сначала вызывали у турков улыбку, а затем раздражение. Танзу считала, что получила себе индульгенцию: сначала через суды, которые не нашли в ее действиях как государственного деятеля ничего противоправного на предмет злоупотребления служебным положением, а затем ее «очистили» парламентские слушания.

Как она не ссылалась на эти вердикты, однако избиратели больше не верили той, на кого в середине 90-х они возлагали столько надежд. Выборы за выборами она терпела поражения, пока после очередного проигрыша в гонке 2002 года не сошла с политической арены, оставив по себе шлейф гламура и популизма.

Станислав Голубенко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies