Низе Эмиршах на подиуме показа в Милане / Фото предоставлено героиней

Дизайнер Низе Эмиршах: Я хотела сделать коллекцию современной одежды, интересной для разных народов. Но чтобы в ней присутствовала нота моей культуры

Про коронавирус на Неделе моды в Милане, коллекцию нарядов с «крымскотатарским ДНК», похвалу от итальянцев и критику от крымских татар в интервью УНИАН рассказала первый крымскотатарский дизайнер, покоривший подиум модной столицы, Низе Эмиршах.

Низе Эмиршах на подиуме показа в Милане / Фото предоставлено героиней

Вспышка коронавируса в Италии отразилась на вашем показе?

Когда приехали в Милан, я обратила внимание, как люди массово скупались в продуктовых магазинах. Сначала подумала, что из-за другого уровня возможностей здесь привыкли больше потреблять. Но потом поняла, что итальянцы готовились к карантину. Стала замечать больше медицинских масок на лицах... Когда уезжали из Милана, вокруг города объявили карантин, отменяли показы.

Накаленная атмосфера ощущалась все дни, которые я провела в Милане. Но не знаю, насколько это отразилось на показе. Так или иначе, зал был полон, во время показа звучали овации, зрители кричали: «Браво!». Изощренная итальянская публика не осталась равнодушной.

Вы еще в Италии?

Нет, работаем на Неделе моды в Париже.

Вы – первый крымскотатарский дизайнер, презентовавший коллекцию на подиуме в Милане. Считаете это самым большим достижением на сегодня?

На самом деле и эта площадка, и этот показ не дались просто так. За ними стоят десять лет работы, участие в конкурсах и других показах. Конечно, считаю это заслугой и достижением, но это только начало нашего развития.

Уже думаете о новой коллекции?

Сейчас мысли, скорее, о развитии и дальнейшей реализации этой коллекции в Европе. Показ состоялся и понес за собой какие-то последствия. У нас есть предложения выставить работы на других площадках. Плюс, нами заинтересовалась сеть шоу-румов (это всемирная сеть, но начнем с Милана). То есть, сейчас важно бизнес-планирование.

Что говорили о коллекции зрители после показа? Были ли политические вопросы к вам, крымской татарке?

Вопросы по поводу коллекции были разные, давали высокую оценку дизайну, говорили о желании продавать одежду нашего бренда в Италии. Были и вопросы личного характера, на которые я отвечала за кадром, не в интервью. Я живу в Крыму, но коллекцию готовила в Киеве. У меня есть четкая позиция [относительно Крыма], но не пытаюсь на этом пиариться. Стараюсь не выдвигать наперед свою персону или политическую тему, прежде всего, интересуясь искусством.

Низе Эмиршах в Милане / Фото предоставлено героиней

В вашем показе участвовала модель с инвалидностью. Вас не пытались обвинить, мол, хотите хайпануть на тренде толерантности?

Лично мне такого никто не говорил. Но уверена (хотя меня это мало интересует), что это есть.

Эта девушка меня вдохновила. Она была самой запоминающейся моделью, и сейчас часто о ней вспоминаю. Другие модели просто прошли по подиуму, для них это очередное событие. Но для нее это было нечто большее. Свет, который она несла, и желание, с которым стремилась на подиум, были сильнее, чем у остальных моделей. Когда человек с такой энергетикой включается в процесс, то притягивает к себе соответствующий ответ.

Еще до поездки в Милан много говорили, что наряды вашей коллекции «с крымскотатарским ДНК». Что в это вкладываете?

Отмечу, что это современная одежда – важный момент, который все упускают. То есть, одежда, которую носим в повседневной жизни. ДНК, скорее, отличительная черта. То, чем моя коллекция отличается от других современных коллекций. Мы не говорим, что это стопроцентное крымскотатарское ДНК. Но у нас есть национальные украшения, отзвук прически, орнамент на ткани. У нас есть пиджак по типу национального платья. Есть этническая рубашка, широкие и зауженные к низу брюки, как в национальном костюме. Есть сочетание платья с брюками, что норма для нашей этники. 

Некоторые крымские татары (религиозная часть, как понимаю) резко критиковали коллекцию, называя вульгарным покрой. Как к этому относитесь?

Отзывы были разные, ведь и мы разные. Среди нас есть более религиозные и более светские люди. Думаю, если бы больше крымскотатарских мастеров выходило на площадки различного уровня, становились конкурентоспособными, демонстрировали широкой аудитории также позицию более религиозных людей, те были бы спокойны.

Я всегда относила себя к современникам. Мои работы – это именно современные наряды с элементами крымскотатарской этники. Думаю, итальянской публики не нужно объяснять, что под пиджак нужно надевать блузу.

Как называется коллекция и какой представляете ту женщину, которая наденет эти наряды?

Для меня коллекция была чем-то в роде перерождения. Новое, и открывающее большое будущее на масштабной площадке. Но это неофициально. Официального названия у коллекции нет.

Что касается второй части вопроса, это женщина от 20-ти до 50-ти лет. Уверенная в себе, амбициозная, со стержнем внутри. Коллекция имеет мужские и женские ноты, в ней прослеживаются элементы этнического крымскотатарского костюма. Это осень-зима 2020/2021. Одиннадцать образов. 

Кто покупает крымскотатарских дизайнеров, сами крымские татары?

Моя основная задача была именно в том, чтобы сделать коллекцию интересной для разных народов. Чтобы ее могли надевать каждый день. Но при этом, чтобы в ней присутствовала нота моей культуры. 

Читала, что вы использовали экологичные ткани.

Натуральные и экологичные. Не полностью эко, потому что попросту нет большого ассортимента эко-ткани.

С какими тканями не станете работать?

С синтетикой. Синтетика для тела – это как пластик для земли. Я сама не ношу синтетику, и в коллекции принципиально использовали исключительно натуральные и экологические ткани.

И какую-то ткань даже специально создавали?

Да, этническую ткань с орнаментом с наших народных килимов (гладкие, двусторонние ковры ручной работы). Эта ткань по типу гобелена. Впервые так заморочились, нашли мастерскую, которая реализовала нашу мечту и создала тканное полотно с этим орнаментом. Кстати, итальянцам ткань понравилась (хотя, не знают ни истории, ни значения орнамента), говорили, что ничего подобного раньше не видели.

Как проходила подготовка к показу? Были ли риски срыва, возможно, могли не успеть?

В подготовительной работе было много рисков, которые я старалась обойти. Сроки, финансовые моменты, в том числе, риск не успеть. Плюс, мы представляли Крым, но готовили современную коллекцию, для которой важно дальнейшее развитие. Чтобы она не осталась «музейным экспонатом».

Ирина Шевченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter