Смертная казнь - средство влияния на власть?

Смертная казнь - средство влияния на власть?

Антикоррупционные идеи кандидатов в президенты иногда шокируют. Самое интересное – экзотика вроде «лишения государства взяткоемких функций»... Или письменное согласие политика пойти под суд в случае совершения им преступления...

УНИАН уже анализировал внешнеполитические блоки в программах кандидатов в президенты  и подходы кандидатов к решению социальных проблем. Сейчас предлагаем вниманию читателя антикоррупционные предложения претендентов на первую должность в государстве.

ВзяткаПочему опять о коррупции? Во-первых. Что бы ни думал каждый из нас, но проблема коррупции является одной из наиболее болезненных для всех. Авторы исследования«Состояние коррупции в Украине. Сравнительный анализ общенациональных исследований: 2007–2009» показали, какие именно проблемы из предложенного списка респонденты оценили как крайне серьезные в 2007 и в 2009 годах: низкий уровень жизни населения, преступность, высокая стоимость и низкое качество здравоохранения, жилищно-коммунальных и других государственных услуг, бесконтрольность действий власти, несправедливость правосудия, ограниченный доступ к бесплатному высшему образованию и тому подобное. Среди этих проблем коррупция, как и два года назад, занимает четвертое место. Причем количество людей, которых она волнует, увеличились с 90,4 до 93,5 %.

Во-вторых. Коррупция, как доказано научными исследованиями, является одной из главных причин других названных выше проблем. Потому без ее решения общество не может двигаться вперед.

В-третьих. Власть постоянно демонстрирует свое нежелание решать проблему коррупции или же бессилие перед ней. Проанализируем деятельность лишь современных политических игроков.

Обещанного пять лет ждут

Виктор Ющенко
Так, в своей предвыборной программе в 2004 г. будущий президент Ющенко клялся «ПОВЕСТИ РЕШИТЕЛЬНУЮ БОРЬБУ С КОРРУПЦИЕЙ», а для этого обещал, в частности: «Освободить от должностей казнокрадов и взяточников в структурах исполнительной власти, вместо этого назначить честных и порядочных профессионалов. Сократить ненужные управленческие структуры, уменьшить численность армии чиновников. Остальным – обеспечить надлежащие условия работы и достойную зарплату. Дешевый чиновник слишком дорого обходится народу. Каждый чиновник подпишет "Кодекс чести государственного служащего" – и неуклонно его будет придерживаться. Четко определить функции обновленных властных структур. Государство не будет вмешиваться в жизнь людей там, где они без него справятся намного лучше. Уволить судей, которые запятнали себя коррупцией и заказными решениями в интересах олигархов. Суды восстановят чувство справедливости в обществе – они будут не карать, а защищать права граждан».

Что из этого сделано? – Пусть он сам ответит хотя бы себе.

Лишь в сентябре в 2006 г. Президент Украины смог внести на рассмотрение парламента пакет проектов антикоррупционных законов. Невзирая на то, что эти проекты «варились» в министерстве юстиции и президентском секретариате в течение полутора лет, на момент внесения их «недоваренность» вызвала скандал: независимые парламентские эксперты сделали несколько десятков серьезных замечаний к этим законопроектам, указав на несоответствие многих их положений Конституции, международным договорам Украины, внутреннюю алогичность и противоречивость, в ответ разработчики законопроектов обвинили экспертов в якобы преднамеренном блокировании их принятия.

Жизнь показала: эксперты были правы: в дальнейшем антикоррупционный пакет почти три года «доваривали» в парламентском казане. Но, как и солдатский топор из известной сказки, пригодным для «употребления» он от этого не стал.

11 июня 2009 г. законы «О принципах предотвращения и противодействия коррупции», «Об ответственности юридических лиц за совершение коррупционных правонарушений», «О внесении изменений в некоторые законодательные акты страны относительно ответственности за коррупционные правонарушения» наконец были проголосованы во втором чтении.

Следует отдать должное правительству: в апреле в 2009 г. оно утвердило Положение о правительственном уполномоченном по вопросам антикоррупционной политики, а в сентябре и декабре – ряд актов во исполнение названных выше законов.

Принятые законы, в соответствии с их же положениями, которые полностью отвечают Конституции Украины, набрали силу в день их опубликования в газете «голос Украины» – 18 июля в 2009 г. Однако... до сих пор не работают, потому что введение их в действие было отсрочено на полгода.

Полгода после их принятия интереса к новым антикоррупционным законам почти не возникало. Так-сяк разработали, приняли и забыли. Лето, солнце, море – когда там еще тот гром грянет?

В декабре 2009 г. на страницах юридических и общеполитических изданий прошла дискуссия, во время которой подавляющее большинство авторов рассматривали изнанку только что сшитой антикоррупционной «смирительной рубашки». Было наглядно продемонстрировано, что для борьбы с коррупцией украинская власть, кроме необходимых заимствованных у Европы (хотя немало при этом перекрученных), избрала довольно много изобретенных ею новых неправовых средств и, так и не отменив депутатской неприкосновенности, намерена глумиться, в частности, над мелкими чиновниками, военнослужащими, а заодно над аудиторами и предпринимателями (что же касается высших должностных лиц, то для них, как известно, у нас закон не писан). Стоит упомянуть лишь заголовки статей: «Кто хочет стать коррупционером? А придется...»; «Коррупционное крючкодерство. С 1 января 2010 года открывается «сезон охоты» на чиновников, а рикошетом может зацепить любого»; «На что направлены новые антикоррупционные законы, Борьба с коррупцией или правовая основа для перераспределения собственности?»; «Новые антикоррупционные законы: пыль в глаза или граната в руках обезьяны?».

Сторонники же немедленного введения в действие новых антикоррупционных законов не слишком аргументировано отбивались, прячась за лицемерным «лес рубят – щепки летят» и прочими аргументами в том же духе.

Чрезвычайно быстрым и неожиданным результатом этой дискуссии стало принятие 23 декабря в 2009 г. закона о переносе даты введения в действие новых антикоррупционных законов с 1 января на 1 апреля 2010 г.

Неделю общество ожидало: подпишет ли данный закон глава государства? Ведь 17 декабря в 2009 г. газета «Правительственный курьер» разместила новую предвыборную программу кандидата на пост Президента Украины Ющенко с угрожающим: «Мы нанесем решительный удар по коррупции, начав с верхних эшелонов власти». Но уже 29 декабря 2009 г. упомянутый закон Президент подписал, а 30 декабря он опубликован все в том же «Правительственном курьере».

В то же время в ноябре–декабре 2009 г. в Верховной Раде Украины зарегистрировано пять (!) проектов законов о внесении изменений в Закон Украины "О принципах предотвращения и противодействия коррупции", и по крайней мере в двух парламентских комитетах началась «серьезная» работа относительно исправления всех выловленных во время декабрьской дискуссии ошибок в законах. Пяти лет оказалось слишком мало, а теперь двух-трех недель должно хватить.

Другими словами, «борьба с коррупцией» становится все более напряженной.

Продолжатели решительной борьбы

Виктор Янукович во время 19-й конференции в Донецкой областной организации Партии регионов. Донецк, 16 октября
Учитывая все эти события проанализируем предвыборные программы кандидатов в президенты. Какие же они предлагают рецепты борьбы с этим позорным явлением – коррупцией?

Все восемнадцать программ кандидатов можно условно разделить на три группы.

Первая. Программы, составители которых ограничились в вопросе противодействия коррупции преимущественно лозунгами и общими фразами. Наиболее лаконичным (и решительным) оказался Янукович: «Продолжу решительную борьбу с коррупцией».

Немногословен и Тягнибок, который свое отношение к власти коротко свел к обещанию ее люстрации (непосредственно о коррупции в его программе ни слова).

Люстрацию обещает и Пабат, программа которого является лидером за количеством восклицательных знаков («В Украине не будет господства подлой коррупционной системы!», «Я обеспечу честность власти!» и тому подобное). Нельзя не согласиться с этим кандидатом, что «Украина до тех пор будет страдать от... тотального невыполнения предвыборных обещаний, пока циничных обманщиков не выведут за ухо из государственных зданий».

«Органы власти на всех уровнях будут очищены от казнокрадов, взяточников, случайных людей. К работе будут привлечены честные профессионалы», – декларирует Симоненко. «Поменять на всех участках власти людей – на тех, кто своей честностью, патриотизмом, работоспособностью и профессионализмом доказал, что действительно служит украинскому народу, нашему государству», – предлагает Протывсих. Эти обещания будто списаны с антикоррупционной части предвыборной программы Ющенко образца 2004-го. Но где же их взять – честных и профессиональных, если мы выбираем из таких (просится на язык «как вы все»), как мы сами? Вот и президентов выбирали как будто достойных по всем человеческим и профессиональным качествам, а оказалось, ошибались каждый раз, и ни один из них не получил славы ни Рузвельта, ни Гавела.

Чиновнику – презумпцию вины

Вторая группа. Программы, в которых предлагаются некоторые меры противодействия коррупции, преимущественно научно, политически, экономически и социально необоснованные, а потому нереальные и невыполнимые, или предлагаются отдельные, не связанные между собой, как будто вырванные из устаревшей антикоррупционной концепции, меры противодействия коррупции, или уже реализованные в действующем законодательстве, или не достойные реализации по причине своей декларативности.

Чтобы внедрить в Украине «презумпцию вины чиновника», как предлагает Бродский, как минимум нужно отменить статью 62 Конституции Украины, которая гарантирует всем презумпцию невиновности, и войти в конфликт с Советом Европы и собственным гражданским обществом.

Так же без отмены положений статей 41 и 46 Конституции, которые гарантируют гражданам право собственности и право на социальную защиту, нельзя реализовать обещание Литвина «лишать пенсионного обеспечения госслужащих, которые привлекаются к ответственности за взяточничество, злоупотребление служебным положением». В то же время, вполне правовым является предложение Тигипко относительно «лишения льготных пенсий».

Если придерживаться действующей Конституции и международных обязательств Украины, не иначе как издевательством над правом выглядит призыв вернуть смертную казнь – «за кражи избюджета» (кандидат Мороз) и для «чиновников, которые не оправдали доверие» (кандидат Пабат). Да и не  стоит бросаться камнями тому, кто живет в стеклянном доме.

Инна Богословская
В программе Богословской из достойного уважения – лишь обещание создать систему равной для всех ответственности. В целом же одни эмоции, которые льются через край: «мы поборем коррупцию», «избавимся от кумовьев, сватов, оборотней в погонах» (говорят в народе: «Дай, Боже, нашему теленку волка съесть»), «назначим на должности руководителей лишь профессионалов, которые прошли все служебные ступеньки и имеют авторитет среди стражей порядка» (будто сейчас на генеральские должности назначают исключительно младших лейтенантов).

А разве не известно кандидатам Богословской и Литвину, что аттестация всех государственных служащих на предмет проверки их профпригодности и так проводится в Украине каждые три года? Или, может, Мороз не знает о том, что «с инициативой о реформировании судебной системы» уже кто только не выступал? Или его единомышленники в этом вопросе Бродский, Гриценко, Костенко, Литвин, Ратушняк и Рябоконь не слышали об уже внедренном законом декларировании расходов? «Открытием» же года можно признать предложение Бродского ввести уголовную ответственность за дачу взятки.

В программе Гриценко, с одной стороны, предлагаются меры, уже предусмотренные действующим законодательством (с 2006 г. действует закон о доступе к судебным решениям; много веков существуют жесткая криминальная ответственность за взяточничество, хотя в конце концов проблема не в том, сколько именно лет – 5, 10 или 15 – взяточник будет сидеть «за решеткой», а в том, чтобы ответственность за это преступление наступала неотвратимо и были ликвидированы причины коррупции). С другой стороны, дается ничем не обоснованное обещание отменить техосмотр автотранспорта. Конечно, сделать это нетрудно. Заодно отменить и госконтроль за техническим состоянием железных дорог, аэродромов, ядерных объектов, технадзор в строительстве, государственный пожарный надзор, налоговый, таможенный и пограничный контроль. Собственно, можно отменить и государство вообще. И выборы не проводить.

Только странно: почему немцы и японцы техосмотр автотранспорта не отменяют, а наоборот, делают его все более жестким? Наверно, потому, что в цивилизованных странах умеренную жестокость власть применяет при предотвращении преступлений, а не при наказании за них. Жесткие, избыточные наказания – это европейское средневековье или современные Ирак и Китай. Мы этого хотим?

Юлия Тимошенко выступает во время публичного представления Государственного бюджета на 2010 год. Киев, 15 сентября
Как и большинство других кандидатов, заигрывает с избирателями и Тимошенко, обещая самые строгие меры по отношению к нечестным чиновникам – вплоть до пожизненного заключения за коррупционную деятельность. Нельзя серьезно отнестись и к обещанию предоставить гражданам право инициировать дисциплинарные дела против нечестных судей: ежегодно суды рассматривают несколько миллионов дел; половина истцов (а также потерпевших, осужденных и тому подобное) остаются недовольны судебным решением (потому что оно по своей природе не может быть таким, чтобы удовлетворить всех), и в результате реализации таких обещаний государство останется без судей. Предоставление непосредственно гражданам права избирать и отзывать судей (вот и кандидат Ратушняк тоже выступает за это) превратится в сплошную зависимость судей от политических партий и бизнесменов, которые дали деньги на выборы, и от государственных органов, которые поддержали кандидата в судьи административным ресурсом; если судья вышел из зависимости – так же найдутся деньги и другие ресурсы, чтобы организовать его отзыв с должности. С другой стороны, в программе Тимошенко есть обещание принять и некоторые необходимые правовому государству меры, например сделать суды финансово независимыми от исполнительной власти, вывести их из-под политического влияния.

В целом сторонников второго подхода отличает то, что решать проблемы коррупции большинство из них требует в первую очередь с помощью проявлений строгости, жестокости к определенным субъектам, стремление «махать шашкой». В суть проблемы не углубляются, причины и условия коррупции на поверхность не вытягивают.

Лес рубят – щепки летят

В кандидатских программах встречается и экзотика, которую иногда просто тяжело понять. так:

- почему «тот, кто дает взятку чиновникам, должен нести большее наказание, чем тот, кто получил взятку» (это идея Бродского)? Согласно такой логике пособниками преступления следует признавать и жертв вымогательства, изнасилования и других преступлений, где потерпевший вынужден «дать»;

- что означает «лишение государства взяткоемких функций» (по

Анатолий ГРИЦЕНКО
)? Что это за слово – «взяткоемких»? Где такие функции закреплены, в каких законах?

- что даст приравнивание коррупции «к государственной измене», что такое «коррупционные статьи» и как можно отменить «условные сроки» по ним (автор -  Литвин)?;

- почему запрет работать в коммерческих структурах в течение трех лет после увольнения с госслужбы должно касаться лишь «госслужащих высших рангов» (тот же Литвин)? И какие из пятнадцати существующих рангов следует считать высшими?

- откуда «необходимо вернуть такую меру наказания, как конфискация имущества» (кандидат Пабат)? Ведь она предусмотрена статьей 59 действующего Уголовного кодекса Украины и применяется судами на практике. А вот конфискация незаконно приобретенного имущества (только не у «госслужащих и их ближайших родственников», как предлагает Литвин, а у любых субъектов ответственности за коррупционные правонарушения и их близких лиц), должна стать действительно обязательной, в отличие от конфискации всего имущества, принадлежащего этим лицам, – потому что правовой подход не позволяет смешивать в кучу законно и незаконно нажитое;

- за какую именно коррупционную деятельность уголовную ответственность нужно «усилить до пожизненного заключения» (кандидат Тимошенко)? Неужели за любую? И за получение министром подарков на день рождения? Кажется, при всем неуважении к такому министру это слишком;

- почему за взятку свыше 10 тысяч долларов чиновник должен «садиться» на 15 лет, а «следователь, прокурор, или судья – пожизненно» (автор идеи - Гриценко)? Почему тогда министр и нардеп и за 10 миллионов должны получать лишь те же 15 лет? Откуда берутся именно такие цифры и сроки? Они вытекают из Библии? Из Конституции? Из международных договоров? Из партийных программ? Обсчитывал ли кто-то, что именно столько лет нужно взяточнику для исправления? Или именно столько является наказанием?

- почему «количество чиновников будет сокращено вдвое» (Богословская), а не в десять раз? Кто делал обоснованный подсчет?

- в чем смысл письменного обещания политика не только пойти под суд в случае совершения соответствующих преступлений (Протывсих считает такими: «взятку», «откат», «крышевание»), да еще и отдать государству имущество, которое принадлежит ему и его семье? Не стоит ли тогда у всех преступников спрашивать согласия на то, чтобы их судили;

- что имеет в виду кандидат Пабат, говоря, что смертная казнь является «нашим давним способом влияния на лидеров»? Это он об убитых императорах Павле І, Александре ІІ, Николае ІІ, премьер-министре Столыпине? А «наш способ» – это чей конкретно?

Взяточникам – запрет на профессию

К третьей группе можно отнести три программы, для которых  характерны как относительные сдержанность и реальность большинства обещаний и определенная новизна, так и отсутствие целостности, концептуальности предлагаемых мер противодействия коррупции.

 Сергей ТИГИПКО
Программу кандидата Тигипко отличает от других намерение «провести глубокие изменения в системе государственной службы, радикально повысить ее эффективность и ликвидировать основу для коррупции. В первую очередь, будут отменены политические квоты на государственные должности. Будет введен запрет на политическую деятельность чиновников». Заслуживают поддержки и «широкое применение административных наказаний, запрет на профессию, лишение льготных пенсий, выселение из государственных квартир...».

Толику новизны содержит и программа Рябоконя. В ней, на фоне многословия и наряду с традиционными мерами противодействия коррупции, предлагаются и такие: публикация бюджета органов государственной власти и обеспечение доступа граждан к информации о расходах этих органов, новая кадровая политика европейского уровня, введение дополнительных полномочий общественных советов при государственных органах и органах местного самоуправления.

В программе Костенко пути государства в антикоррупционной сфере определены обобщенно и понятно. Речь идет о необходимости: устранения избыточного давления на бизнес, как причины провокации коррупции; обеспечении публичности и прозрачности деятельности органов государственной власти; гарантировании равных возможностей. Обязательное декларирование расходов предлагается вводить параллельно с разрушением основ для возникновения коррупции через адекватное вознаграждение работы государственного служащего.

В качестве вывода. Опережая упреки в том, что критиковать легко, считаем необходимым показать, какой должна была бы быть антикоррупционная часть предвыборной программы кандидата в президенты Украины – разумеется без претензий на истину в последней инстанции.

«В сфере борьбы с коррупцией мы выполним такие задачи:

- добьемся отмены выборов по партийным спискам и сделаем возможным отзыв депутатов всех уровней избирателями; отделим наконец бизнес от политической власти, а политическую деятельность – от государственной службы. Бизнесмены будут заниматься исключительно бизнесом и меценатством;

- внедрим новую бюджетную и налоговую системы; раз и навсегда покончим с благотворительными взносами предпринимателей на развитие правоохранительных и контрольных органов, прокуратуры и суда;

- сделаем деятельность власти прозрачной для людей, для чего поставим уполномоченных на выполнение функций государства и органов местного самоуправления, под контроль общественности, которой предоставим широкие полномочия;

- обеспечим проведение реформы государственной службы и принятие Кодекса административных процедур Украины;

- завершим создание эффективной законодательной базы для борьбы с коррупцией и ее базой – теневой экономикой. В дальнейшем ни один закон не будет принят без позитивного вывода антикоррупционной экспертизы;

- построим совершенную систему субъектов борьбы с коррупцией, центральным звеном которой станут органы Антикоррупционного бюро Украины; организуем ее должное финансовое, кадровое, научно-методическое и другое обеспечение;

- научим политиков, судей, всех уполномоченных на выполнение функций государства и органов местного самоуправления, быть честными и ответственными слугами Украинского народа. Каждый виновный в коррупционном правонарушении будет наказан и ни один из них не сможет продолжить свою коррупционную деятельность;

- проведем реформу судоустройства и добьемся настоящей независимости, доступности и справедливости правосудия;

- ликвидируем государственные дачи, персональные пенсии и всю советскую систему льгот и привилегий; начнем строить страну равных возможностей;

- обеспечим уважение к закону и суду, выполнение каждым законов и судебных решений».

Перечисленные десять заданий достаточно конкретны для того, чтобы по прошествии пяти лет напротив каждого из них избиратели поставили «галочку». Или не поставили…

Николай Хавронюк, доктор юридических наук, заслуженный юрист Украины

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter