Л.Гузар: Называть политика помаранчевым – это как приписывать ему большие добродетели

Л.Гузар: Называть политика помаранчевым – это как приписывать ему большие добродетели

Могу представить даже коммуниста помаранчевого... Уважаю Президента за его украинскость, но не нравится его Секретариат... Кризис пройдет, а искусство останется... Интервью

Могу представить даже коммуниста помаранчевого, то есть человека, который служит своему народу... Мне очень не нравится Секретариат Президента... Кризис пройдет, а вот искусство останется в веках...

Глава Украинской греко-католической церкви Блаженнейший Владыка Любомир Гузар ответил на вопросы УНИАН.

(Наше интервью из Блаженнейшим состоялось в те дни, когда Партия регионов вывела людей на Майдан. Владыка, как всегда, в хорошем настроении, сам начал говорить о митингах, мол, митинги – это всегда положительно.)

Так Вы не имеете ничего против митингов? Даже если митингует Партия регионов?

Любомир ГузарМитинги – это нормальная вещь в демократическом государстве.

Однако выглядит неестественно и смешно, когда, как свидетельствуют мас-медиа, на митинги люди идут за деньги. Знаете, это как-то невкусно звучит. Потому что те люди не идут по убеждениям, это не есть настоящий политический митинг. Это все равно, когда артисты платят кому-то, чтобы они очень громко им аплодировали. Это – именно то. Это неискреннее и неправдиво. Как по мне, это скорее компрометирует, чем убеждает.

Если бы действительно вышло пятнадцать тысяч по убеждениям – это что-то бы значило. А если там вышла группка людей, и то оплаченные, это не приозводит никакого впечатления, нужно быть разве что слепым и немудрым, чтобы это серьезно трактовать.

Встречаетесь ли Вы с простыми людьми? что они говорят? готовы ли они к демонстрациям?

К сожалению, я сейчас уже очень мало общаюсь с людьми.

Когда я жил в Италии, там часто бывали разного рода демонстрации. На которые действительно приезжало много народу. Но не было никогда такого впечатления, что тем людям кто-то заплатил. Правда, когда шел сильный дождь, то заявленная забастовка или демонстрация не проходили. Потому что нужно себя уважать. И эти забастовки что-то значили, к ним власть относилась серьезно, так сказать, было уважаемое волеизъявление.

К сожалению, у нас нет еще культуры такого типа.

По моему мнению, Помаранчевая революция была другого характера – не политическая, а скорее общественная демонстрация. К сожалению, потерянная, потому что ее использовали политики и, как по мне, не очень счастливо.

Это было так – народ сказал – без многословья, но своим присутствием, – что хочет правды и справедливости. Хотят службы народу, а не использования народа. Политики же народ разделили на «оранжевых» и «бело-синих». Это не совсем правильно, потому что я себе могу представить даже коммуниста оранжевого, то есть человека, который служит своему народу из убеждения.

Если называть кого-то из политиков «оранжевыми» – это вроде как приписывать им большие добродетели. Но мы видим, что большинство из них не иные, как все остальные. Они не заслуживают так называться.

Вот видите, как воспринял это Запад... Для меня то был глубоко эмоциональный момент, когда Президент Ющенко поехал в Германию и в немецком парламенте все – социалисты, демократы – пришли с чем-то оранжевым, чтобы подчеркнуть, что они согласны с таким подходом к политическому спектру.

Наша Помаранчевая революция, по моему мнению, была уникальная вещь. В Европе за последние несколько лет не происходило ничего подобного. Тем более что это была полностью мирная революция. Это не была Французская революция или Российская, это была очень Украинская революция, специфическая, неповторимая, думаю... К сожалению.

Виктор Ющенко поздравляет с 75-летием Главу Украинской греко-католической церкви Кардинала Любомира Гузара. Киев, 2 марта Нашего Президента сейчас много критикуют. Как Вы считаете, какая его наибольшая заслуга перед украинским народом?

Я очень его уважаю за его украинскость. Он вправду старается пробудить украинский патриотизм. Это не для того, чтобы кого-то ненавидеть, или против кого-то. Нет! А для того, чтоб мы осознавали, кто мы есть – не как политический социум, а как народ.

Например, празднование 370-летия со дня рождения Ивана Мазепы... Мазепу может кто-то любить или не любить, но он является крупным государственным мужем Украины. Особенно казацких времен, когда было много отважных и хороших людей, но не много государственных мужей.

Также годовщины Голодомора, боя под Крутами.

Это такая действующая любовь к Украине, к украинскому народу. Я это для себя очень высоко ценю.

Есть ли что-то такое в действиях Ющенко, что Вам не нравится?

Мне кажется, что его политическое поведение не очень успешно.

Мне очень не нравится его Секретариат. Потому что Секретариат должен быть на службе Президента. В Италии есть секретариат, в Америке есть секретариат, но вы никогда не знаете, кто эти люди. То есть Ющенко мало проявляет себя как политик. Производится такое плохое, негативное впечатление, как будто то они используют Президента и делают с ним, что хотят.

Я не говорю, что оно именно таки есть, но складывается такое впечатление.

А Юлия Тимошенко на Вас лучше впечатление производит?

Боже милый... Думаю, она – способный политик. К сожалению, я никогда не имел возможности с ней говорить непосредственно.

Я встречался с ней во время каких-то событий, но так чтобы поговорить по уму, так – нет, чтобы иметь основание понять, что является движущей силой в ее личности. Публичные заявления мало что значат для понимания о самом человеке. Они для меня не являются указанием того, как действительно кто-то думает, чего желает.

С Президентом я имел случай несколько раз говорить во время личных встреч. Для меня его проукраинские действия являются такими красноречивыми.

Знаю, Вы сейчас готовите большой проект в культурной, или скорее духовной сфере. Можете ли рассказать, что это такое будет?

Любомир ГузарВ послепсхальное время, 1, 2, 3, 5 и 7 мая, мы приглашаем на концерты академической музыки “С верой и любовью”. 1 мая концерт состоится в Ивано-Франковском академическом музыкально-драматическом театре, 2 мая – в Тернопольском дворце культуры “Березиль”, 3-го – во Львовском национальном академическом театре оперы и балета, 5-го, – в Национальной опере Украины в Киеве и 7-го – в Одесском национальном академическом театре оперы и балета.

Это странный проект, потому что он как будто сам из себя вырос. Сначала он задумывался как финансовый. При его помощи мы хотели поощрить людей пожертвовать на строительство нашего Патриаршего собора Воскресенья Христова. Но потом, когда мы начали дискутировать над этим проектом с его режиссером Архипчуком, я понял, что мы можем людям дать много больше, чем просто зрелище.

Сделают ли люди какие-то пожертвования, не сделают ли – не является главной целью. Безусловно, мы будем рады за каждую гривню, которую кто-то принесет.

Мы хотим дать людям немножко света в сегодняшней темноте, в которой они начали, не скажу ломаться, но подаваться.

Мы им хотим представить то, что выдержало века, выдержало как что-то очень позитивное. Мы говорим о греческой драме, итальянских операх ХІХ века, о церковной музыке веков. Эти вещи говорят не только с нами сегодня, но и две-три тысячи лет потому говорили с греками. Потому что оно бьет именно в естество человека, в то, что делает человека человеком. Это значит, что в той музыке есть определенная ценность, которая легко не проходит.

Кризисы приходят и уходят. В своей жизни я видел несколько кризисов, а также войны. Казалось бы, что этот кризис – что-то страшное, что затрясет все человечество вплоть до основы. Поверьте, это все пройдет. А вот искусство, красота бьет в какую-то такую нотку, жилку в нашем естестве, которая звенит веками.

Такая музыка, возможно, требует определенной публики, которая все же есть настолько интеллектуально, духовно развита, что она умеет это принять и понять.

Из-за кризиса, политических перипетий кажется, что мы живем в темной, покрытой тучами минуте, где мир не очень радостно и весело выглядит. Но все же даже здесь, в таких обстоятельствах есть что-то, что намного более продолжительное, чем все те ненастья. Люди должны остановиться глубоко почувствовать, что вокруг них происходит.

Думаю, это будет момент определенного духовного переживания.

Пригласите ли на концерт нашу политическую элиту? Может, это их хоть немного облагородит?

Это было бы прекрасно. Это было бы большое достижение.

Беда политиков, не только украинских, в том, что они все видят сквозь призму политики.

Политику нужно, чтобы он хоть иногда забывал о политике, а вспоминал, что он человек.

Нужно отбрасывать свои немощи, чтобы встретиться с красотой. Не забываем, что красота – один из атрибутов Бога. Мы немножко забываем, что Бог проявляется также в красоте.

Мы мало видим красоту природы или красоту вообще. Мы чаще реагируем на добро, правду, но забываем, какое влияние на нас может иметь красота.

Какие угрозы нынешний кризис несет Украине?

По-видимому, те же, что и в каждом кризисе – что богатые станут более богатыми, а бедные – более бедными. То есть пострадают те люди, которые к кризису не имели никакого отношения. Кризис создали богатые люди, жадные люди, которые хотели еще больше богатства.

Нашлись ли уже меценаты на Ваш проект?

Таких еще нет.

Первыми спонсорами оказались исполнители, которые будут принимать участие в концертах, не требуя той оплаты, которую они получают на мировых сценах.

Каких гостей пригласили?

Специально никого не приглашаем. На концерты придут те, кто приобретет билеты.

Сейчас время поста. Скажите, а как правильно поститься? И что вообще такое пост?

Любомир ГузарТо, что мы едим, – это есть только часть поста.

Некоторые отказывают себе в определенных блюдах или определенном качестве кушаний, чтобы сохранить фигуру. Когда человек это делает, то он делает это из любви к телу, чтобы красиво выглядеть. Когда же человек отказывает себе в определенной еде в пост, он это же делает из любви к душе.

Пост – это средство укротить определенные страсти, так сказать, ввести определенную дисциплину в своей жизни, чтобы дать больше внимания духовным ценностям, чем телесным. Тем самым мы возвышаемся духом. Мы досказываем, что не является рабами еды.

Что-нибудь, от чего мы воздерживаемся, ставя перед этим духовные ценности, – это есть пост.

Для нас еда – не безразличная вещь. Еда не существует сама ради еды. Я могу часто встречаться с людьми, общаться, но когда я с ними сажусь к столу, не важно, что мы едим, а важно, что едим вместе. Это очень важный момент.

Еда – это не только чтобы наполнить брюхо или съесть много вкусных вещей. Есть вместе с кем-то – это значит общаться очень особенным, интимным способом.

Вспоминаю «Графа Монте-Кристо» Александра Дюма. Граф никогда не пробовал ничего в доме своего врага.

Помню, кто-то сказал: «Пост есть также тогда, когда мы едим все, что перед нами поставили», потому что есть вещи, которые мы любим, и есть вещи, которые мы не очень любим. Но есть так, как будто этой разницы нет, – это также победить свой вкус.

Во время поста некоторые люди отказывают себе также в походах в кино, театр или вообще не слушают музыку. То есть, существуют разные формы поста. Главное себя дисциплинировать, не быть зависимым.

Вы лично гурман? Любите всевозможные деликатесы?

Знаете, когда-то я на это больше обращал внимания. Когда мужчина становится старше, то это перестает вплоть до такой степени быть интересным.

Когда был значительно младше, я был готов с товарищами поехать куда-то далеко, чтобы посмаковать то или другое. Сегодня я бы этого уже не делал.

Отличаются ли для Вас греко-католики от прихожан Киевского и Московского патриархата?

Могу сказать, да и нет. Безусловно, что все имеют какие-то свои специальные привычки. Например, греко-католики из поколения в поколение приучены, что они должны принимать участие в богослужениях по воскресеньям и праздникам. Потому в греко-католических церквях в целом в воскресенье присутствует довольно много людей.

В то же время в православной традиции такой обязанности, как в греко-католической традиции, не чувствуют, но они стараются хоть на минутку прийти помолиться, поставить свечу, поцеловать икону.

Вторая вещь, которую я наблюдал, – православные очень серьезно относятся к посту. Мне кажется, куда серьезнее чем греко-католики.

Это такие видимые отличия. Но люди всегда и всюду остаются людьми. Если к ним красиво относиться – искренне, открыто, по-Божьему, – они будут реагировать соответственно, радостно с вами будут общаться. Потому здесь я никогда не видел какой-то особой разницы.

Когда был младше, очень много ездил по миру, встречал разных людей, разных вероисповеданий, разных национальностей, и везде тоже самое. То есть если вы с людьми ведете себя как человек, люди реагируют на вас как на человека.

Безусловно, везде вы найдете фанатиков. Я их называю фундаменталистами. Они говорят: «Если ты не такой как я, то ты ничего не стоишь». Да, есть такие варианты, но в целом люди остаются людьми.

Как часто ездите в Ватикан? И не пробовали ли пригласить Папу Римского Бенедикта в Украину?

Пробовали... Знаю, что правительство и Президент пробовали пригласить. Потому что мы помним, какое позитивное впечатление для многих людей, не только греко-католиков, имел визит Папы Ивана Павла ІІ.

Я не предвижу визита в очень короткое время, хотя не исключаю, что он в ближайшие годы приедет в Украину. Я бы с радостью увидел духовные последствия такого визита – такие последствия, как были от визита его предшественника.

Часто слышим от людей из Москвы, что нет разницы между украинцами и россиянами. Что мы являемся одним народом. Как мы должны реагировать на такие вещи?

Я не знаю, что побуждает человека так говорить, потому что, безусловно, разница есть. Мы являемся двумя разными народами, и это с самих начал. У нас другая история.

Такие высказывания являются скорее политическими утверждениями, чем выводами, которые сделал бы человек, объективно глядя на ситуацию.

Мне кажется, что не нужно быть гением, чтобы то быть способным досказать.

Я бы о том особо не беспокоился. Тот, кто такое говорит, он уже этим самым сдает экзамен, кто он и что он есть.

Любомир ГузарПожелайте, пожалуйста, что-то нашим читателям в сегодняшнее нелегкое время.

Пожелал бы им не падать духом, не думать, что это - конец света. Конечно, это время не легкое, но если бы каждый из нас попытался как можно лучше использовать его, всем было бы легче. Например, утешить угнетаемых, обратить внимание на справедливость, на правду. Даже манифестировать ответственных за этот кризис, показать, что нам больно от того, что они сделали. Нет, не революционным способом, а так, чтобы они поняли, что причинили большую несправедливость людям. Но важнее всего – оглянуться вокруг себя и увидеть, кому нужно помочь, кого поддержать.

Разговаривала Оксана Климончук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter