Болезненный упадок украинского села

Болезненный упадок украинского села

"Какую прибыль дает мне земля? Никакой!"... "Горько смотреть, как хоронят молодых людей"... "Становится хуже с каждым годом"... Украинское село глазами американского журналиста

Организация Объединенных Наций прогнозирует, что Украина, Россия и Беларусь потеряют до 50 процентов своего населения к 2050 году из-за снижения коэффициента рождаемости, малых надежд на будущее и эмиграции. Все эти факторы ярко проявляются во многих селах бывшего Советского Союза. Корреспондент „Голоса Америки” Питер Фединский недавно посетил одно такое село в Украине.

Плодородные поля вокруг украинского села Старый Сокол постепенно зарастают деревьями. Село расположено примерно в 100 километрах к северу от столицы Украины Киева и совсем недалеко от 30-километровой зоны вокруг Чернобыльской АЭС.

Подобно многим сельским районам страны, Старый Сокол также занимает до сих пор не определенное место между коллективизированным советским сельским хозяйством и частным фермерством. Приватизация не принесла сюда достаточно инвестиций, чтобы компенсировать крах советской сельской инфраструктуры, включая технику, рынки и социальное обеспечение.

Сельский председатель Старого Сокола Валентина Машковская говорит, что стареющее население села просто не имеет физических сил, чтобы обрабатывать поля. "Сегодня у людей нечем обрабатывать землю, чтобы вырастить урожай хотя бы на площади в полгектара. Нет тракторов. Когда-то кони были тягловой силой, так что мы можем опять вернуться к конской силе, потому нечем работать на земле".

Любовь Дрозд
Любовь Дрозд - одна из миллионов украинцев, которые получили участок частной земли. Ее пай составляет приблизительно три с половиной гектара. Этот участок, говорит она, слишком мал, чтобы получить прибыль от урожая, но слишком большой для одного человека, чтобы его обрабатывать. И из-за того, что украинский закон запрещает продажу земли, госпожа Дрозд фактически является заложницей такой ситуации. "Какую прибыль дает мне земля? Никакой! У меня есть документы, я все зарегистрировала как следует. Но это не приносит мне никакого дохода".

Жительница села Елена Рузакова говорит: "Я хочу уехать куда угодно, лишь бы подальше от этого села. Как можно дальше. Поехать учиться."

В ужасном положении украинского села еще не все потеряно для 13-летней Елены Рузаковой и нескольких молодых людей в Старом Соколе, количество которых постоянно сокращается. Сестра Елены уже живет в Киеве. Местная школа, построенная всего 20 лет тому назад, закрыта, а детей возят автобусом в соседнее село.

Валентина Машковская
Машковская говорит, что в их местности на 20 смертей приходится одно рождение. Население в Старом Соколе и трех соседних селах сократилось более чем на 50 процентов, с 700 жителей - до 320. Сельский председатель говорит, что, в отличие от жителей Западной Украины, молодые люди здесь не едут из области в поисках работы в зарубежных странах. Машковская рассказывает, что ощущение безнадежности сводит многих из тех, кто остается, к алкоголизму и в раннюю могилу. "Горько смотреть, как хоронят молодых людей. Их родители, бабушки и дедушки живы, а дети похоронены. Становится хуже с каждым годом", - говорит она.

Люди среднего возраста также оказались поймаными в ловушку между безработицей и трудностями, с которыми они находят рабочие места в больших городах. Виктор Антонович - год до пенсии - работает на случайных работах, чтобы сводить концы с концами. "Вы едете за работой в большой город, в Киев, и там сразу спрашивают: „Сколько вам лет?” Если вам 50, то говорят убираться прочь".

Многие из людей в Старом Соколе выживают за счет убогих пенсий и подсобного хозяйства. Трудности здесь и в большой части сельской Украины совпадают с глобальным ростом спроса на зерно. По иронии судьбы, большая часть этого спроса удовлетворяется крупными корпоративными фермами, подобными по размеру бывшим советским колхозам. Но, в отличие от советских колхозов, корпоративные фермы высоко механизированы, там работает мало людей. Между тем эти сельские украинцы привязаны к маленьким частным паям земли, которые они не могут ни обработать с прибылью для себя, ни продать.

Питер Фединский „Голос Америки” 

С английского перевел Николай Писарчук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter