От городка Горское до линии фронта по прямой 5 километров / фото УНИАН

Владельцы пиццерии у линии фронта: "Зашел к нам бывший шахтер, полистал меню: "А шо, водочки нет?"

Пожить в столице и вернуться в родной шахтерский городок в пяти километрах от линии фронта? Не просто вернуться, а открыть семейное кафе – без крепкого алкоголя и гулянок до утра. УНИАН пообщался с семьей Самигулиных, которые не побоялись рискнуть и организовали свой бизнес на прифронтовой территории.

От городка Горское до линии фронта по прямой 5 километров / фото УНИАН

На так давно на Луганщине, в городке Горское, что в пяти километрах от линии фронта, открылось тихое семейное кафе «Улитка». Пара переселенцев пожила в Киеве, а затем вернулась в свой край, чтобы стать рестораторами. Найти деньги удалось не сразу, в банках отказывали: «У вас нестабильная ситуация», но в итоге предприниматели получили грант. Они не только открыли первую пиццерию в шахтерском городке, но и сделали свое заведение «островком мирной жизни». В «Улитке» не идут на встречу привычным вкусам местных жителей, здесь нет крепкого алкоголя и дешевых закусок. Тут отдыхают военные, сюда приходят пенсионеры порадовать внуков, шепчутся влюбленные пары, а весной может зазвучать живая музыка.

Название напоминает о днях, когда владельцы «Улитки» были переселенцами и перевозили свой «домик» из города в город. Но можно провести и другую параллель: ресторанный бизнес в зоне ООС развивается слишком медленно. И роковым может стать не очередное обострение (Золотое – соседний город), а задержки с выплатами зарплат и закрытие местной шахты.

«Где это «тарахтит»? Золотое?»

Первое и единственное семейное кафе в прифронтовом шахтерском городке Горское не закрывалось даже во время недавней эскалации в Луганской области. До линии фронта отсюда по прямой 5 километров, но, по сравнению с Золотым, здесь – тыл. За время войны город практически не пострадал от обстрелов, а к «далеким» разрывам мин привыкли. Последние слышны здесь часто - во время нашего приезда где-то вдалеке раздается глухой взрыв, за ним короткие очереди. Немногочисленные прохожие не обращают на них внимания, только один мужчина останавливается, прислушивается и задумчиво говорит сам с собой:

- Где это «тарахтит»? Золотое? Шахта «Карбонит»?

Очереди стихают. Мужчина без спешки продолжает свой путь.

До войны здесь жило более 10 тысяч человек, после 2013-го года город опустел на треть. Главная улица Горского немноголюдна, машин мало, прохожие видны только на крохотном пятачке у магазинов и автобусной остановки.

Пиццерия «Улитка» – семейное кафе, где не продают крепкий алкоголь / фото УНИАН

Местное «ТРЦ» - двухэтажный дом с дымящей трубой. На фасаде остатки плаката Нацполиции с призывом: «Внимание! Будьте о…» - часть баннера разорвана, надпись не прочитать. Внутри: отделение банка, магазины с одеждой, из «развлекательной» составляющей - наливайка с «летней площадкой», где вместо столиков и столов стоят старые мрачные колоды.

О том, как Горское движется в будущее, красноречиво свидетельствует и газетный киоск, на витрине которого - рыболовный календарь за 2018 год.

По соседству работает рыночек со старыми, покосившимися и поржавевшими, прилавками. В сувенирной лавке, рядом со всевозможными котиками, лежит икона Николая Чудотворца. Владелец мясного павильончика развесил под козырьком компакт диски. То ли, чтобы отпугнуть птиц, то ли, чтобы привлечь покупателей. Точно сказать нельзя, продавщица даже не поняла нашего вопроса: «Висят, и висят». На одном из дисков криво написано: «гимн СССР», а на соседних домах еще остались таблички: «улица Советская». Впрочем, постамент на местной площади уже украшает православный крест.

«Человек не может долго жить в условиях стресса»

Дорога разбита, на тротуаре грязные лужи. Метрах в ста от центральной площади - руины двухэтажки (развалилась еще до войны). И, вот, осенью прошлого года в соседнем полузаброшенном здании открылась пиццерия «Улитка».

«В 2014 мы с женой переехали в Киев. Была официальная работа, не было проблем с жильем. Но я хотел вернуться домой, у меня была мечта: «Сделать Горское лучше». Решили открыть место, куда бы люди могли приходить, чтобы общаться», - рассказывает 37-летний предприниматель Руслан Самигулин.

По его словам, в их заведении принципиально нет крепкого алкоголя, пиво не дешевое, и местные этот маркетинговый ход поняли не сразу.  

«Зашел к нам бывший шахтер. Полистал меню: «А шо, водочки нет?». Но сделал заказ, посидел, а потом удивленно признается: «Хорошо у вас! Никаких разборок, никаких драк». Ну, мы ему и ответили, что драк нет именно из-за того, что нет «водочки»», - рассказали УНИАН сотрудники «Улитки».  

Стоит отметить, что эта пиццерия – не единственное в городе кафе. На окраине Горского есть еще одно. Там можно выпить, шумно отпраздновать свадьбу или Новый год, но на формат «семейный отдых» оно не претендует. Так что ниша «уютного места» была свободна. До ближайшей пиццерии 25-30 километров по разбитым дорогам, а местные наливайки с подвыпившими компаниями и плесенью «в палец толщиной» - не конкуренты «Улитке».

«Сидела у нас недавно пара подростков, лет по 13. Взяли чай и часа два о чем-то ворковали. Это же так здорово! Это же нормально, что им есть, где так время провести!», - искренне радуется Руслан.

«А как же прибыль?» - удивляемся мы.

Наш собеседник сокрушено пожимает плечами: «Через месяц работы стало понятно, что у нас – социальный бизнес. Заработать пока не реально. Может, появится прибыль, когда потеплеет, когда откроется летняя площадка».

Шахта является единственным работающем предприятием в Горском / фото УНИАН

Руслан рассказывает, что единственное работающее предприятие в Горском – шахта. Зарплаты на ней задерживают на несколько месяцев, семьям горняков не до пиццы. И действительно, при нас в кафе было занято лишь несколько столиков. Держаться наплаву помогает основной бизнес Руслана – ремонт мобильных телефонов, компьютеров.

«На открытие пиццерии я хотел взять кредит. Пошел в один банк, в другой. Везде говорили: «Вы неблагонадежны. В городе нет стабильности». Да, с одной стороны, к нам давно не было прилетов снарядов. Но с другой - они были. В итоге, помог Международный Комитет Красного Креста (МККК). Без него мы бы еще два года деньги копили», - рассказывает владелец «Улитки».

По словам пресс-секретаря МККК Александра Власенко, организация берется помогать таким, как семья Руслана, по нескольким причинам.

«Человек не может долго жить в условиях стресса. Из него надо выходить, и такая пиццерия - хороший способ почувствовать, что жизнь налаживается и проблемы отступают. Кроме этого, кафе – новые рабочие места, и в «Улитке» их даже больше, чем мы обговаривали изначально, - рассказывает Власенко. - Мы стараемся помочь тем, кто к нам обращается. Бывает, что оказываем помощь тем, у кого не было опыта ведения бизнеса. Работаем с теми, кто переехал, потерял все, хочет начать с нуля или не видит другого выхода. В итоге, люди меняют, оживляют среду в которой живут».

«Если начнется обострение, то придется все здесь оставить»

«Хотим, чтобы у нас была не только пицца, но и суши, но не знаем, как оно пойдет. Городок у нас простой. Мы даже чашки для эспрессо не стали покупать, решили, что не сможем некоторым объяснить, почему принесли так мало кофе. Будем развиваться, хотя страхов хватает. Мы понимаем, что если начнется обострение, то придется все здесь оставить. Кафе мы с собой не увезем. И если закроют шахту, люди начнут отсюда уезжать. Пока держимся, а что дальше… Даже если не все получится, мы попробовали», - говорит Руслан.

Ресторатор из Горского делится планами, говорит, что весной рядом с «Улиткой» появится скверик, живая музыка – в Горском есть музыкальная школа, можно было бы устраивать выступления ее воспитанников. Но пока в шахтерском городке другой оpen air. По центру, от чебуречной, мимо летней площадки с рекламой пива бредет старик с гармонью и залихватски выводит: «Эх, ребята, все не так…».

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter