Суббота,
19 августа 2017
Наши сообщества

В ожидании трибунала

Официальные результаты международного расследования крушения пассажирского Boeing-777 над Донбассом планируют опубликовать осенью. Но уже сейчас мир обсуждает необходимость создания международного трибунала для привлечения к ответственности виновных в авиакатастрофе.

REUTERS
REUTERS

Год назад крушение пассажирского самолета малайзийских авиалиний, унесшее жизни 298 человек, кардинальным образом изменило отношение мирового сообщества к российско-украинскому конфликту. Трагедия, ставшая актом международного терроризма, приковала внимание всего мира к ситуации на востоке Украины, после чего регион перестали воспринимать просто как очередной очаг нестабильности где-то на задворках Европы.

Россия запуталась в версиях

Несмотря на то, что официальное расследование еще не завершено, в информационном поле уже «гуляют» масса версий случившегося. Любопытно, что Украина все это время придерживается одной из них - МН17 был сбит пророссийскими террористами из российского БУКа. Международные следователи неохотно приоткрывают детали расследования, также придерживаются мнения, что Boeing-777 был сбит из БУКа. И, чем дальше продвигается анализ всех версий, тем больше склоняются к мнению, что пассажирский авиалайнер сбили пророссийские террористы из российского БУКа. Версии же, озвучиваемые не только вожаками российско-террористических войск, но и главными лицами Российской Федерации, многочисленны и противоречивы.

Напомним, год назад, сразу после авиакатастрофы, пророссийские боевики отрапортовали, что сбили украинский АН-26. Сообщение о «победе» над «хунтовским самолетом» массово подхватили российские СМИ. И только когда пришло прозрение, что стреляли в украинский транспортник, а сбили пассажирский лайнер, стали «зачищать» информпространство от своего предыдущего ликования. УНИАН писал, как это происходило

Собственно, даже после того, как накануне годовщины трагедии стало известно, что международные следователи уже точно установили, откуда завозился ракетный комплекс, кому он принадлежал, с какого точно места производился пуск ракеты, каким маршрутом и куда вывезли БУК, Россия продолжает генерировать «новые» идеи и версии. К примеру, Следственный комитет РФ недавно пришел к выводу, что Boeing был сбит ракетой «воздух-воздух», которая была произведена не в России.

REUTERS
REUTERS

Впрочем, Москву не устраивают не только предварительные результаты международного расследования. Кремль выступает категорически против создания международного трибунала по крушению малайзийского авиалайнера, несмотря на то, что такую инициативу поддержали все страны Совбеза ООН. После того, как 14 июля текущего года в СБ ООН был внесен проект резолюции о создании международного трибунала, российские чиновники и дипломаты бросились рассказывать о контрпродуктивности такого вопроса. В свою очередь, украинские эксперты считают, что само по себе такое поведение России является контрпродуктивным.

Трибунал под вопросом

Содиректор программ внешней политики и международной безопасности центра Разумкова Алексей Мельник отмечает, что поддерживает инициативу создания международного трибунала, «поскольку для того, чтобы установить истину, недостаточно будет решения какого-либо одного из национальных судов, должна быть наиболее авторитетная международная институция, решение которой будет признано если не всеми, то большинством стран».

К сожалению, создание трибунала пока остается проблемным. «Мы уже сейчас видим, что есть очень жесткое сопротивление со стороны России в этом вопросе», - рассказал эксперт.

Однако, по его словам, механизмы воздействия на Россию имеются. В частности, можно либо убедить Россию отказаться от права вето в Совете безопасности ООН, либо же обойти это право вето путем принятия решения на Генеральной Ассамблее ООН, где собираются все страны. «При этом, одним из способов заставить Москву не применять право вето является постановка вопроса, который должен прозвучать публично: если вы не признаете своей вины и ответственности за произошедшую трагедию, то тогда не логично блокировать создание трибунала, если РФ заинтересована в установлении истины», - отметил Мельник и добавил, что это очень упрощенный подход и, прежде всего, задача дипломатии на уровне лидеров государств.

В свою очередь, дипломат, экс-генконсул Украины в Стамбуле и Эдинбурге, глава правления фонда «Майдан иностранных дел» Богдан Яременко отмечает, что создание трибунала по МН17 - перспектива не ближайшего времени, но между тем, она абсолютно реалистична. «Создание подобного трибунала - это реалистичный сценарий. Совет безопасности ООН не примет решение создания трибунала, поскольку есть одно заинтересованное государство – Россия. Она уже четко выразила свою позицию о нецелесообразности существования такого трибунала, очень спекулятивную, необоснованную, но, тем не менее, категорическую. Поэтому создание трибунала потребует определенного времени, так как нужно будет найти правовые механизмы решения этого вопроса, и они существуют в рамках ООН. Совершенно очевидно, что, если совет безопасности ООН не может принять какое-то решение, он ​​может передать этот вопрос Генассамблее», - отметил он и добавил, что усилия всех заинтересованных в создании трибунала государств будут последовательными и приведут к результату.

Наказание неизбежно

Эксперты отмечают, что особенность международных трибуналов состоит в том, что они очень четко и последовательно придерживаются правовых норм. «Очевидно, что суд будет направлен на установление исполнителей, возможно заказчиков, - считает Яременко. – Думаю, индивидуальные исполнители и, возможно, заказчики будут названы. То есть, суд будет устанавливать тех командиров, которые передавали это вооружение, сопровождали его, направляли ракеты, и тех, кто командовал этими людьми. Но будет ли в суде достаточно доказательств, чтобы довести обвинения до политического уровня России - то это большой вопрос».

В качестве примера дипломат приводит прецедент Нюрнбергского процесса. «Это фактически был суд над руководителями рейха. То есть нацизм не был осужден как идеология. И рейх как государство тоже не было осуждено. Право предусматривает индивидуальную ответственность, а не коллективную, и я не думаю, что какие-то решения возможны против страны в целом, например, о признании России страной-спонсором терроризма», - отметил он.

В свою очередь, Алексей Мельник уверен, что вынесение решения трибуналом может затянуться на годы, а признание России страной-спонсором терроризма - одно из возможных последствий результатов международного расследования катастрофы МН17, но оно не будет автоматическим. Кроме того, меры наказания, в том числе, в отношении не только конкретных виновников, но и государства, будут зависеть от занимаемой Кремлем позиции. «В случае того, если Россия будет занимать такую обструкционистскую позицию, какую она сейчас занимает, одним из последствий этого может быть достаточно сильная реакция мирового сообщества для того, чтобы наказать ее другими методами. В частности, ужесточением или продлением экономических санкций. Поскольку такое поведение одного из наиболее крупных государств в мире, неприемлемо», - считает он.

REUTERS
REUTERS

В то же время, политолог, директор Центра исследований проблем гражданского общества Виталий Кулик отметил, что международный трибунал – не более чем большое пиарное мероприятие. «Как правило, трибуналы не заканчиваются окончательными решениями о привлечении к ответственности. Это, в первую очередь, должен решать Международный уголовный суд в Гааге», - рассказал он.

К сожалению, в Украине до сих пор нет законодательной базы, которая бы закрепила возможность обращаться в Международный уголовный суд. Помимо этого, суду необходимо предоставить достаточную доказательную базу. «На данный момент, насколько мне известно, доказательств, чтобы сделать однозначные выводы, недостаточно», - отметил он.

Тем не менее, эксперт не исключил, что, в случае сбора необходимой доказательной базы, однозначных выводов комиссии и политической воли Запада, все это, в совокупности, может привести к тому, что можно будет добиваться введения международных санкций в отношении страны, которая предоставила убежище террористам, сбившим самолет. «Такие случаи были, когда сбили самолет над Локерби в Шотландии. В отношении Ливии применяли санкции как против страны, поддерживающей или спонсирующей терроризм», - напомнил он.

«Но пока Запад избегает прямых четких формулировок, тем больше таких жестких, как «страна, которая поддерживает терроризм». Но я не исключаю, что со временем ситуация может измениться в лучшую для Украины сторону», - добавил эксперт.

Эксперты также не исключают, что после официального доклада комиссии, даже если не будет создан международный трибунал, против страны, поддерживающей терроризм, могут появиться иски в национальных и международных судах «с попыткой наказать виновных или возместить убытки». И даже это будет серьезной проблемой для России.

Константин Гончаров, Виктория Боброва

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение