Владислав Троицкий: Украина – очень странная страна, никто не может четко сказать, что это такое

Владислав Троицкий: Украина – очень странная страна, никто не может четко сказать, что это такое

Мы занимаемся поиском кода Украины... Диск «ДахиБрахи» будет выпускаться в Лондоне... Мейнстримная культура начинается из Поплавского... Интервью

Украинский Центр современного искусства «Дах» снискал мировое признание в Лондоне, где на сцене одного из самых известных театральных площадок Европы – в «Барбикан-центре» - представил свой спектакль «Пролог к «Макбету» из проекта “Украина мистическая”. Основатель и режиссер “Даха” Владислав Троицкий рассказал о своем виденьи Украины как страны с мистическим культурным наследием, о новом спектакле и предложениях, которые этно-хаос группа “ДахаБраха” получила в Лондоне.

"Я ПОНЯЛ, ЧТО ХОЧУ ЭТИМ ДЕЛОМ ЗАНИМАТЬСЯ СЕРЬЕЗНЕЕ..."

- По Вашему произношению слышно, что Вы не украинец, хотя дело, которым занимаетесь, – очень даже украинское... Расскажите немножко о себе.

Владислав Троицкий- Я родился очень далеко, это Улан-Удэ в Бурятии, в месте силы буддизма. Отец - строитель, иметь - учительница английского языка. До 12 лет я жил там, соответственно вбирая в себя атмосферу такой странной лесостепи. Потом судьба перебросила меня в Украину. Я поступил на физмат в интернат при Киевском университете, проучился там три года, потом поехал поступать в Петербург – не понравилось, в Москве тоже не понравилось. Потом вернулся в Киев, поступил в КПИ. По окончании - еще три года аспирантуры, серьезно занимался наукой, но поскольку Советский Союз распался, вся наука умерла. У меня был выбор: поехать за границу, в частности, были предложения выехать в Америку или полностью изменять жизнь. И я пошел в бизнес. Сначала технический бизнес, потом еще разные виды бизнеса. Работал, зарабатывал деньги, а параллельно, еще будучи, в институте попал в странную театральную студию А. Черкова и там, каким-то удивительным образом вдруг решил заниматься театром. Потом сделал свою студию. Это, понятно, было скорее хобби, чем серьезная жизнь.

- Когда возникла идея создать собственный театр?

- Это было осенью в 1994 году. Сначала арендовал, потом выкупил это помещение. Но сначала это была открытая площадка, поскольку я был в бизнесе и не мог серьезно этим заниматься. Позже я понял, что я все-таки хочу заниматься этим делом серьезнее. И я создал здесь актерско-режиссерскую школу, где вообще-то сам и учился, а также мои единомышленники. Это была одна из лучших систем театрального образования. Я туда приглашал лучших режиссеров и учителей из разных стран, преимущественно, конечно, из России, это были ученики Васильева – Борис Юханов, Валерий Бильченко, Игорь Лысов, а также КЛИМ. Параллельно пригласил Владимира Николаевича Оглоблина – патриарха украинского реалистичного театра. Он как раз тогда ушел из театра Ивана Франко и был свободен. Мне удалось его уговорить, чтобы он здесь работал. И до конца своих дней он работал здесь. В прошлом году он умер на девяносто первом году жизни. Он принес сюда традицию российского психологического реалистичного театра.

- Как вы объясняете концепцию театра «Дах»? Что это такое?

- Это не совсем театр, это все-таки более широкое понятие. Это Центр современного искусства, хотя я не люблю этот термин сам по себе, потому что он объединяет в себе и школу, и исследование в сфере музыки, и создание новой музыки, и размышления относительно сценического дизайна, новой драматургии, то есть большой объем того, что здесь происходит. И это все же - Центр современного театрального искусства.

КОГДА МНЕ ГОВОРЯТ “ФОЛЬКЛОРНЫЙ КОЛЛЕКТИВ”, МНЕ КАК-ТО СРАЗУ СТАНОВИТСЯ СКУЧНО И ГРУСТНО

- Какое место в ваших постановках отведено фольклору?

- Слово фольклор мне не очень нравится, не само понятие, а то что оно очень девальвировано. Когда мне говорят “фольклорный коллектив”, мне как-то сразу становится скучно и грустно, какие-то люди на сцене в народных костюмах представляют из себя бабок. Это, конечно, трогательно и очень важно, я уважаю этот труд, потому что они хранят традицию музыкальной культуры Украины, которая фактически исчезает. Но в том виде, в котором они ее хранят, она тяжела для городского сознания. Ведь изменена сама форма презентации, то есть когда народные песни поются в селе в определенной атмосфере при определенных обстоятельствах, и как только их ставят на сцену перед микрофоном, они сразу теряют 90 процентов своего энергетического, музыкального шарма. И потому первый мой проект, который связан с фольклором, – это спектакль с коллективом «Божичи» «В поисках потерянного времени. Жизнь». Это была попытка создать в театре такую атмосферу, где песни будут звучать естественно. Публика попадала в атмосферу села: ели картофель, сало, пили самогон, все это было настоящим. При этом происходила свадьба, похороны, проводы ли в армию – как из жизни настоящего села. Это было очень оригинально, проект был успешным. Но, опять же, это было ограничение – чисто фольклорный коллектив не в состоянии поддерживать настоящую суть театра.

- Один Ваш проект называется «Украина мистическая». Что это такое?

ДахаБраха- Украина – очень странная страна. Никто не может четко сказать, что это такое. Единственное, по-видимому, концентрированное высказывание об Украине – это ее песни, ее мелос, который, к сожалению, пропадает: бабок, которые поют, все меньше и меньше. Фольклорные коллективы, конечно, прекрасно, но это уже не первоисточник, а репродукция. Тем не меньше в этом мелосе зашифрован какой-то код, магия, тайна – что такое Украина. И вот обратиться к этой тайне и попробовать ее открыть как для городского урбанистического, так и для европейского сознания, потому что Украины как страны не существует для мира. В действительности, она мало известна. И в середине, мы сами себя не знаем, это очень грустное ощущение, с которым хочется что-то сделать, мы не ценим то, что-то у нас есть. Я вроде бы россиянин, человек другой культуры, но мне грустно, когда не ценится то, что есть у собственного народа, его сильные качества. Отчего это так? По-видимому, это такая судьба народа.

И тогда родился этот проект «Украина мистическая», которым собственно я занимаюсь и вся наша команда: «ДахаБраха», актеры, которые принимают в этом участие. Мы занимаемся поиском и открываем для себя и для других  код Украины, нашу версию. И мы в любом случае не претендуем на какую-то историю, Боже избавь, или миссионерство, это было бы слишком самоуверенно. Но резонанс, который происходит у нас самих и тем более у публики, говорит о том, что мы нашли что-то правильное, потому что оно все-таки резонирует. И не даром мы ездим по фестивалям – это успешно не только здесь, но и там. Бывает так, что успешно там, но не пользуется успехом здесь. Правда, мы не успешны официально, то есть среди публики мы успешны, а среди не-публики о нас мало знают. Почему? Это, по-видимому, какая-то кармическая штука.

«ДахаБраха» – это моя идеология, этот проект был придуман и открыт здесь, он растет и продолжает развиваться. Это очень сложный и интересный творческий процесс, один из методов работы с фольклором, понятно, что не единственный. Эта группа совмещает в себе элементы других этнических мировых культур: ритмика арабская, африканская, японская, индийская, с добавлением классического минимализма, и база – украинский мелос – приводят к такому очень интересному эффекту. Диск «ДахиБрахи» будет выпускаться в Лондоне.

- Почему именно в Лондоне?

- Потому, что мы туда ехали, играли там 10 спектаклей в “Барбикан-центре” – это можно сказать, одна из главных площадок мира. Для Украины это впервые. Нас заметили продюсеры, обратили на нас внимание и потому альбом будет выпускаться в Лондоне, а затем в Германии.

Продюсеры из “Барабикан-центра” приедут на мою премьеру «Смерть Гоголя», которая состоится в конце августа, – в начале сентября, это большой проект. Я анонсировал его и они сказали, что обязательно приедут.

- Как Вы оцениваете театральную труппу «Даха»?

- Она сложна. Часть труппы, которая работает с самого начала, – это люди, на которых держится спектакли Оглоблина, но там был принцип, что все люди должны работать еще где-то, потому что заработок был не в «Дахе». Сейчас, после того, как я преподавал в театральном институте, образовалась молодая часть труппы, в основном студенты Карпенко Карого, четвертый курс. Это основная часть труппы, на которой базируется основная часть репертуара: «Пролог к "Макбету», «Ричард ІІІ. Пролог», «Король Лир. Пролог», «Бракосочетание", "Украинский Декамерон». В основном, это люди, которые занимаются театром, это их основной заработок, это сложнее, с одной стороны, с другой – проще. Сложнее, потому что значительных денег театром не заработаешь. Но жить нужно, и вот здесь возникает проблема испытания, зачем тебе театр?!

- Каким должен быть идеальный зритель «Даха»? Есть ли какие-то критерии?

- По большей части современный театр служит своеобразным развлечением. «Дах» - не развлекательный театр, это стопроцентно. То есть, идеальный зритель – думающий зритель, с открытым сердцем, без цинизма, хотя это редкость. В действительности, среди моих знакомых, молодых и немолодых, люди в театр не ходят. Опять же, слишком девальвирована эта история, не из-за того, что театр плохой, а из-за того, что они не в состоянии это смотреть. Так же, как и я. Я в театр редко хожу. И для такой публики, которая не ходит в театр, но желает, тем не менее, какого-то другого театра, для этого и создан «Дах».

МЕЙНСТРИМНАЯ КУЛЬТУРА НАЧИНАЕТСЯ С ПОПЛАВСКОГО

- Как Вы охарактеризуете состояние современной украинской культуры в целом?

- Здесь процветает так называемая мейнстримная культура, начиная с Поплавского... Это, как бы одна сторона. А то, что для меня является культурой и искусством, находится в маргинальной зоне, хотя в действительности это высокая культура. Например, Валентин Сильвестров – фантастический композитор мирового уровня, по рейтингу он входит в десятку наилучших мировых композиторов, живет в Киеве. Так вот, он проводил лекции о своей музыки в Союзе композиторов... Реально выходит на наилучших лейблах мира, это - очень серьезный композитор. На лекции – 25 человек.

Тот же театр «Дах» существует вопреки всему. Он не должен был бы существовать, его не должно быть по определению, это такое бессмысленное стечение обстоятельств. Я имею финансовую возможность это все делать независимо. Я не прошу ни у кого денег. Представляете такое совпадение звезд, такого же не бывает...

Культура – это все-таки некоторая реальность, которая в действительности структурирует общество. Но у нас четкой государственной позиции относительно культуры нет. То, что Ющенко декларирует, какую-то там псевдонародность – Триполье и другие радости, – это не является какой-то творческой функцией. Грубо говоря, для 90 процентов людей, культура Триполья – полная абстракция. Каким образом я, вы или кто-то другой относится к Триполью? Тяжело сказать. Это важно? Да, бесспорно, но все равно акцент и ориентация должны быть на молодое сознание, на то, что молодежь должна творить. Вот для молодежи, чтобы она что-то творила, ничего нет.

- Гастролируете ли Вы вместе с «Дахом» по Украине?

Дах- Конечно, но здесь немного сложнее, потому что все банально упирается в деньги. Мы играли во Львове, Харькове, Одессе, Запорожье, Чернигове. Мы фактически ездим без гонораров, хотя это не совсем правильно и корректно в отношении актеров, для которых это единственный способ заработать на жизнь, но к сожалению, это будто наш подарок стране.

- Раньше у Вас были бесплатные спектакли, но недавно Вы перешли на билеты ценой 10–15 грн...

- В действительности это стоит намного дороже. Но мне бы не хотелось потерять людей, которые ходят в «Дах» и не могут платить больше. Например, студенты, у которых мало денег. Но мы, что имеем, то имеем. И потому, я не хочу переводить себя в такую элитарную, дорогую историю, хотя, например, «ДахаБраха»  является дорогой. Если ее куда-то приглашают, мы играем или бесплатно, или очень дорого. И это тоже принцип. А перешли мы на деньги, потому что «Дах» - это убыточная история, потому что он по своей сути, принципиально убыточный. Все деньги, какие мы получаем за билеты, сразу отдаются актерам. Я даже никогда этих денег не вижу.

Для некоторых людей «Дах» -  это важное место, многие из них ходит по нескольку раз на спектакль. И для меня эти люди дороги. Для них это, возможно, - одно из немногих, а может и единственное место, где они подтверждают смысл своей жизни, как бы это пафосно не звучало. Я знаю таких людей, для которых посещение «Даха» - заветное желание. И есть принципиально бесплатный пятый ряд, ну все остальные я не хочу менять.

Беседу вела Оксана Климончук

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter