Суд над Тимошенко: свидетель от Бойко рассказал о коллегиальных решениях

Суд над Тимошенко: свидетель от Бойко рассказал о коллегиальных решениях

Юлию Тимошенко, которую везли в одном автозаке с Луценко, доставили в Печерский суд в 5.30 утра. Она ожидала начала заседания четыре с половиной часа... Репортаж

Юлию Тимошенко (их везли в одном автозаке с Юрием Луценко) доставили в Печерский суд в полшестого утра.

Она ожидала в конвойной комнате и в зале суда начала заседания четыре с половиной часа. Не знаю, в котором часу ее подняли с нар в СИЗО, но ее прическа, ее макияж были в полном порядке. Платье казалось отглаженным идеально, будто она ехала в суд с Туровской - офиса своей политсилы.

Выглядела немного уставшей, но, как мы увидели позже, острота восприятия и скорость реакции были не хуже, чем у одного-единственного на сегодня свидетеля, грузного и сытого министра иностранных дел Константина Грищенко.

К суду пожаловала почти объединенная оппозиция

Чтобы попасть на это первое после пятничного ареста Тимошенко слушание дела, пришлось занимать под Печерским судом очередь за полтора-два часа до начала заседания. Когда в восемь утра я шла по Крещатику, то отметила, что обычно сонная в такое время центральная улица была полна народу. Все двигались к Печерскому суду и говорили о Тимошенко. Большие группы людей растянулись от метро до магазину «Унитод Бенетон» (так с легкой руки Калашникова теперь называют бутик «Юнайтед Бенетон», сама слышала по телевизору, как он его назвал, отвоевывая там место для антитимошенкивского митинга).

Попасть на суд было маленькой победой. У входа в суд толкались и "обменивались любезностями" депутаты и журналисты. Уже в десять часов сидеть в зале было негде. Но такое прискорбное событие, как арест Тимошенко, все же оказал немалое влияние на оппозицию. В зал, широко улыбаясь, зашел Арсений Яценюк. «Добрый день, Юлия Владимировна!» Она тоже улыбнулась и ответила на приветствие. Вместе с ним пожаловал лидер фракции НУ-НС Николай Мартыненко. Здесь же были Анатолий Гриценко и Борис Тарасюк. Каждый из них не раз критиковал лидера БЮТ, но этот судебный процесс и ее арест вынудили всех стать под одни флаги (по крайней мере на время суда). На галерке посадили священников (не московского патриархата).

Бютовцы не тратили попусту время эти двое суток, пока Тимошенко сидела в СИЗО. Они обустроили палаточный городок и в целом провели большую оргработу.

Наталия Королевская передала адвокату Юрию Сухову ходатайство о взятии на поруки от деятелей и Героев Украины.

- Юля, Руслана Лыжичко и Сашко Пономарев передавали привет. Говорят, что верят в победу, - сказал кто-то из коллег Тимошенко.

- Я тоже верю.

В толстой папке адвоката Юрия Сухова были официально оформлены десятки ходатайств о взятии на поруки от священникив, нардепов, диссидентов, артистов...

Юлия Тимошенко, пока не началось заседание, немного поговорила с журналистами.

Об условиях в СИЗО не распространялась. Сказала, что не жалуется. Когда спросили о том, с кем сидит, сказала, что в СИЗО находятся тысячи ни в чем не повинных людей, а лишь несогласных с властью.

- Я всех благодарю, кто меня поддерживал, - заявила она. - Тем, кто ложился под колеса автозака, кто выходил на митинги. Благодаря вам это событие увидел мир. Я не ожидала такой мощной реакции от международного сообщества.

Заседание началось с ходатайства адвоката Сухова об изменении меры пресечения. Дальше - процессуальный обмен аргументами и мнениями, вопрос Киреева к Тимошенко, поддерживает ли она ходатайство адвоката.

Тимошенко сделала заявление:

- Господин Киреев знает, что в моих действиях нет состава преступления. Но он по негласному поручению своих руководителей ломает не меня, а мою независимую страну. Я ни о чем просить вас не буду. Ваши костоломные средства не сделают меня виновной. Выполняйте заказ. От ваших ритуальных слов ничего не изменится.

Киреев объявил перерыв для рассмотрения ходатайства. А через полчаса отказал.

Тогда адвокат объявил другое ходатайство. Высшее духовенство Украинской православной церкви, предстоятель УПЦ КП патриарх Филарет, настоятели Михайловского монастыря и Владимирского собора, руководство украинских католиков и руководство протестантской церкви Евангельских христиан-баптистов просили взять Тимошенко на поруки. Причем богословы покопались в посланиях и псалмах, очевидно, полагая, что, собрав библейские высказывания о неправедных судах, разбудят совесть господина судьи. «Когда за Тимошенко поручается священник, то поручается вся паства. Мы просим о передаче на поруки от имени всех прихожан нашей церкви. Все они поручаються», - такими словами убеждали клирики Киреева. Но, опять объявив перерыв, Киреев не нашел оснований для освобождения.

Тогда адвокат объявил новое ходатайство - от другой категории просителей. От писателей, интеллектуалов и диссидентов (здесь были и Матиос, и Возняк, и Калинцы, и Маринович, и Ада Роговцева), а также от народных депутатов Украины, желавших взять Тимошенко на поруки. Киреев пообещал рассмотреть после допроса свидетеля и пригласил в зал суда главу МИД Константина Грищенко.

Еще один ВИП-свидетель

Константин Грищенко Константин Грищенко во время подписания контрактов был послом Украины в РФ.

Он начал дипломатично:

- Газового кризиса 2009 года можно было бы избежать, если бы в декабре 2008 года состоялся визит тогдашнего Президента Украины Виктора Ющенко в Россию.

Несмотря на то, что Россия ожидала, этот визит не состоялся.

Можно было бы избежать кризиса, который после Нового года стал причиной обострения отношений между Украиной и рядом других стран, в частности Россией.

Легкий наезд на Ющенко вряд ли отражал истину: украинский президент был фактически невъездным в Россию.

Дальше господин министр взялся за подсудимую. Его «свободные и подробные показания по газовому делу» в сущности были изнурительным и монотонным монологом на тему, что экс-премьер-министр не имела права давать директивы на переговоры НАК «Нефтегаз Украины» с российским ОАО «Газпром» без их утверждения на заседании правительства.

- Когда речь идет о вопросе жизнеобеспечения государства, без коллегиального решения, как это определено законодательством, премьер-министр не может принимать единоличное решение. Премьер-министр может давать любые поручения лишь на основе коллегиального решения. Без этого вы нарушаете внутреннюю процедуру. Вы можете подписать любое межгосударственное или межправительственное соглашение, но несете полную ответственность за то, что подписываете. При решении тех вопросов, от которых зависит будущее страны, аргументация должна была быть выражена четко и понятно, хотя бы своим коллегам. Когда этого нет, возникает сомнение - для чего осуществляется это мероприятие, - рассуждал Грищенко.

- Назовите хотя бы один документ, который запрещает мне вести переговоры и принимать решения? Пожалуйста, процитируйте хотя бы один абзац какого-либо документа, в котором сказано, что моя работа нуждается в директивах, - сыпала Тимошенко вопросами, сама при этом цитируя закон о Кабмине и отстаивая свои права на проведение переговоров.

- Юлия Владимировна, я сам дважды член.(очевидно, Кабмина. - Авт.).

Депутаты с галерки захохотали.

- Если, например, должностному лицу придет в голову отдать Сумскую область, то он не сможет это сделать, потому что для этого объективно существуют предохранители.

- А где же был предохранитель, когда вы Севастополь на 25 лет отдавали? - спрашивали нардепы.

- Скажите, Азаров подписал шесть рамочных соглашений относительно нашей ГТС, где директивы Кабмина? Эти соглашения тоже могут привести, как вы говорите, к глубинным, серьезным, непредвиденным последствиям? - спрашивала Тимошенко.

Этот блиц хоть немного оживил нудную речь министра.

- Скажите, сколько стоил газ, когда Ющенко отзывал с переговоров Дубину, вы же были заместителем секретаря СНБО? - поинтересовалась Тимошенко.

- Не знаю, - говорил министр.

- А какая цена называлась на газ после Нового года? - опять спрашивала Тимошенко.

И этого министр иностранных дел, заместитель председателя РНБО и посол Украины в РФ в период кризиса не знал. Точнее, говорил, что не знает.

Человек, который убеждал нас, что острой необходимости в подписании контрактов не было, утверждал, что не знал этапов этой войны. Дальше пошел блок вопросов о причастности министра к «РосУкрЭнерго».

И здесь, раздраженный, министр скатился к «шуткам»:

- Юлия Владимиривна, я по международным вопросам, а вы в газе... Почитайте международные нормативные акты сейчас, когда у вас много времени. Да я был послом, когда вы с Лазаренко работали. Да ваше ЕЭСУ...

Такие вип-свидетели, как Азаров и Грищенко, не находят для диалога ничего другого, как вспомнить ЕЭСУ. Хотя к этому делу оно не имеет отношения. В конце адвокат Юрий Сухов заявил, что министр иностранных дел не может считаться свидетелем по делу экс-премьер-министра, поскольку не предоставляет конкретных фактов, которые бы касались подписания газовых соглашений с Россией в 2009 году.

- Ни одного фактического ответа не было. Все что сказал Константин Иванович, не может быть использовано для формирования обвинений», - сказал Сухов.

Однако обвинение отрицало. Допрос был продолжен.

В конце концов один из присутствующих в зале поднялся и обратился к суду: «У меня вопрос к председательствующему. Как вы ведете заседание? Почему не требуете от свидетеля конкретных ответов? Это лекция, которую читает министр. Да, я нарушил порядок в зале, но вы нарушили его больше раз, чем я». После этого заявления мужчина оставил судебное заседание.

Впрочем, на один вопрос Грищенко ответил утвердительно. Когда его спросили, был ли он заместителем председателя Республиканской партии Юрия Бойко (одного из отцов РУЭ), тот ответил: «Был».

Когда господин министр покинул суд, был пятый час. Киреев опять объявил перерыв, чтобы рассмотреть ходатайство адвоката.

Александр Тимошенко: «Она, к счастью, моя жена»

В коридоре я увидела мужа Юлии Владимировны Александра Тимошенко. Он во время заседания стоял напротив жены. Не знаю, как выдержал по меньшей мере пять часов, не присев.

- Скажите, как ваши жене удалось справиться в таких условиях с прической?

- Как видите, справилась, - улыбнулся он.

- Было ли у вас время поговорить с ней в пятницу?

- Нет. Обнял, перекинулись парой слов.

- А как дочка все переживает?

- Мы все переживаем это тяжело.

После перерыва судья отказал в ходатайстве о взятии на поруки (не увидел достаточных оснований) и рассмотрел ходатайство Юрия Сухова. Сухов просил завести в дело адвоката Николая Сирого (все, кто раньше были защитниками, продолжают работать по делу как консультанты. Очевидно, такой подход - периодическая замена адвокатов - команда БЮТ считает эффективным). А еще попросил, чтобы судья допустил в качестве защитников Евгению Тимошенко-Карр и мужа Александра Тимошенко.

Зал не сдержал удивления, когда судья позволил.

- Кто вам Юлия Тимошенко? - спросил Киреев Александра Тимошенко.

- Жена моя, к счастью, - ответил тот.

Евгении Тимошенко не было, она должна была прийти на следующее заседание. Это ходатайство о родственниках было сделано почти без надежды на одобрение, но с одной целью. Чтобы подсудимая могла с ними видеться. Так нам объяснили бютовцы. Судебные заседания и перерывы в них дают такие возможности.

...Заседание завершилось. Судья дал защите день перерыва.

Во дворе Печерского суда готовились вывозить в СИЗО Юлию Тимошенко в автозаке. Опять увидела плотные ряды «Беркута», опять плачи на улицах и скандирования: «Юля!» Выводя автозак со двора, беркутовцы расчищали проход и переворачивали мусорники, оставляя после себя кучу грязи.

Маша Мищенко

Фото УНИАН

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter