Томенко на костылях принес весну на Волынь

Томенко на костылях принес весну на Волынь

Беспокойный характер дает о себе знать. На днях политик стал инициатором акции “Этновесна” на родине Леси Украинки. По инициативе Томенко в селе Колодяжном на Волыни собрались художники, политики, журналисты.

Николай Томенко, как известно, сломал ногу, и потому встал на костыли. Но беспокойный характер дает о себе знать. На днях политик стал инициатором акции “Этновесна” на родине Леси Украинкт на Волыни.

Прошлым летом состоялся первый этнофестиваль из этой серии - “Этнолето. Купальские игры на родине Гоголя”. Потом была “Этноосень. Звёздная осень в Качановке” (см. “Что Томенко искал в Качановке?” на нашем сайте ), а в феврале этого года - “Этнозима: Масленица на Буковине”.

Логично, что вслед за зимой пришла весна. Немного вроде бы и поздно, если учесть, что тридцати-с-лишним-градусная жара накрыла Украину. Но лучше, как известно, в жару, чем никогда.

Таким образом, по инициативе Томенко в селе Колодяжном на Волыни собрались художники, политики, журналисты. Осмотрели музей, полюбовались парком, читали стихотворения, пели, обменивались мнениями. Было и что-то вроде брифинга, на котором речь шла о проблемах, о том, почему нет паломничества сюда, где живет Лесин дух, и во многие другие места, где родились, творили величайшие украинские поэты, композиторы, скульпторы.

Николай Томенко вспомнил, что в день Музеев он пошёл в музей Грушевского и оказался там единственным посетителем. Но не впал в пессимизм, и выразил надежду, что в наших душах таки возродится интерес к родной истории, к искусству. Вспомнил, что один из недавних опросов общественного мнения показал: две трети украинцев считают себя европейцами. “А Леся – это европейская культура, это элемент нашей гордости. Потому мы именно здесь, в день Европы ( акция состоялась в субботу, 19 мая), а затем будут многие другие люди”, сказал он.

Логика действий очевидна. Мы напомним, что в Украине есть места, где живет величие нашего духа, где дышит история, где просто интересно и красиво. А значит, кто-то перечитает поэта-классика, кто-то принесет в музей предмет старины, кто-то исследует свое семейное древо. А другие люди, имеющие бизнес или собственное дело, отреставрируют заброшенные усадьбы, расчистят парки, проложат дороги к заповедникам и построят европейские гостиницы вблизи. А люди приедут сюда, потому что им это будет интересно, и ехать они смогут по нормальным дорогам, жить не в совковой гостиничке, и слушать интересных экскурсоводов.

Если так и будет, Томенко можно будет отлить хотя бы небольшой памятник: мужчина на костылях пишет, читает или делает что-то не менее благое.

Если из этого ничего особенно не получится, став взрослыми, эти маленькие дети, которые гуляли по Лесиной усадьбе с флажками “БЮТ”, будут показывать потомкам фотографии и рассказывать. Мол, был такой один-прекрасный день, когда наехало много люди с камерами, фотоаппаратами, и что-то о чем-то много говорили, и был среди них мужчина на костылях, который говорил чуть ли не больше всех, и очень переживал за всё.

“Наверное, всё-таки хотел добра нам.”

Наверное.

Ольга Днепровская, фото автора

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter