Пойдут ли на пользу горькие лекарства от Нацбанка?
Пойдут ли на пользу горькие лекарства от Нацбанка?

Пойдут ли на пользу горькие лекарства от Нацбанка?

15:51, 31 марта 2009
14 мин. 1712

Ощадбанку с легкостью позволяют нарушать ключевой норматив, который обеспечивает стабильность банков... Рекапитализация банков обогатит их владельцев и госчиновников...

Ощадбанку с легкостью позволяют нарушать ключевой норматив, который обеспечивает стабильность банков... Рекапитализация банков приведет к обогащению их владельцев и госчиновников...

На днях Национальный банк опубликовал сообщение для прессы: «Европейскиелекарства от кризиса: сладкие, но не всем полезные», в котором изложил собственное видение подходов, которые нужно использовать в денежно-кредитной политике в Украине.

Загадочная природа дефляции

ГривнаНельзя не согласиться со специалистами НБУ в том, что ключевой задачей центробанка является обеспечение ценовой и курсовой стабилизации национальной денежной единицы и возвращение доверия к банкам, за счет чего можно возобновить инвестиции и способствовать выходу экономики из кризиса.

Не могу также не согласиться и с тем, что обеспечение низкого, но все же роста потребительских цен, является ключевым заданием центральных банков других стран. Правда, с причинами дефляции (в версии специалистов Нацбанка), которые дают возможность центробанку существенно снизить ставки рефинансирования и накачивать экономику деньгами, вряд ли можно согласиться.

Да, среди причин дефляции указано, что внешний спрос на продукцию существенно снизился. Это, в свою очередь, увеличило предложение товаров и услуг на внутреннем рынке стран и начало давить на цены в сторону снижения, то есть провоцировать дефляцию. Очевидно, что это не совсем так, или, точнее, вообще не так.

Действительно, спрос развивающихся стран на продукцию развитых стран существенно упал. В то же время понятно, что эта продукция никоим образом не может давить на цены в развитых странах, потому что их экспортоориентированная продукция вообще в таких объемах им не нужна. В действительности дефляцию в развитых странах обусловили несколько иных причин. Во-первых, на мировых рынках существенно (в разы) упали цены на энергоносители и другие биржевые товары (зерновые культуры, сахар, масло и т.д.), что неминуемо привело к снижению цен на них в этих странах. Кроме того, появились предпосылки для удешевления продукции, которая производится из биржевых товаров. Во-вторых, уценка связана с существенным сокращением потребления и повышением нормы сбережения. Неуверенность в завтрашнем дне, рост безработицы спровоцировал сокращение лишних расходов как со стороны корпораций, так и домохозяйств. В-третьих, общее взаимное недоверие привело к значительному сокращению объемов кредитования в этих странах, особенно потребительского и ипотечного, что тоже повлияло на сокращение спроса и падение цен. Именно эти три главных фактора, по моему мнению, и является причинами дефляции или почти нулевого роста цен в развитых странах.

Не имею возражений относительно мнения авторов статьи о том, что полезной для нашей страны может быть лишь расчетливая бюджетно-фискальная политика, основанная не на популистских принципах, а на прагматичных подходах, способных дать адекватный ответ вызовам глобального финансово-экономического кризиса.

Могу согласиться также и с тем, что экономический кризис в развитых странах имеет другую природу, и потому те лекарства, которые применяют для его преодоления там, не совсем подходят для решения проблем украинской экономики. Но вопрос в том, действительно ли лекарства от Национального банка Украины помогут нашей экономике выйти из кризиса, а не наоборот – добьют ее. Речь идет даже не о тех непрозрачных операциях по рефинансированию банков на протяжении октября–декабря в 2008 году, с небезосновательными подозрениями в коррупции, а об общем подходе центробанка к основным инструментам денежно-кредитной политики.

Две разные инфляции

ДолларыДействительно, в Украине наблюдается существенный рост потребительских цен, поэтому простая накачка банковской системы деньгами вроде той, которую осуществляет ФРС Соединенных Штатов, не может быть взята на вооружение. В то же время и чрезвычайно жесткую денежно-кредитную политику, которую сейчас проводит Нацбанк, особенно в части высоких процентных ставок, вряд ли можно назвать адекватной.

Ограничение объемов кредитования корпораций и домохозяйств является уместным в условиях, когда имеет место инфляция спроса, то есть инфляция, которая сформирована резким ростом доходов юридических и частных лиц, не покрытых соответствующим наращиванием производительности труда и увеличением объемов продукции. Именно такую ситуацию мы имели в 2007 году и на протяжении первых восьми месяцев 2008 года. Но тогда Нацбанк и правительство ничего не меняли в своей денежно-кредитной политике, чем в значительной мере заложили условия для сегодняшних проблем.

В настоящее время картина принципиально другая – мы имеем инфляцию не спроса, а расходов, то есть ситуацию, когда на цены давит не дополнительный спрос, а расходы, которые выросли в результате стремительного падения курса национальной валюты к другим валютам мира. В этих условиях украинские предприятия не имеют возможности быстро сократить свои расходы. Они по большей части не могут немедленно сократить использование импортной продукции или продукции национальных товаропроизводителей, в которой весомую долю составляет импортная часть. Товаропроизводители, в условиях сокращения оборотных средств и чрезвычайно жестокой процентной политики центрального банка, не могут воспользоваться слишком дорогими банковскими кредитами. В случае же их привлечения они вынуждены расходы по этим процентам относить на себестоимость продукции, тем самым провоцируя новый виток инфляции расходов.

Другой проблемой таких высоких процентных ставок является резкое ухудшение качества обслуживания имеющейся кредитной задолженности, что, в свою очередь, ухудшает финансовое состояние как банков, так и корпораций и домохозяйств. А это создает предпосылки для роста взаимного недоверия: банков – к юридическим и физическим лицам как заемщикам, и юридических и физических лиц – к банкам как месту хранения их текущих и срочных депозитов.

Снижайте ставки, господа

НацбанкАбсурдность такой процентной политике НБУ добавляют его призывы к коммерческим банкам пойти на реструктуризацию задолженности заемщиков и снижение процентных ставок по их кредитам. Интересно, как же банки могут снизить ставки по имеющимся кредитам, если центральный банк рефинансирует их по ставке 16%, 18% или даже 22% годовых, провоцируя требования о повышении процентных ставок со стороны вкладчиков. И вся эта показная жестокость денежно-кредитной политики происходит на фоне продолжения достаточно опасной практики финансирования дефицита государственного бюджета за счет эмиссии центробанка, то есть самого худшего варианта эмиссии, к тому же прямо запрещенного украинским законодательством.

Бесспорно, центральный банк не может просто влить большую сумму кредитных ресурсов по низким процентным ставкам, потому что лишь стимулирует банки к игре на валютном рынке. Свое виденье относительно надлежащего использования инструментария денежно-кредитной политики я неоднократно выражал, в том числе и в статье «Банковская система в Украине: плохо, но не катастрофично», потому не буду повторяться. Могу лишь еще раз подчеркнуть свое убеждение в том, что и денежно-кредитная политика, которую проводит в настоящее время Национальный банк, может обеспечить условную стабильность национальной валюты, вот только будет стоить это слишком дорого, потому что приведет к существенному сокращению объемов производства и массовому объявлению неплатежеспособности со стороны корпораций и частных домохозяйств, а затем и банков.

Рекапитализируй, не рекапитализируй...

Оценивая адекватность политики центрального банка и видения его специалистами путей решения нынешних проблем, не могу также не прокомментировать еще один пассаж из упомянутой статьи.

Специалисты Нацбанка пишут, что «если же кому-то очень хочется воспользоваться европейскими подходами, то среди них следует выбрать те, что действительно могут быть полезными для нашей страны. Это и рекапитализация банков при участии государства, и выкуп Правительством или правительственными агентствами у банков плохих активов, и выпуск долговых инструментов с правительственной гарантией».

Красивый упрек в адрес тех, кто не соглашается с денежно-кредитной политикой Нацбанка, и только проблема заключается в том, что на самом деле именно эти инструменты преодоления глобального финансового кризиса вызывают наибольшую критику со стороны западных экспертов, потому что являются не только чрезвычайно дорогими, а и где-то просто нереалистичными, учитывая объемы плохих активов банков. Кроме того, эти мероприятия фактически перекладывают ответственность за результаты своей деятельности со владельцев и менеджеров банков на соответствующие государства, которые покрывают их убытки за счет бюджетных средств, то есть средств налогоплательщиков. Уже не говорю о том, что это создает возможности для масштабного злоупотребления и коррупции со стороны государственных чиновников.

В связи с этим хочу привести примеры из уже имеющегося украинского опыта.

Сначала хочу обратить внимание на то, в какой мере правительство, которое прямо или опосредствовано является владельцем нескольких украинских банков, проводит ответственную политику относительно них и насколько опасным является путь, по которому двигается Национальный банк, устанавливая индивидуальные экономические нормативы для таких банков.

Анатолий ГУЛЕЙ
Так на днях председатель правления Ощадбанка Анатолий Гулей сделал заявлениеотносительно общих объемов кредитов, предоставленных НАК “Нафтогаз”. «18 млрд. грн. – наш портфель против них (НАК «Нафтогаз Украины») на сегодня», – сказал господин Гулей. Это заявление означает, что Сбербанк, общий собственный капитал которого составляет около 15,7 млрд. грн., предоставил кредитов одному заемщику на сумму, которая превышает 100% его собственного капитала. При том, что нормативные требования Нацбанка относительно кредитов одному заемщику устанавливают ограничение на уровне не более чем 25% от собственного капитала банка. Как видим, Ощадбанку с легкостью позволяют нарушать один из ключевых экономических нормативов, который обеспечивает стабильность банков. Это при том, что в нем лежат депозиты физических лиц на общую сумму свыше 12 миллиардов гривен.

К чему может привести это нарушение, можно лишь догадываться, учитывая, прямо скажем, не лучшее финансовое состояние Нафтогаза. Я уже не говорю, что такое установление индивидуальных нормативов является нарушением принципа равенства банков в конкурентной борьбе, предусмотренного украинским законодательством. Если один из банков может нарушать определенные нормативы, пусть даже с благословения Нацбанка, то это значит, что он может получать больше прибыли, чем другие.

Еще больше вопросов возникают с идеей проведения рекапитализации (увеличение уставного капитала) банков за счет средств правительства, а точнее, учитывая предложенный механизм, - прямой эмиссии центрального банка.

Во-первых, понятно, что средств на спасение всех банков не хватит, потому решение этого вопроса переходит в ручное управление государственных чиновников, независимо от того, где они сидят, – на Грушевского, Институтской или Банковой, с соответствующей гарантированной коррупционной составляющей частью.

Во-вторых, рекапитализировать планируется те банки, чье финансовое состояние является критическим. Но тогда возникает вопрос – каков вообще реальный капитал этих банков до проведения рекапитализации. И не окажется ли, что после начисления резервов под все плохие активы этих банков капитал самих банков – существенно ниже номинального или его вообще нет. То есть в этом случае это будет означать, что государство поделится собственными деньгами с акционерами банков, потому что капитал является общей собственностью владельцев.

В то же время при оценке реальной стоимости таких банков необходимо менять подходы к оценке некоторых факторов, которые влияют на их рыночную цену. Если раньше такой фактор, как наличие широкой сети филиалов и безбалансовых отделений, увеличивал цену банка, то сейчас это скорее приводит к ее дисконтированию. Расходы на содержание или ликвидацию филиалов и безбалансовых отделений будут увеличивать убытки и уменьшать реальную стоимость банка.

Следовательно, из этого нетрудно сделать вывод, что так называемая рекапитализация банков будет приводить к обогащению владельцев банков и государственных чиновников, которые на ней неплохо заработают.

Если уж проводить рекапитализацию банков, то делать это нужно совсем другим способом. Прежде всего правительству и Нацбанку необходимо сделать все возможное для поиска частных инвесторов, которые готовы проводить санацию проблемных банков. Если же это не удается, а социально-экономические потери от проведения процедуры банкротства и ликвидации этих банков очень существенны, то нужно проводить сначала национализацию этих банков, а уже потом их рекапитализацию.

После национализации, при участии представителей государства и бывших владельцев, должна быть проведена оценка стоимости реального капитала банка, исходя из пессимистической оценки активов. Эта реальная стоимость банка должна быть дисконтирована по меньшей мере на 30–40% (это нужно урегулировать законодательно), и уже потом должна быть определена сумма, которая будет выплачена прежним владельцам такого банка, например, через три года после даты объявления национализации.

А за эти три года государство должно провести санацию и продать такие банки. При таком варианте государство могло бы по крайней мере не понести убытков и не давать прежним не очень ловким владельцам банков заработать на этом. Хотя, как показывает опыт, у нас все делается с точностью до наоборот.

Борис Кушнирук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies