Что на самом деле стало причиной катастрофы АН-148?
Что на самом деле стало причиной катастрофы АН-148?

Что на самом деле стало причиной катастрофы АН-148?

15:17, 30 марта 2011
6 мин. 5567

Это или грубый и недопустимый брак, допущенный на воронежской сборной линии, или... диверсия... Катастрофа над Белгородской областью расчистила дорогу для российских самолетов “Сухой”...

Это или грубый и недопустимый брак, допущенный на воронежской сборной линии, или... диверсия... Катастрофа над Белгородской областью расчистила дорогу для российских самолетов “Сухой”...

Ужасающие цунами и землетрясения отодвинули на второй план одно событие, которое в действительности имеет большое значение для нашей страны и ее будущего. Речь идет о катастрофе украинского самолета АН-148 во время испытательного полета в Белгородской области. Самолеты этого класса уже свыше двух лет возят пассажиров, поэтому вполне вероятно, что кому-то из вас не сегодня-завтра придется путешествовать в салоне этого лайнера.

Стоит ли бояться?

Пассажирам могу уверенно заявить: вы можете и дальше спокойно летать на украинских АН-148 и не бояться за собственную безопасность. Этот самолет сегодня - лучший в классе ближнемагистральных машин.

В то же время вызывают удивление обстоятельства, про которых произошла упомянутая авария. Лайнер разбился, отрабатывая экстренное снижение, во время которого из-за заниженных показаний датчика скорости он набрал слишком большую скорость. Нагрузки на фюзеляж значительно превысили допустимые нормы, и АН-148 просто разорвало на куски в воздухе.

АН-148

Кажется, все понятно, но…

Во-первых, самолет был абсолютно новым. Выпущенный в Воронеже АН-148 выполнял свой 32-й полет. Во-вторых, за штурвалом сидел опытный летчик-испытатель, а это — не обычный пилот. Такой человек специально обучен «вытаскивать» самолет из разнообразных критических ситуаций. Ну и в-третьих — и это важнее всего — выход из строя одного единственного датчика скорости не может привести к аварии самолета, тем более с таким опытным пилотом в кабине.

Первое, что сделал бы любой трезвомыслящий летчик, заметив разницу в показаниях приборов, — прекратил бы отработку экстренного снижения и выровнял бы самолет. При разногласии в показаниях в первую очередь необходимо оценить, какой из датчиков показывает правильную скорость, на основе чего определить – увеличивать или уменьшать тягу двигателей. При слишком малой скорости самолет может «сорваться» с потока и, потеряв подъемную силу, свалиться в плоский штопор. Дальше он будет падать параллельно земле, вращаясь словно кленовый лист. А при большой — достичь критической скорости, при которой несущие элементы фюзеляжа просто разрушаются. Абсолютно логично, что вместо того, чтобы продолжить разгонять 148-й, пилот должен был прекратить эксперимент. Но этого не произошло.

Источник в ВАСО (Воронежское авиастроительное общество), где и был собран самолет, пожелавший остаться анонимным, сообщил, что в действительности вышли из строя два датчика сразу, а на дублирующие пилот просто не обратил внимания. Это может объяснить причину катастрофы, но сразу же возникает вопрос: каким образом обе трубки Пито вышли из строя? Это — или грубый и недопустимый брак, допущенный на воронежской сборной линии, или... диверсия (для того, чтобы вывести трубку Пито из строя достаточно запихнуть внутрь шарик из плотной бумаги или, скажем, жвачку).

Как было на самом деле, покажет расследование. Нам остается надеяться, что оно будет максимально объективным.

Что же будет дальше с этим украинско-российским лайнером, который по всем параметрам (как эффективности, так и цене) превосходит остальные машины своего класса, а именно — семейство бразильских Embraer под общей маркировкой ERJ, канадские Bombardier CRJ-серии и российский самолет Sukhoi Superjet 100?

Предположения, что катастрофа АН-148 была выгодна России, которые озвучили некоторые украинские специалисты, вызывали страшный ливень критики со стороны россиян. Наши северные соседи, в частности, мотивируют свою позицию тем, что с точки зрения России абсолютно бессмысленно «валить» машину, которую они сами производят и продают. Вроде бы такая ситуация нанесет вред прежде всего самой Российской Федерации.

На первый взгляд это утверждение кажется вполне разумным, однако все ли здесь так однозначно?

Дело в том, что российский реактивный Sukhoi Superjet 100 (SSJ), который создавался корпорацией «Сухого» и только недавно получил все сертификаты, принадлежит к тому же классу пассажирских самолетов, что и АН-148, а следовательно, является его прямым конкурентом. При этом преимущества 148-го по сравнению с российским конкурентом очевидны: большая эффективность и намного ниже цена (24 млн. долларов против 32 млн. за Sukhoi Superjet). Кроме того, на сегодня истекло три года с тех пор, как АН-148 получил все необходимые сертификаты (в том числе европейские). Самолет уже два года успешно возит пассажиров в России и Украине. РФ однозначно было бы выгодно потеснить украинско-российский самолет с рынка и вместо него продавать собственный лайнер — производства «Сухого». За намного большие деньги.

Катастрофа над Белгородскою областью — случайная или нет — расчистила дорогу для SSJ.

Пылкие возражения из ВАСО относительно того, что 148-й не является конкурентом для SSJ – ведь может садиться на аэродромы с грунтовым покрытием, а следовательно, ориентирован на другую нишу потребителей, - в действительности только подтверждают правильность вышеприведенной гипотезы. В действительности в мире не так много грунтовых взлетно-посадочных полос. Лично я путешествую по 6 месяцев в год, иногда забираясь в очень глухие места, но за последние годы не видел ни одной грунтовой дорожки для разгона самолетов.

Как вы думаете, много ли заработает компания, которая будет продавать авиалайнеры для грунтовых аэродромов Сибири или, скажем, обнищавшего Мозамбика, где до сих пор эксплуатируют устаревшие АН-24?

Бесспорно, после досадной аварии АН-148 никуда не исчезнет и производство его не прекратится. Под вопросом лишь объемы производства, а также сфера сбыта. Не исключено, что будут продавать самолет только на внутреннем рынке или в пределах СНГ, да и то — для тех же «грунтовых аэродромов». А остальные потребности в машинах этого класса (по оценке экспертов — это приблизительно 500 самолетов по всем мире) россияне успешно покроют своим собственным (и более дорогим) Sukhoi Superjet 100, который только-только начинает летать.

Максим Кидрук, для УНИАН

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies