Д.Корчинский: Поедем в Крым агитировать за Януковича, если он не откупится от нас
Д.Корчинский: Поедем в Крым агитировать за Януковича, если он не откупится от нас

Д.Корчинский: Поедем в Крым агитировать за Януковича, если он не откупится от нас

15:08, 18 июня 2009
23 мин. 5307

Россия будет пытаться забрать Крым... Когда мы клянчим деньги, то не делаем вид, что отработаем их... Хотел бы умереть от ракеты, выпущенной с российского вертолета... Интервью

Россия будет пытаться забрать Крым... Когда мы клянчим деньги, то не делаем вид, что будем отрабатывать их... Я бы хотел умереть от ракеты, выпущенной с российского вертолета...

Лидер нескольких провокационных проектов в отечественной политике Дмитрий Корчинский ответил на вопросы УНИАН.

РОССИЯ БУДЕТ ПЫТАТЬСЯ ЗАБРАТЬ КРЫМ

Какой вообще смысл в существовании вашей партии? Вы ходили несколько раз на выборы, однако ни разу не выиграли.

Лидер “Братства” Дмитрий Корчинский вместе со своими соратниками наблюдает за маршем коммунистов. Киев, 7 ноябряДа, мы ходили на выборы по приколу. Если вы наблюдали за нашими избирательными кампаниями, то видели, что мы не предприняли ни одного шага для того, чтобы склонить к себе избирателей. А наоборот – предпринимали много шагов, чтобы оттолкнуть их от себя.

«Братство» – это христианское сообщество, которое борется за исключительные привилегии.

Например, мы отрицаем право язычников судить членов «Братства». Имею в виду язычников, которые сидят в судах. Мы считаем, что никто не имеет права карать наших людей, кроме нас самих. То есть мы не отдаем наших людей соседним бандам. Даже если эти банды называются прокуратура, министерство внутренних дел.

Мы считаем, что мы лучше, чем МИД знаем потребности украинской внешней политики, что именно мы должны реализовать эту политику.

Внешняя политика Украинского государства сегодня – никакая, она жалкая. Есть внешняя политика украинского народа, она пока тоже жалкая, но моими усилиями эту политику удавалось оживлять. Например, я организовывал участие украинских добровольцев в некоторых войнах. Надеюсь, мы будем распространять эту практику.

Вы себя считаете патриотом, но вас все воспринимают и считают провокатором.

А это одно и то же. Всех хороших патриотов в мире называли провокаторами. Например, к ОУН с самого начала основания был приклеен ярлык провокатора. И большинство украинских деятелей 30-х годов века очень злились на ОУН за провокативные действия...

Есть ли у вас стойкие взгляды относительно нашей евроатлантической интеграции, относительно нашего соседа – России?

Безусловно, есть. Мы полностью осознаем, что вскоре будет война в Крыму, и украинское общество должно мобилизировать внутренние силы для этого противостояния.

Вы с такой определенностью говорите о войне.

Исхожу из логики. Россия сегодня вкладывает большие деньги в сепаратизм, в сепаратистские проекты, в сепаратистские СМИ, в антиукраинскую истерию не потому, что ей некуда вкладывать деньги, а потому что она хочет отторгнуть от нас территорию. Другой логики в действиях России не существует.

России очень нужен крымский проект. Завладеть Крымом – это проект, который способен мобилизировать российского избирателя и объединить российскую элиту на десятилетия.

Все, что мы знаем о политике России, о политике России относительно Украины, свидетельствует, что Крым у нас хотят забрать.

БРАТСТВО ДОЛЖНО СТАТЬ ПРАВОСЛАВНОЙ ХЕЗБОЛЛОЙ

Вы России в этом будете помогать?

Нет, мы будем воевать против России и стараться, чтобы Крым, если его заберет Россия, стал непригодным для жизни.

Как вы себе это видите?

По обычной методике. Например, как “Хамас” пытается сделать непригодными для жизни места, занятые еврейскими поселенцами.

Еще один пример – «Хезболла». Эта общественная организация выиграла войну у Израиля. Это демонстрирует, что в действительности общественные организации способны эффективно противостоять государствам.

Поэтому мы должны обезьянничать с «Хезболлы». «Братство» должно стать эдакой православной «Хезболлой».

Вы сейчас говорите о терроризме?

Если у нас будут отбирать Крым, то, безусловно, будут и террористические атаки.

КОГДА МЫ КЛЯНЧИМ ДЕНЬГИ, ТО НЕ ДЕЛАЕМ ВИД, ЧТО БУДЕМ ОТРАБАТЫВАТЬ ИХ

Вы сейчас так агрессивно выступаете против Москвы. Но вам, как утверждают знающие люди, раньше платили спецслужбы соседнего государства. Кто сейчас финансирует «Братство»?

Сейчас «Братство» финансирую я. Москва, к сожалению, ничего не платила. Не платила и не платит.

К сожалению, прошли те времена, когда существовали генеральные штабы, заинтересованные в финансировании деструктивных сил у своих соседей. Скажем, немецкий генштаб платил большевикам. Сейчас такого нет. Даже иранцы сокращают финансирование своих проектов. А Москва очень скаредничает, тем более, что нам никогда не верили.

Честно вам скажу, что «Братство» – это штука, неудобная для оплаты. Потому что у нас психология не наемников, а попрошаек. Когда мы клянчим деньги, то никогда не делаем вид, что будем отрабатывать их.

У кого сегодня клянчите деньги?

У всех. Мы же живем по-христиански. Если Господь наш Иисус Христос и все апостолы не гнушались нищенством, то почему мы будем?!

Ну вы же не на улице стоите.

Да, на улице не стою. Я делаю более унизительные вещи. Например, общаюсь с буржуями.

С кем именно?

Ну вы хотите, чтобы нам обрезали любое финансирование... Им же стыдно станет.

Благотворительностью нужно заниматься анонимно. Если вы даете деньги на церковь или попрошайке, то об этом не нужно рассказывать. То есть я этим буржуа помогаю быть добрыми христианами.

...Знаете, меня обвиняли не только в том, что мы работали или работаем с Россией. Меня также обвиняют в том, что сотрудничаем с Израилем, что нам помогает СБУ в проамериканских штуках. То есть очень много разнообразного бреда.

Просто, если доходит до дела – говорю об эпизодах конкретного противостояния антиукраинским деятелям, – то это делает «Братство».

Например, когда в Одессе развернулась кампания «Я разговариваю по-русски». Это была мощная, проплаченная Москвой кампания. Ее кульминация – огромный митинг перед Одесской мэрией, и во время речи на лидера этой кампании было вылито ведро грязи перед телекамерами.

То есть результат дорогой кампании «Я разговариваю по-русски» закончился дерьмом. Это было «Братство».

Когда было издевательство над национальными символами на горе Говерла, тогда я объявил, что выделяю 20 тысяч долларов кому угодно из националистической молодежи, кто осмелится поиздеваться над бородой Дугина – инициатора этого процесса, председателя «Евразийского движения», которое было дебоширом на Говерле.

К сожалению, никто из нашей украинской молодежи не захотел сделать это из-за своей патологической боязливости.

Но по крайней мере штаб-квартиру «Евразийского движения» в Москве подожгли.

Это вы сделали?

Скажем, сделали люди, подобные нашим активистам.

Можно еще много перечислять.

Покажите мне, чтобы хоть одна из маргинальных националистических организаций сделала хотя бы что-то из того, что делаем мы!

Вы называете «маргиналами» – «Свободу»?

Нет, они уже не маргинальная партия, поскольку имеют свое представительство в местных органах власти.

У «Свободы» вообще другая эстетика. Эстетика и пропагандистские тезисы «Свободы» – это: нас побили в Крыму, нас побили в Одессе, нас оскорбили в Киеве, нас не пустили на Крещатик, нас опустили, над нами издевались. Это вот эстетика «Свободы».

У нас другая эстетика – мы побили там, мы опустили там, мы напали там.

То есть это разные жанры. Да, я признаю, что жанр «Свободы» – эффективный жанр. Дай Бог, здоровьечка всем таким партиям, в том числе «Свободе». Я тоже за них рад. Мы просто работаем в разных жанрах.

ИЗ ЧУВСТВА БЛАГОДАРНОСТИ Я СЕБЕ НИКОГДА НЕ ПОЗВОЛЮ РУГАТЬ ЧЕРНОВЕЦКОГО

Вы, насколько знаю, подрабатываете на каком-то киевском телеканале и, очевидно связаны с Черновецким. Вы поддерживаете деятельность столичного мэра?

Я пережил несколько мэров Киева. Они все делают одно и то же.

Я воздержусь от критики Черновецкого, потому что я благодарен ему. В свое время он помог выттащить нескольких наших ребят из тюрьмы, как только стал мэром. Их посадили благодаря Омельченко и Луценко.

Я пришел к Черновецкому и сказал ему: «Ты теперь новый мэр, помоги вытащить из тюрьмы моих ребят». Черновецкий пообещал это сделать, хотя это было и нелегко. Как-то он позвонил и сказал: «Встречайте своих ребят из Лукьяновской тюрьмы завтра. У меня только одна просьба – чтобы каждому из них вручили букет от киевского мэра».

Да, это был шаг настоящего человека. С тех пор я чувствую к нему благодарность.

По моему мнению, неблагодарность – это самый страшный грех. К сожалению, он очень распространен в украинском обществе.

Потому из чувства благодарности я себе никогда не позволю ругать Черновецкого или присоединяться ко всему этому хору псов, которые на него гавкают.

Очень принципиальная позиция... Должностное лицо оказало вам услугу, и вы уже его не критикуете. Разве это позиция главы патриотической партии?

Он действительно сделал добрый поступок. Мои ребята девять месяцев сидели в тюрьме только потому, что перепрыгнули через турникеты киевской мэрии и вручили тогда мэру Омельченко письма. Это было признано как попытка захвата административного помещения, и три человека за это просидели в тюрьме.

Если бы все украинцы руководствовались благодарностью и солидарностью, мы бы жили в другой стране, значительно лучшей.

Читая ваши публикации, слушая вас сейчас, понимаю, что вы хотите воевать, вам нужна настоящая война.

Ну, мне приходилось немного воевать. Не то, чтобы хотелось... Я больше всего люблю лежать на диване и читать книжки.

Я просто понимаю, что без какого-то сопротивления, без авантюры Украина обречена. Все, что у нас есть хорошего, что мы помним из собственной истории, – это восстание, война, сопротивление. Ничего другого украинцам не удавалось.

СТАЛИН ПРОВЕЛ СЕЛЕКЦИЮ, И ТЕПЕРЕШНИЕ УКРАИНЦЫ НЕ БОЕСПОСОБНЫ

Вы сказали, что из-за патологической боязливости молодые националисты не захотели издеваться над бородой Дугина. Вы считаете, что батологическая боязнь – это вообще свойство украинцев?

Теперешних украинцев... Они очень боязливы. Все-таки Сталин провел селекцию в свое время, и нынешнее поколение украинцев уже непутевое, небоеспособное.

Посмотрите даже относительно последнего экономического кризиса. Вся Европа поднялась, вся Европа бросалась бутылками с бензином в полицейские машины, вся Европа выходила на улицы. Что делали украинцы? Ничего! Никто ни на что не осмелился.

О чем это свидетельствует? Свидетельствует о том, что нация больна, она всего боится.

А как же Оранжевая революция?

Главный секрет Оранжевой революции – власть, которая не защищается. Когда власть защищается, то оранжевые революции не выходят.

Оранжевая революция состоялась, потому что люди чувствовали, что их никто не будет бить палкой по голове. Вот и все.

Американцы объяснили всем фигурантам, сказали буквально такое, точно знаю: «Если вы готовы, как колумбийские наркомарксисты, оставшуюся жизнь бороться в Карпатских лесах, то тогда, пожалуйста, можете попробовать разогнать Майдан. А если вы хотите оставаться в пределах экономической жизни, чтобы ваши счета не были арестованы, чтобы ваши предприятия могли и в дальнейшем экспортировать металл и химию, то тогда ни один волос не должен упасть с митингующих. Расслабьтесь и получайте удовольствие».

Основной лидер Оранжевой революции – американское посольство.

САНДЕЮ АДЕЛАДЖЕ РАЗ ПЛЮНУТЬ ВЫВЕСТИ 15–20 ТЫСЯЧ ЧЕЛОВЕК НА УЛИЦЫ

Есть ли среди ваших друзей темнокожие?

Среди друзей – нет, но я хорошо знаком с Сандеем Аделаджей. Мы всегда здороваемся и целуемся, когда встречаемся.

Он консультировался у вас относительно своих афер?

Я ничего не знаю об аферах Сандея Аделаджи. Нет, он у меня не консультировался.

Считаю, что это у него нужно консультироваться. Сандей Аделаджа приехал в Украину не так давно. Это негр из Нигерии и плохо разговаривает на всех языках, которые знает, однако он создал организацию, которая насчитывает десятки тысяч человек. За участие в этой организации люди не то что не получают денег, они сами платят десятину.

То есть Сандею Аделадже раз плюнуть вывести 15–20 тысяч человек на улицы. Ни один украинский политик не способен вывести бесплатно и двухсот человек.

Потому я пытаюсь консультироваться у Сандея Аделаджи. У него стоит поучиться организационной работе.

Он вас финансирует?

Не думаю, что Аделаджа способен кого-либо финансировать. Он христианин, он тоже живет нищенством.

Недавно Партия регионов и БЮТ хотели создать коалицию и выбирать президента в парламенте. Каково ваше отношение к парламентаризму?

Я получал политпросвет на Северном Кавказе. В 93-ом году, если мне не изменяет память Джохар Дудаев сказал: «Парламент – пятая нога в телеге чеченской революции». Должен сказать, что парламент – пятая нога в украинской телеге. Я не являюсь сторонником парламентаризма.

Если бы такая коалиция была создана, мы бы, безусловно, протестовали.

Мне не нравится, когда они договариваются между собой, потому что это всегда против нас. Украинскому народу выгодно, чтобы начальство всегда между собой ссорилось, потому что когда они договорятся, то заберут последнее, что у нас есть. Последнее, что у нас есть, – это относительная свобода.

В Украине плохая экономика, непонятные перспективы, очень хромает культура, но мы наслаждаемся с вами относительным уровнем свободы. У нас больше свободы, чем в европейских странах и, безусловно, чем в Российской Федерации.

Это ценность, эту ценность нужно оберегать, прежде всего от любых крупных парламентских коалиций.

НАШИ НАЦИОНАЛИСТЫ СЧИТАЮТ, ЧТО ЕСЛИ ОНИ ЗАНИМАЮТСЯ ПОЛИТИКОЙ, ТО ВСЕ МУХИ ДОЛЖНЫ СДОХНУТЬ

Часто ли бываете в России?

К сожалению, не могу бывать в России. В США я невъездной, а из России невыездной. Против меня там возбуждено уголовное дело относительно чеченских событий. Это, конечно, абсолютно лицемерное уголовное дело. Я ни в чем не виноват, что они мне приписывают.

Все националисты выглядят такими моногамными... Мол, у меня есть моя жена или девушка, и ни одной другой женщины нельзя. Вы почему-то такими не выглядите.

(Смеется). У меня тоже есть жена.

Просто у большинства наших националистов кислые морды. Они думают, если они занимаются политикой, то все мухи должны сдохнуть вокруг них. А я считаю, что политика – это когда весело.

Вы будете баллотироваться на должность Президента?

Скорее всего, нет. Это слишком дорого стоит. Мне жаль денег. У меня есть подозрения, что не выйду во второй тур, так зачем тратить деньги…

Я БЫ ХОТЕЛ УМЕРЕТЬ ОТ РАКЕТЫ, ВЫПУЩЕННОЙ С РОССИЙСКОГО ВЕРТОЛЕТА

Вы бываете на Ближнем Востоке. Взяли ли себе на вооружение восточную философию?

Да, постоянно бываю на Ближнем Востоке. Очень люблю этот регион.

Как-то ехал по Южному Ливану, как раз по той территории, которую контролирует «Хезболла». На фонарных столбах были развешены черно-белые портреты шахидов – людей, которые погибли в войне, и цветная реклама французских сигарет...

Я увидел, что есть люди, которым для того, чтобы прославиться, нужно погибнуть во имя Аллаха, а есть люди, которым нужно выиграть кастинг. На кастинге максимальная жертва, на которую можно пойти, – переспать с кем-то.

Вот я себе тогда задал вопрос: как бы мне больше хотелось прославиться – через кастинг или через самоподрыв во имя Аллаха?

И как, через кастинг?

С одной стороны, лучше через кастинг, с другой ... Был такой себе Рантисси, который очень недолго возглавлял “Хамас”, а предыдущего лидера “Хамаса” шейха Ясина убила израильская ракета, выпущенная с вертолета по его машине. Тогда Рантисси на митинге сказал, что каждый сам выбирает, как ему умереть: в собственных фекалиях на больничной кровати или от ракеты, выпущенной с израильского вертолета. «Я бы хотел умереть от ракеты, выпущенной с израильского вертолета», – сказал Рантисси. Через неделю ракету выпустили и в него.

Знаете, я бы, по-видимому, тоже не хотел умереть в собственных фекалиях на больничной кровати, а от какой-то выпущенной ракеты. Возможно, не с израильского вертолета, а с российского.

А в ваши усы вы вкладываете какой-то философский подтекст?

Это не философия, это чистая эстетика. Считаю, что это очень красиво.

Кроме того, когда мне придется линять, побрею усы и меня никто не узнает.

Я НЕ ПРОКУРАТУРА, И МНЕ НЕ НУЖНЫ ОСНОВАНИЯ, ЧТОБЫ КОГО-ТО В ЧЕМ-ТО ОБВИНИТЬ

В свое время вы провозгласили инициативу с претензионным названием «народный трибунал». Вы публично обвинили один из банков в коррупции, потрясали у нас на пресс-конференции какими-то “документальными доказательствами”, но когда дело дошло до суда, то оказалось, что у вас нет ни одного доказательства. То есть вы можете кого-либо обвинять в преступлениях, не имея для этого никаких оснований, только потому, что вам кто-то хорошо заплатил?

Мы же живем с вами в Украине, здесь все друг друга обвиняют в чем угодно, без каких бы то ни было оснований. Я же не прокуратура, так зачем мне основания, чтобы кого-то в чем-то обвинить?!

Почему только за деньги? Из удовольствия тоже...

Что значит “заплатит деньги”?.. Понимаете, украинцы – это нация наемников. Что такое украинское казачество, о котором мы поем в наших песнях? Это наемники. Чем занимался Богдан Хмельницкий до того, как поднял восстание? Наемничеством и организацией наемничества. То есть люди воевали за деньги.

Чем сейчас занимаются лучшие части украинского народа, которые ничего не боятся, в отличие от остальных? Они нанимаются в горячих точках, воюют за деньги.

Вот за кого бы вы хотели выйти замуж? За какого-то дохлого бухгалтера в очках, жирного политика или за красивого, отчаянного мужчину с широкой душой, толстой золотой цепью на шее, красавца с двумя пистолетами, человека широко жеста? Правда, за такого человека? Так это же наемник. Это человек, который убивает за деньги.

Мы, например, за деньги не убиваем, но не считаем западлом кондетьерствовать, то есть наниматься к тому или другому буржую воевать против его врагов за деньги.

Это национальная традиция. И почему это хуже, чем то, что вы пишете для УНИАН за деньги, которые вам платит ваше агентство?!

Ваша позиция – это позиция проститутки.

Мне никто не указывает, что делать. Кто мне может указать?! Когда совпадают интересы, то почему бы и нет?

Я, например, не различаю – мне что Ющенко, что Тимошенко, что Янукович. Как говорят, два сапога - пара. Мне плевать, кому что из них греет сердце. Они все одинаковы. И все равно – работать ли на Ющенко против Януковича,  или на Януковича против Ющенко. Они между собой не различаются.

Как я уже сказал, украинский народ принципиально заинтересован в том, чтобы они между собой никогда не договорились.

Все люди работают за деньги так или иначе. Вы, например, даже не работая за деньги, все равно поддерживаете этот антинародный режим: когда покупаете что-нибудь, вы платите 20% НДС. А это деньги, которые идут непосредственно на содержание бюрократии, тех людей, которые вас притесняют.

Нет безгрешных людей. Думаю, что те люди, которые становятся на борьбу за деньги, – значительно лучше, чем те, кто просто идет в рабство за деньги.

А чего вы не делали бы за деньги?

Множество вещей.

Например, критиковать Черновецкого?

И это тоже. Мне предлагали воевать с Черновецким, и деньги были неплохими...

То есть я не готов переступить через благодарность, через вероисповедание, через любовь к Родине. Очень много вещей. В действительности я связан по рукам и ногам.

ПОЕДЕМ В КРЫМ АГИТИРОВАТЬ ЗА ЯНУКОВИЧА, ЕСЛИ ОН НЕ ОТКУПИТСЯ ОТ НАШЕЙ АГИТАЦИИ

В девяностых годах, когда УНА–УНСО воевало на Кавказе, говорят, что вы материально очень обогатились. В частности, купили квартиры в центре Киева.

К сожалению, тогда обогатиться не удалось. Тогда добыча была очень маленькой. Это были не те времена.

Я обогатился значительно позже, скажем, через другого рода войну. Хотя того обогащения и на две квартиры не хватило бы.

Да, у меня есть в центре квартира, в которую меня в свое время принесли из роддома. Я до сих пор там живу.

Кого будете поддерживать на президентских выборах?

Никого. Я вообще себе не позволю сказать ни одного доброго слова ни об одном политике.

Буду поддерживать того, кто заплатит деньги.

Правда, мы с «Братством» имеем такую репутацию, что нам будут платить, чтобы мы не поддерживали. Мы, видимо, поедем в Крым агитировать за Януковича, если он нам не заплатит, чтобы мы этого не делали.

Откуда такая меркантильность?

Я идеалист.

Политика – это бизнес для всех, кто политикой занимается. Для Януковича – бизнес, для Тимошенко – бизнес, для Ющенко – бизнес, то есть это их бизнесовые дела. Почему мы должны помогать им в их бизнесовых делах бесплатно?

Другое дело – если бы это были герои-повстанцы, святые, наша обязанность была бы им помочь, чего бы это нам не стоило. А помогать барыгам, в барыжных делах, нужно за деньги. Не так ли?

Да и даже, чтобы защищать интересы Отчизны, нужно на это где-нибудь брать деньги. Знаете, сколько сейчас стоит автомат Калашникова на черном рынке? Цены поднялись. Мне досадно и больно об этом говорить, но автомат стоит 1,5–3 тысячи долларов. И на все это нужны деньги.

Если раньше мне вся чеченская кампания стоила долларов 500, то сейчас послать трех человек в Косово, просто на разведку, мне стоит по меньшей мере 2,5 тысячи долларов.

На любую авантюру, которую мы организуем, нужны деньги, на любое благородное дело, нужны деньги. Где их брать?

ВО ВСЕМ МИРЕ НАЦИОНАЛИЗМ – ЭТО ВЫСТРЕЛ, ТОЛЬКО У НАС ЭТО ТОСКЛИВЫЕ ПЕСНИ

А что вы в Косово забыли?

В Косово у нас были иллюзии, что сербы все-таки осмелятся на сопротивление. Мы хотели принимать в этом участие. А сербы, как всегда, не осмелились.

Я себе просто честно отчитываюсь, когда мы воюем: за что и за кого. Это отчет обязательно нужно себе давать, нужно, чтобы эта война приносила деньги, но не приносила вреда Родине, вероисповеданию или тем людям, к которым мы чувствуем благодарность.

Кроме всего прочего, украинцы – лицемерные люди. Когда-то кто-то из греческих философов сказал, что цинизм – ближайший путь к добропорядочности. Наш цинизм творческий, он связан с интеллектуальной честностью. Мы не пытаемся сделать себе шоры, надеть розовые очки. А украинцы все время это делают. Украинцы – очень робкая нация, никчемная. Которая готова за деньги сделать что-нибудь, и при этом хочет думать о себе хорошо.

Например, человек едет работать в Португалию или в Москве шабашит таксистом и в то же время чувствует себя “патриотом”...

Во всем мире национализм – это выстрел, только у нас национализм – это тоскливые песни. Украинец будет считать себя националистом и будет жевать сопли в подворотнях.

Я не собираюсь с этим мириться и казаться лучше, чем я есть.

Но вы любите этот народ, о котором вы так выражаетесь?

Нет, не люблю. Я не люблю теперешних украинцев. Я, как и все украинцы, люблю тех украинцев, которые были когда-то, в XVII веке, и надеюсь на тех, которые когда-либо будут.

Те, которые есть сейчас, меня раздражают.

Люблю украинцев с оружием в руках, которые больше всего любят свободу и готовы жертвовать собой за свободу и веру, получая при этом безумное удовольствие.

Хочу, чтобы нация овец опять превратилась в нацию волков.

Разговаривала Оксана Климончук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

+
Соглашаюсь
Продолжая просматривать www.unian.net, вы подтверждаете, что ознакомились с Правилами пользования сайтом, и соглашаетесь c Политикой конфиденциальности