S&P: “НБУ нужно выпустить пар из банковской системы”, но не дать ей испустить дух...

S&P: “НБУ нужно выпустить пар из банковской системы”, но не дать ей испустить дух...

Украине стоит ожидать точечных дефолтов банков, но коллапса системы не будет. НБУ столкнулся с самыми серьезными проявлениями мирового кризиса и сейчас работает как сапер...

Украине стоит ожидать точечных дефолтов банков, но коллапса системы не будет. Доля проблемных кредитов уже превысила 20%, но в мире банки десятилетиями живут с проблемными долгами. Плохо, что нет ясности политической позиции высшего руководства по развитию банковской системы. НБУ столкнулся с самыми серьезными проявлениями мирового кризиса и сейчас работает как сапер...

Заместитель директора группы рейтингов финансовых институтов парижского офиса международного рейтингового агентства Standard & Poor`s Екатерина ТРОФИМОВА в интервью УНИАН рассказала о текущем состоянии дел в украинской банковской системе, о возможных дефолтах, а также о мерах, которые должен принять Нацбанк, чтобы не допустить ухудшения ситуации.

Каковы на сегодня основные риски и позитивы для украинской банковской системы?

Украинская банковская система, к сожалению, существенно пострадала от мирового финансового кризиса, и значительно больше, чем многие развитые или развивающиеся страны. Ситуация безусловно непростая, но управляемая. Основной задачей, как в последние месяцы, так и в ближайший период является поддержание ликвидности, и мы считаем, что это вполне решаемая задача в рамках системы в целом. Однако не удастся избежать точечных дефолтов банков, которые уже в большей или меньшей степени проявились. Мы не ожидаем крупномасштабного системного кризиса с полным коллапсом банковской системы, что во многом связано с очень четким и контактным отслеживанием проблемных случаев со стороны НБУ.

Как Вы оцениваете возможности украинских банков относительно выполнения обязательств по внешним заимствованиям в текущем году?

Нас действительно беспокоят значительные выплаты, которые предстоят украинским банкам в этом году по иностранным обязательствам, а, по нашим оценкам, они составляют около 9-10 млрд. долл., однако больше проблем мы все-таки ожидаем с выплатами корпоративных заемщиков, где уже проводится точечная реструктуризация. Для банковской системы положительным фактором является значительная доля присутствия иностранного капитала. По нашим оценкам, около четверти всех обязательств украинских банков перед иностранными контрагентами приходится на их обязательства перед материнскими и аффилированными структурами, что, безусловно, снижает риск рефинансирования. Но все равно объемы погашения остаются значительными. Не исключено, что в особо проблемных случаях может проводиться реструктуризация долгов, но есть четкое понимание даже на уровне руководства страны, что необходима максимально аккуратное и добросовестное обслуживание, по крайней мере, открытых рыночных сделок. В связи с высокими репутационными рисками, связанными с подобными видами сделок, мы уже видели и предполагаем возможной в ближайшее время адресную помощь со стороны НБУ для осуществления данных выплат.

Более сложным является поиск системного решения в отношении ухудшения качества активов. Так, по нашим оценкам, доля кредитов с признаками проблемности уже превышает 20% в целом по сектору и этот показатель неумолимо увеличивается. Дальнейшее развитие курса гривни будет иметь огромное значение для качества активов банков.

Существует ли какое-либо предельное значение курса гривни, при котором будут масштабные невыплаты по кредитам (значение курса, которое будет угрожать стабильности банковской системы)?

Курс гривни, который был достигнут, уже является достаточно серьезным испытанием для качества активов банков, и наши оценки доли проблемных кредитов наглядно это подтверждают. Дальнейшее ослабление гривни будет автоматически трансформироваться в более глубокую эрозию качества кредитного портфеля и как результат - сужение ликвидности банков. На данный момент основным источником пополнения ликвидности для многих банков является амортизация их кредитного портфеля. Чем больше доля проблемной задолженности, которая, соответственно, не генерирует ликвидность для банков ни в виде доходов, ни в виде погашений, тем сложнее поддерживать ликвидность на необходимом уровне, особенно в условиях продолжающегося оттока вкладов.

С другой стороны, ухудшение качества активов само по себе не обязательно провоцирует мгновенный коллапс системы или отдельных банков. Есть множество исторических примеров, когда при умелом управлении ликвидностью банковские системы десятилетиями функционировали с огромным количеством проблемной задолженности. Поэтому необходимо, прежде всего, обеспечение стабильности ресурсной базы банков, в частности, вкладов клиентов, а также аккуратное управление ликвидностью и максимальные усилия по восстановлению, или, по крайней мере, стабилизации качества активов.

Как бы Вы оценили перспективы изменения курса гривни?

У нас нет четкой ясности по дальнейшей динамике курса гривни. Факторы девальвационного давления сохраняются, но валютный курс во многом зависит от проводимой монетарной политики. Это и есть один из основных факторов неопределенности для банковской системы и нашего анализа банков на ближайшие месяцы.

Какая категория банков оказалась наиболее уязвимой в отношении проявления кризиса?

Я думаю, нельзя выделить какую-то отдельную категорию банков. Конечно же, первым под стресс попал розничный бизнес как в отношении вкладов, так и качества кредитов, что проявлялось в случае кризиса и в других странах. Однако и корпоративный бизнес испытывает все большее давление. Возможные оттоки по корпоративным вкладам, которые уже наблюдались по некоторым банкам, как раза из-за своей масштабности являются более губительными для банков. Ухудшение качества корпоративных кредитов также все более критично из-за их концентрированности.

При существующем состоянии банковской системы, какие шаги, по мнению Standard & Poor`s, было бы необходимо предпринять? Есть ли какой-то рецепт последовательности действий?

К сожалению, универсальных рецептов не существует. Действия Национального банка объективно ограничены тремя важнейшими факторами. Прежде всего, ограниченностью его ресурсной базы, во-вторых, его недостаточной независимостью и, в-третьих, отсутствием ясности политической позиции высшего руководства по развитию банковской системы. Для всех ветвей власти очевидно, что необходимо поддерживать доверие к банковской системе и ее стабильность, однако нет однозначного мнения по поводу конкретных методов и это безусловно осложняет работу Национального банка. Национальный банк предпринял множество шагов в последние месяцы, которые во многом способствовали сохранению относительной стабильности в банковской системе в условиях высочайших рисков. Именно Национальный банк Украины столкнулся с одними из наиболее серьезных проявлений кризиса в мире (сильнейшая девольвация местной валюты, оттоки вкладов, ухудшение качества активов, сокращение иностранного финансирования), и задачи, которые перед ним стоят, очень непростые. Выражаясь образным языком, Национальный банк работает как сапер. Необходимо выпустить пар из банковской системы, которая уж очень сильно разогналась в последние годы, но выпустить этот пар максимально деликатно, не спровоцировав более глубокой дестабилизации ее работы.

Как в целом Вы оцениваете перспективы развития банковской системы Украины до конца года? Насколько массовыми будут M&A-процессы? Много ли будет банкротств?

Несмотря на очень амбициозные планы реструктуризации банковской системы, которые Национальный банк озвучил в четвертом квартале 2008 года, в ближайшие 12 месяцев мы все-таки не ожидаем какого-то серьезного перекраивания структуры украинской банковской системы. Возможны отдельные сделки по слияниям и поглощениям, но они все-таки будут носить точечный характер. Неблагоприятные рыночные условия и отсутствие явных регулятивных стимулов не способствуют активизации процесса консолидации банковской системы, который безусловно необходим. Украинская банковская система является одной из наиболее раздробленных, фрагментированных в мире, что приводит к очень невысокому уровню рентабельности и отсутствию эффекта масштаба украинских банков. В ближайшие 12 месяцев мы ожидаем некоторого сокращения количества банков в системе, но мы не думаем, что оно будет носить критический характер. Отдельные банки сменят собственников, но мы не ожидаем прихода агрессивных амбициозных внешних инвесторов с громкими международными именами в связи с сохраняющейся неопределенностью как на мировых финансовых рынках, так и внутри украинского банковского сектора. Средне- и долгосрочный интерес иностранного капитала к украинской экономике сохраняется, но ближайшие месяцы все ещё будут негативно окрашены продолжающимся мировым финансовым кризисом и мы не ожидаем стабилизации рынков, по крайней мере, до второй половины 2010 года.

Имеет ли место в условиях кризиса снижение спроса на услуги рейтинговых агентств?

Как ни странно, спрос только повышается, что, скорее всего, связано с одним из важнейших выводов, который финансовый мир сделал из текущего кризиса, а именно о необходимости усиления анализа рисков. Интерес к нашей работе со стороны инвесторов значительно вырос особенно в сегменте развивающихся рынков, где транспарентность особо невысока и ситуация очень быстро меняется. Кроме того, интерес к работе рейтинговых агентств во многих странах связан и с новыми требованиями со стороны регулирующих органов. В частности, в России была значительно расширена система рефинансирования со стороны Центрального банка, одним из критериев доступа к которой были определены рейтинги в основном международных агентств, и это стимулировало спрос на наши услуги.

Алексей Савченко (УНИАН)

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter