Сын Анны Политковской: Я часто спорил с мамой
Сын Анны Политковской: Я часто спорил с мамой

Сын Анны Политковской: Я часто спорил с мамой

13:13, 23 октября 2008
9 мин. 1918

Я не хотел, чтобы в ленте о моей маме был Березовский...У нас уже просто тот же Лукашенко... А здесь демократия рождается... Интервью

Илья Политковский
Илья Политковский, сын известной российской журналистки Анны Политковской, убитой два года тому назад, приехал в Киев, чтобы вместе с режиссером Эриком Бергкраутом презентовать ленту "Письмо к Анне". Этот фильм открывал на нынешней "Молодости" специальную программу "кино против тоталитаризма". К сожалению, заинтересованных в зале кинотеатра "Киев" собралось не слишком много. Некоторые юные личности уходили с просмотра, чтобы выпить кофе или попасть в соседний зал на более оптимистичную картину. А между тем, как отметил, представляя фильм, художественный руководитель "Молодости" Андрей Халпахчи, сегодня угроза для Украины со стороны России не такая уже и призрачная. Режиссер «Письма к Анне» сказал, что с удовольствием приехал в Украину, потому что считает ее сегодня едва ли не наиболее интересной из всех стран. А затем проронил торжественно: "Леди и джентельмены! Карл Маркс был прав. Может ли фильм изменить мир вокруг? – Я задавал многократно себе этот вопрос. Я верю, что эта лента, возможно, сможет изменить хотя бы что-то – ее может посмотреть кто угодно на сайте "Новой газеты", – сказал господин Бергкраут.

Илья Политковский на презентации вспомнил о корнях своей мамы: она украинка, ее родители были родом из Черниговской области и из Керчи и потому, собственно, для Ильи важно, что фильм приехал в Украину. Лента оказалась в большей степени человечной, чем политической.

Илья, Вам самому понравилась лента?

Это лучшая картина о маме. Она в ней не представлена как солдат, который воюет против системы. Здесь она много улыбается.

А Вам не кажется, что в России только после смерти к героям особое отношение, которое граничит с фальшью?

Скажу, что в Европе фальши в отношении мамы как не было, так и нет. Там она очень популярна, ее разрывали буквально для участия в разных мероприятиях, где она принимала участие. Она давала мастер-классы в европейских университетах, у нее были постоянные колонки в СМИ. В России, конечно же, российская оппозиция пытается использовать ее, факт ее убийства. Это видно, и я об этом многократно говорил. Понимаете, политики будут использовать это так или иначе.

Потому я ни разу не был на ни одном из митингов. Я получаю информацию, что там происходит. Знаете, это ужас. Все эти лозунги: "кровавая гэбня", "путінський режим" и так далее. Вот "Новая газета" уже два года подряд по собственной инициативе проводит митинги и я надеюсь, они это будут делать и в дальнейшем. Там запрещены политические лозунги, флаги, а маму вспоминают как женщину, как журналиста, а не как политического деятеля.

Вы всегда понимали, для чего она занимается такой опасной и неблагодарной работой - говорит правду о том, что не хотят слышать?

Мама начинала свою серьезную профессиональную деятельность, когда я уже был в сознательном возрасте, потому я сразу же все это понял. Сначала она писала общие материалы, не обязательно о Чечне и болевых точках, потому я понимал, в принципе, о чем мама говорит.

Она умела совмещать семью и свою профессию. Но, как она сказала в фильме Эрика: «Общество не готово слышать эту информацию». Первый канал в России – что это? Зализанные новости, они не интересны, это телевидение в теплых ошейниках, которые не хотят снимать, им это не нужно. Но я уверен, если политическая воля изменится и там начнут показывать какие-то серьезные вещи, то люди также проснутся и начнут интересоваться. Источник этой политической воли, безусловно, наверху.

Почему наверху? Вы не верите в гражданское общество?

Я верю в гражданское общество. Я вижу, что оно у вас в какой-то степени присутствует и мне очень у вас интересно. Опять же, издалека всегда виднее: я здесь неоднократно слышал мнение, что российский путь развития подходит для Украины, а я думаю, что наоборот. У вас, как минимум, три полюса принятия решений и это  уже демократия, потому что нет вертикали власти, когда один человек решает все. Возвращаясь к российским телеканалам... Без политической воли там картинка не изменится, будут продолжаться заасфальтированные, лакированные сообщения на наших телеканалах. У нас уже просто тот же Лукашенко. Я вообще не смотрю новости российских телеканалов. Но это богатые каналы и я смотрю, когда они показывают хорошие фильмы, ведь у них есть бюджет, который позволяет покупать трансляцию, в том числе, спортивных программ.

В этом они на уровне всех европейских каналов. Но новости я не могу смотреть вообще – я откровенно засыпаю. Я не оппозиционер, не Касьянов, не Каспаров, я с флагами не хожу, не кричу о путинском режиме, я говорю о своих личных ощущениях – мне не интересно, я не узнаю ничего из этих новостей.

Вот, например, выпуск, и первые десять минут рассказывают о Путине и Медведеве, обязательно (!), чтобы там не случилось. Сложно сказать, когда это изменится, но я думаю, что изменится. И я думаю, что изменения эти должны начаться сверху. Я процитую слова моей мамы: "Общество достойно своих лидеров". Она с горечью, но подтверждала этот тезис. И я могу подтвердить: в России "Единая Россия" и Путин получают наибольшую поддержку граждан и никуда от этого не денешься. Нельзя говорить, что все ненавидят Путина, что его не поддерживают и навязывают – это неправда.

В Беларуси, то же...

Но это эффект, когда не остается выбора, когда используется весь административный и медиаресурс для того, чтобы альтернативы не было. В фильме Березовский говорит, что если долго показывать неизвестного человека по телевидению, он может стать президентом. Я здесь с ним согласен – это именно так! Некуда от этого не деться.

А его комментарии в фильме, по вашему мнению, уместные, особенно те, где он дает оценку деятельности российских президентов?

Думаю, что Эрик его взял просто как эксперта. Почему бы и нет? Он режиссер, он имеет право. Но если взять мое личное мнение, то я не хотел, чтобы в ленте о моей маме был Березовский. Но я не режиссер, это очень важно. Он говорил со мной, советовался, но хотел показать все точки зрения, он имеет на это право. Документальное кино – это объективность, а не эмоции. Здесь должно быть все, все, все.

У нас самая известная книга Политковской "Вторая Чеченская", в переводе на украинский...

"Вторая Чеченская" уже "поросла мхом". Через полгода после убийства мамы мы, семья, совместно с "Новой газетой" выпустили книжку "За что?", ее можно найти в Интернете.

В фильме, на мой взгляд, ключевой фразой были слова коллеги Анны Политковской: "Если бы все журналисты писали о том же, что и Анна, ее бы не убили"... Но таких, как она, - единицы. Я даже слышала такое мнение, что Анна Политковская была идеалисткой настолько, что это нельзя назвать нормальной.

Да она действительно была максималисткой и идеалисткой, я с вами полностью согласен. Иногда она даже перегибала палку в этом "правдолюбие прежде всего". Я неоднократно с ней спорил по некоторым эпизодам, которые мы обсуждали. Она мне говорила: я буду писать, как есть, а я ей говорил: эффективнее было бы сделать так, а она мне: я хочу не эффективнее, а так, как оно есть. А я говорю: твои читатели не такие начитанные, как ты, эту информацию нужно немного объяснить, или иначе подать, с определенным обстоятельным серьезным анализом, а она говорила: «Нет, я просто напишу, как есть, и пусть думают».

Вот такая у нее позиция была и я не считаю, что это очень хорошо, потому что читатели не могут быть журналистами, им нужно подавать, не перекручивать, именно подавать информацию, чтобы это было доступно. У каждого издания "свой" язык общения с читателем, это зависит от направленности и формата. Мама думала иначе, она писала все прямо.

А... она такой родилась, или был какой-то решающий случай, встреча, после чего произошла метаморфоза?

Да, она такой родилась. Всегда такой правдолюбкой была.

То, что происходит в Украине в политическом контексте, с вашей точки зрения, обнадеживает?

Абсолютно! Это естественный, необходимый процесс. Эрик сказал, что он из страны со старой, укоренившейся демократией, даже местами нудной. А здесь демократия рождается и вот то, как она рождается, эти все трудности – без них невозможно это рождение, без них невозможно движение.

Считаю, что все, как оно идет, так и должно идти, потому что, если вдруг кто-то из ваших политиков придет к власти, движение прекратится и это лицо сразу превратится в Лукашенко или Путина. Независимо от того, кто именно придет. Пока есть это противодействие, борьба, есть шанс найти стену. Плюс эмоции. Вы настолько эмоциональны!

Мой брат  из Украины недавно мне сказал: естественнее всего для украинца, для киевлянина – палатка на улице, они не могут без этого, это же целое представление! Он говорит: вот жизнь! Если что-то не то, сразу на улицу. Я надеюсь, что в Украине все будет действительно хорошо.

Разговаривала Татьяна Селезнева

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies