Нужен ли референдум по созданию газового консорциума?
Нужен ли референдум по созданию газового консорциума?

Нужен ли референдум по созданию газового консорциума?

13:48, 16.02.2010
15 мин. 1584

Такое решение надо обсуждать всенародно... Германия – просто ширма для России... ГТС – достояние всего народа... Выборы Президента – это и есть референдум... Экспертные оценки

Виктор Янукович еще до объявления его Президентом поспешил информировать общество, что он намерен поднять вопрос о создании консорциума по управлению газотранспортной системой Украины при участии Росии. В СМИ прозвучала идея о том, что не посоветовавшись с единственным владельцем ГТС – украинским народом – никто не может передавать ее другим иностранным государствам или компаниям. Этот вопрос должен решаться на общеукраинском референдуме.

Мы спросили у политиков и экспертов об их отношения к такой идее.

Леонид Кравчук, первый Президент Украины:

ЕСЛИ ЯНУКОВИЧ РЕШИТ СОЗДАТЬ КОНСОРЦИУМ, ТО ЭТО НУЖНО ОБСУЖДАТЬ ВСЕНАРОДНО

Леонид КравчукЕсть закон, который запрещает любые манипуляции с газопроводом. Никто не может вообще рассматривать создания консорциума, пока не будут выставлены условия его создания на всенародное обсуждение. Я бы не употреблял слово «референдум», а скорее – «всенародное обсуждение». Для такого обсуждения можно найти множество методов, например, напечатать в СМИ условия, на которых они хотят отдать в аренду нашу ГТС. Останутся ли труба с газохранилищами за нами, захотят ли россияне за якобы модернизацию присвоить это имущество. Даже если лишь 45 процентов останется нам, то мы ее потеряем, если 53 – то государство еще имеет право принимать решение самостоятельно. То есть это очень непростой вопрос.

Хотелось бы, чтобы никто не забывал, что ГТС – это всенародная собственность, отчуждение которой защищается законом. Если команда Януковича какими-то методами примет новый закон, который будет позволять создание консорциума, то, безусловно, это нельзя сделать без всенародного мнения. Поскольку это вопрос очень деликатный, и разные политические силы относятся к нему по-разному. Нужно это обсуждать на разных собраниях, публиковать заявления, протоколы, для этого есть целая система. Мы же обсуждали первую Конституцию. Зачитывались протоколы... Кажется, в ВР поступило шесть тысяч протоколов.

Думаю, какая-то политическая структура должна этот вопрос вынести на обсуждение Всеукраинской национальной ассамблеи. Сделать что-то такое, чтобы оно зазвучало на всю Украину.

Александр Гудыма, народный депутат (БЮТ), советник премьер-министра:

ГЕРМАНИЯ В ЭТОМ ПРОЦЕССЕ – ТАКАЯ ЖЕ ШИРМА, КАК И ВОСЕМЬ ЛЕТ НАЗАД

В случае создания консорциума возникает угроза энергетической безопасности не только Украине, но и Европейскому Союзу. Россия хочет дальнейшей монополизации, чтобы поставить Украину и Европу на колени через увеличение зависимости от трубы и газа. Газ они имеют, а труба и хранилища принадлежат Украине. То есть если они захватят украинскую газовую трубу, то станут не только газовым, но и транспортным монополистом. Они захватят тысячи километров украинской трубы и будут диктовать свои условия.

Южный и Северный потоки – вопрос долгосрочный. В условиях кризиса Северный поток может быть реализован не раньше, чем через пять лет. Если Россия возьмет транзит в свои руки, то она будет определять ставку транзита, а не Украина. Соответственно, будет иметь большее экономическое и политическое влияние на Евросоюз.

Германия в этом процессе – это такая же ширма, как и восемь лет назад. Тогда Россия не захотела Германии, чтобы ни с кем не делиться. Россияне могут сделать так, что формально Германия будет иметь 25 процентов, 25 – Украина, а Россия – 50. Вот вам и политическая бутафория – вроде мы берем Германию в партнеры.

Как ведет себя Германия в отношении Северного потока? Россияне купили себе Шредера, которого сделали председателем совета директоров. То есть вроде бы строят этот поток с Германией, но все знают, что будет управлять им Россия.

В Евросоюзе некоторые страны имеют выход к Северному морю, и они могут позволить себе доставлять танкерами, метановозами газ из Алжира, Сирии, Норвегии. Эти государства будут относительно независимы от России, а некоторые не имеют такой возможности, потому на 50–60 процентов зависимы от России. Поэтому, повторюсь, что это опасность не только для Украины, но и ЕС. Европейцы это знают...

“Регионалам” безразлично, отдавать или не отдавать трубу, потому что они не думают о стратегии, только – как удержаться при власти. Газотранспортная система никогда не была интересом Януковича и Партии регионов, потому что им безразличны национальные интересы. Они хотят сохранить свое бизнесовое влияние.

Если Янукович во главе со своей Партией регионов будут делать попытки изменить законодательство, чтобы допустить Россию к нашей ГТС и узаконить консорциум, для создания которого сегодня нет ни одной юридической ниши, потому что есть закон Тимошенко о трубопроводном транспорте, – тогда мы будем поднимать вопрос о референдуме. Народ должен определять судьбу ГТС, от которой фактически зависит судьба Украины. Но пока еще основная угроза – не заявления Януковича, а посягательства на законодательство.

Валерий Коновалюк, народный депутат (ПР):

ИЗБИРАТЕЛИ ДОВЕРИЛИ ПРЕЗИДЕНТУ СОЗДАНИЕ КОНСОРЦИУМА

Валерий КОНОВАЛЮК Виктор Янукович выступал с этим вопросом во время избирательной кампании, и если его поддержало 49 процентов избирателей. Поэтому  соответственно, они одобрили его действия не только относительно внутренней и внешней политики, но и в экономических, стратегических вопросах, в том числе и по созданию консорциума.

Для нас нет необходимости держать нашу устаревшую ГТС, если не будет соответствующих объемов газа. Если Россия и в дальнейшем будет строить обходные газотранспортные сети – Северный и Южный потоки, – то мы можем вообще остаться без транзита, и наша ГТС будет дотироваться государством, давать нам дополнительные убытки.

Михаил Гончар, руководитель энергетических программ Центра «Номос»:

ГТС УКРАИНЫ ЯВЛЯЕТСЯ ДОСТОЯНИЕМ ВСЕГО НАРОДА, А НЕ ОТДЕЛЬНЫХ ПАРАЗИТАРАНО-ПИРАТСКИХ ГРУПП

 Михаил ГончарПодобные вопросы вряд ли должны решаться на референдумах. Вступление в НАТО тоже в свое время было предложено решать на референдуме, хотя оно не должно так решаться, поскольку это профессиональный вопрос – обеспечение национальной безопасности страны. По такой логике, и создание консорциума, с которым мы теряем контроль над нашей ГТС, имеет значительно больше оснований решаться путем референдума. Поскольку газотранспортная система Украины является достоянием всего народа Украины, а не отдельных паразитарано-пиратских бизнес-групп.

В свое время без проведения референдума отказалась от ядерного оружия. И сейчас мы видим последствия этого. Поэтому отдать ГТС, не спросив народ, нельзя. Хотя, еще раз подчеркиваю, я не являюсь сторонником того, чтобы такие вопросы решались таким образом.

В цивилизованной стране со стабильным законодательством, с устоявшимися правилами игры решение такого вопроса происходит путем приватизации. Здесь стоит вспомнить пример соседней нам Словакии, которая довольно успешно реализовала модель приватизации национальной газовой компании в 2002 году. Государство сохранило за собой контрольный пакет – 51 процент, 49 отдала на приватизацию.

В условиях политической нестабильности, коррумпированной власти в Украине и нездоровой конкуренции этих паразитарных промышленно-финансовых групп шансов на реализацию словацкой модели в Украине, к сожалению, очень-очень мало.

Еще раз напомню, почему ГТС очень важна для Украины. На протяжении всего периода независимости украинская ГТС вполне нормально обеспечивала транспортировку и транзит газа как собственным потребителям, так и европейским. Газовые кризисы с 2006-го по 2009 год никем, подчеркиваю, кроме России, не идентифицированы на официальном уровне как такие, что произошли по вине украинской стороны. Потому отдавать рычаги управления украинской ГТС другому субъекту оснований нет.

В этом плане попытки показать, что создание консорциума автоматически приведет к увеличению объемов транзита, - абсолютная иллюзия. Потому что увеличение или уменьшение объемов транзита зависит, с одной стороны, от транзитера, от готовности транзитера сделать такое предложение, с другой – от готовности потребителя принять это предложение.

Если после январского кризиса 2009 года европейский потребитель не хочет брать больше российского газа, поскольку Европа имеет возможность взять необходимые ей объемы газа у других поставщиков, то что бы не делала Украина, она не изменит эту ситуацию. Поскольку первопричина не в Украине, а в российской политике.

Пример попытки создания газотранспортного консорциума в 2003–2004 годах после подписания известной санкт-петербургской декларации Путина–Шредера–Кучмы свидетельствует о том, что как раз российская сторона отказывалась предоставить украинской стороне гарантии дополнительных объемов транзита газа. Тогда речь шла о том, что Украина готова построить газопровод Богородчаны–Ужгород, который прибавил бы еще 20 миллиардов кубометров транзитных мощностей к существующей мощности украинской ГТС. То есть в обмен на создание консорциума Украина требовала гарантий со стороны Газпрома, что эти 20 миллиардов будут обеспечены. Россия так и не дала этих гарантий.

Это свидетельствует о том, что российская сторона не намерена реально увеличивать объемы транзита газа.

В действующем транзитном контракте, подписанном 19 января 2009 года в Москве, зафиксирована позиция в 110 миллиардов кубических метров ежегодного транзита. Эта индикативная цифра и является тем уровнем транзита, на который рассчитывает российская сторона при транспортировке газа через украинскую ГТС.

В случае реализации Южного и Северного потоков эта цифра может и уменьшиться, поскольку она не определена жестко.

Потому перед тем, как вести разговор о создании консорциума, нужно добиться четкой гарантии, зафиксированной контрактным образом: что цифра в 110 миллиардов не просто индикативной, – транспортируешь или не транспортируешь, плати.

Вторая позиция, которая была бы очень важна при обсуждении консорциума, –чтобы в обмен на участие Газпрома в управлении украинской ГТС, Газпром передал в собственность Нафтогаза часть своего пакета акций в Downstream относительно дистрибуции и продажи газа на европейском рынке. Газпром практически в каждой стране, куда поставляет газ, имеет соответствующие совместные предприятия, которые занимаются реализацией газа для конечного потребителя. Там получаются огромные доходы.

Поэтому украинская сторона могла бы частично подстраховаться тем, что независимо от объемов транзита газа через украинскую территорию, Украина получала бы часть прибылей, связанных с реализацией газа на европейском рынке. Такая себе плата Газпрома за участие в украинской ГТС. Тогда бы это действительно было на партнерских принципах.

Александр Волков, экс-народный депутат:

ДЕЙСТВИТЕЛЬНО – НУЖЕН РЕФЕРЕНДУМ

Александр ВолковЯ полностью соглашаюсь: по вопросу создания консорциума нужно проводить что-то вроде референдума.

В Украине есть много предприятий, которые сегодня кому-то передавать, продавать или еще что-то делать с ними – бессмыслица. Тем более что речь идет о стратегическом объекте – ГТС. Отдавать три миллиарда прибыли, который Украина получает от этих труб, другому государству, мягко говоря, некорректно относительно украинского народа. Потому я соглашаюсь с вами относительно референдума, невзирая на то, что такие вопросы не прописаны в Конституции.

Если полагаться на Конституцию, то там четко указано, что власть принадлежит народу и народ избирает власть, чтобы она защищала его интересы, его имущество, а не вот так раздавать направо и налево.

Если не проводить референдум, то мнение народа по вопросу создания консорциума каким-то образом все равно нужно знать.

Оксана Охримчук, журналист (Москва - Киев):

ВЫБОРЫ ПРЕЗИДЕНТА МОЖНО СЧИТАТЬ РЕФЕРЕНДУМОМ: БОЛЬШИНСТВО НЕ ПОДДЕРЖАЛО ИДЕЮ КОНСОРЦИУМА

Сейчас нас активно начнут убеждать, что наша газотранспортная система несчастная  и убыточная, а газохранилища – просто валятся...

Все это известная схема захвата народного имущества. Известно же, как у нас проводится приватизация объектов. Сначала их доводят до критического состояния, убеждают общественность, что дальше так нельзя, и за бесценок “продают” нужным людям.

Информационная подготовка относительно “ненадобности” Украине ГТС уже началась. Уже мы слышим, что Москва “обидится” и совсем откажется от нашей трубы, если она ей не будет принадлежать. Смешно было бы такое слушать, если бы не так грустно...

Как говорит новейшая власть, Россия, построит Северный поток (Южный – уже накрылся) и откажется от нашей ГТС. Это лукавство и самая обычная пропаганда. Если газотранспортная система Украины такая “плохая” и “ненужная”, то почему Кремль в лице Газпрома воюет за нее уже много лет? Зачем ему лишние хлопоты?

Газотранспортная система Украины – это не просто рядовой объект – завод или автозаправочная станция. Это стратегическое богатство украинского народа, которое будет иметь ключевое значение для Украины и Европы, пока Россия способна добывать и продавать газ. Особый статус ГТС подкреплен специальным законом, принятым, 6 февраля 2007 года «О внесении изменений в некоторые законы Украины относительно предприятий магистрального трубопроводного транспорта».

Напомню, что законом предусмотрен запрет на реорганизацию, снятие, присоединение, превращения государственных предприятий магистрального трубопроводного транспорта, а также их приватизацию. Кроме того, запрещается отчуждение имущества государственных предприятий магистрального трубопроводного транспорта, передача его с баланса на баланс, в концессию, аренду, лизинг, залог, и передача в уставной фонд других юридических лиц имущества и акций таких предприятий, другие правовые акты, что могут привести к отчуждению имущества и акций этих предприятий, а также имущества и акций НАК «Нафтогаз Украины». Предусматривается, что по отношению к государственным предприятиям магистрального трубопроводного транспорта НАК «Нафтогаз Украины» не могут возбуждаться дела о банкротстве.

Данный закон был принят как раз при премьерстве Януковича, который уже тогда собирался “добазариться” с РФ о передаче ей ГТС, но Верховная Рада его своевременно остановила. Помню, как тогда возмущались “регионалы”. Янукович заявил, что данный закон “ничего не даст”, а Азаров назвал его “глупостью”. Но эта “глупость” тогда их остановила...

Относительно референдума... Конституция предусматривает проведение референдума по вопросам отчуждения территорий от Украины. Наша ГТС с ее газовыми хранилищами, трубопроводами и компрессорными станциями, думаю, ничем не “хуже” от какого-то населенного пункта или целого района. Потому, отчуждая, стратегически важное имущество от его владельца, у него нужно спросить разрешения. Потому без референдума здесь не обойтись.

А если кто-то считает, что избрание Януковича и является референдумом, то я полностью соглашаюсь с такой позицией. Как видим, поддержали передачу ГТС России 48 с лишним процентов. Не поддержали – более чем половина.

Опросила Ксения Лесив

 

Новости партнеров
загрузка...
Мы используем cookies
Соглашаюсь