Кто устроил топливный кризис на Сумщине – власть или заправки?

Кто устроил топливный кризис на Сумщине – власть или заправки?

«14 июля в офисах был произведен обыск, как нам объяснили, «в рамках уголовного дела». Изъяли все, даже бумаги, не относящиеся к уголовному делу. Мы говорили следователю, что вы препятствуете законной работе АЗС»…

«14 июля в офисах был произведен обыск, как нам объяснили, «в рамках уголовного дела». Изъяли все, даже бумаги, не относящиеся к уголовному делу. Мы говорили следователю, что вы препятствуете законной работе АЗС»…

Ситуация с топливным кризисом в Сумской области стала основой сюжетов центральных телеканалов. Телевизионщики показывают закрытые автозаправки и длинные очереди из машин там, где заправки работают. Отдельные эксперты говорят о том, что кризис якобы организовали собственники автозаправок, желая таким образом воспрепятствовать проверкам налоговой администрации. Кто же виноват на самом деле. Об этом мы спросили у директора предприятия «Сумынефтесервис», одного из совладельцев сети заправок в Сумской области Евгения Сидоренко.

Евгений Эдуардович, что же все-таки происходит с заправками на Сумщине?

Евгений СидоренкоПлановые налоговые проверки на наших предприятиях проводились раз в год согласно закону, бывали и внеплановые. Бывали замечания, случались доначисления... И нам по результатам проверок выдавались так называемые «чистые листы», то есть заключения, что никаких претензий к нам нет. Но по одному предприятию около года назад налоговая администрация предоставила нам акты о том, что мы якобы скрываем налоги, минимизируем их и так далее. Эта процедура судебных разбирательств длилась достаточно долго, скелет в шкафу налоговой лежал около года, проходили тяжбы, но отрытого и острого конфликта не было. 14 июля у нас в офисах был произведен достаточно жесткий обыск, как нам объяснили, «в рамках уголовного дела».

Так вот, «в рамках уголовного дела» у нас на предприятиях изъяли все. Даже бумаги, не относящиеся к уголовному делу. У нас изымали документы, и на каждый вопрос «почему» отвечали одно и то же: «все в рамках следствия». В рамках следствия оказались изъяты все печати, большинство штампов, вся бухгалтерская документация, как я уже сказал, к этому делу не имеющая отношения.

Мы говорили следователю, что такими действиями вы можете препятствовать законной работе АЗС. Ну не может предприятие вести хозяйственную деятельность, если нет печати, кассовых книг, журналов движения нефтепродуктов и так далее.

А были изъяты товарно-транспортные накладные, по которым нам приходит топливо, налоговые декларации. (Оригиналы хранятся на АЗС и в бухгалтерии). Их просто погрузили в пакеты и увезли. При этом на начальном этапе следователи говорили: вы не переживайте, мы через день все отдадим – печати, кассовые книги. Мы сами привезем и вернем. Пришло 15-е число, 10.00 утра ничего нет, 11.00 часов утра – ничего нет. Потом нам сказали: вас вызывают в облуправление. После разговора в области нам ответили, что ничего вам давать не будем. Я спрашиваю: вы что, специально блокируете нам работу? В ответ слышу: ничего не знаем, все проходит в рамках уголовного дела.

После этого начали блокировать нам счета. Сначала заблокировали счет на предприятии, против которого возбудили дело. При этом мы препятствий следствию не чинили. Потом заблокировали счет на втором предприятии. Потом заблокировали счет поставщика. Ну при чем здесь поставщик? Поставщик спрашивает: а как мы можем вам давать топливо?

В такой суматохе мы проработали два дня с имевшимся у нас топливом фактически незаконно, без печати, документов, что уже являлось нарушением. После этого мы пытаемся выйти на руководство налоговой, у меня даже есть статистика звонков, которые мы сделали. И нам все время отвечают: госпожа Зленко (руководитель областной налоговой) занята, принять не может. Мы уточнили, знает ли она о наших звонках? Да, говорят, знает, но принять не может.

При этом везде в прессе пишут, что мы «скрываемся»…

Когда поставщики проанализировали ситуацию, столкнулись с тем, что счета заблокированы, естественно, отказали нам в поставках топлива.

В телесюжетах показывали, что даже машины больниц, бюро ритуальных услуг не имели возможности заправиться…

Я хочу подчеркнуть: мы не прекратили отпускать топлива по ранее проданным обязательствам. Мы отпускаем топливо по талонам и так называемым скретч-картам, которыми пользуются все учреждения, машины скорой помощи, больницы, облэнерго и так далее. Мы сделали все возможное, чтобы не заблокировать работу госпредприятий, и выполняем свои обязательства.

Всю следующую неделю с 15-го числа мы отвечаем на вопросы следствия. Но потом дело оживляется, у нас начинают изымать пробы на заправке, якобы для того, чтобы проверить качество топлива. Мы говорим, хорошо, берите. Проходит время, снова начинают брать пробы. Проверили. Но у нас есть сертификаты качества. Проходит время, у нас изымают все сертификаты и паспорта качества с заправок. Опечатали сначала четыре, потом шесть заправок. Мы предполагаем, что дальше они могут заблокировать всю сеть АЗС и тоже в рамках уголовного дела. Мы пишем жалобы, написали в АМК, горпрокуратуру, ответов нет. Нас только упрекают, что мы, мол, блокируем работу.

Через четыре дня нас вызвали и отдали пять печатей. Но счета не разблокировали, не отдали ни одного пакета первичной документации. Они ничего нам не отдали. При этом вызывают в обладминистрацию и требуют начать работу.

Сегодня было назначено судебное разбирательство по данному делу, прокуратура даже не явилась на судебное заседание. Но ведь это важный вопрос для людей, для области, не только для нас. При этом они знали о заседании, юрист с нарочным у них был. Вследствие этого судебное заседание перенесено на вторник. Мы сейчас обратились к поставщику с просьбой, чтобы у нас была возможность отоварить необходимый объем топлива в первую очередь больницам, скорым и облэнерго.

Отдельные эксперты говорят, что вы специально блокируете работу заправок, чтобы связать руки налоговой…

Мы ничего не блокируем. Есть судебное разбирательство, в ход которого мы не хотели вмешиваться. Это есть отношения между субъектами, между предприятием и налоговой, и свое решение скажет суд. И при чем тут другие предприятия?

Как мы можем работать, если у нас нет топлива. Ну, откроемся, два-три часа, ну сутки проработаем, но поставщик больше не завезет топлива.

Согласно договорным отношениям поставщики могут сделать отсрочку платежа за поставленное топливо. Но когда началось все это, они нам стали звонить и сказали, что готовы поставлять топливо на условиях лишь стопроцентной предоплаты. Хорошо, но как мы можем сделать стопроцентную предоплату, если счета заблокированы? В конце концов, поставьте себя на место поставщика. Вы бы поставили товар человеку, если над ним висит налоговая и на нем какое-то уголовное дело?

Это же рынок. А рынок – это живой организм. Ну, предположим, если, находясь в рамках уголовного дела, мы сделаем стопроцентную предоплату – не исключен такой сценарий, – нам привезут топливо, потом заблокируют заправки. И мы при всем этом «виноваты», мы «плохие», и при этом на нас накладывают миллионные штрафы. Но законность штрафов может определить суд. Понимаете, а так захотели и забрали деньги, еще и обвинили во всех грехах.

Беседовала Елена Мигачева

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter