Это был арест. Женщина-надзиратель обыскивала меня сантиметр за сантиметром

Это был арест. Женщина-надзиратель обыскивала меня сантиметр за сантиметром

Вы, уважаемые эксперты, действительно считаете, что я вышла на волю после семи часов задержания глубоко разочарованная, что меня выпустили?

Сегодня утром пересмотрела и послушала ключевые информационные сообщения, почитала реплики политологов и экспертов, посвященные моему вчерашнему задержанию, и поняла о чем, в основном, они пишут. Вот примерный перечень:

1. Арест для Тимошенко очень выгоден и она должна благодарить судьбу за такой подарок, поскольку из-за задержания вырастет ее рейтинг.

2. Никакого ареста не было и не планировалось. Это все PR.

3. Тимошенко слишком вызывающе вела себя со следователями прокуратуры, не появлялась на вызовы, потому они обиделись и задержали ее с воспитательной целью.

И наиболее интересный тезис:

4. В нашей демократической стране неправильно просто так арестовывать Тимошенко, нужно обязательно дождаться "законного" судебного решения и уже тогда "честно" арестовывать.

Имею несколько мыслей по этому поводу, также по пунктам, с вашего позволения.

Первое. Говорить о повышении рейтинга путем пребывания в тюрьме могут только те, кто там не бывал и не знают, что такое тюрьма. Из-за таких же политических преследований мне там уже пришлось однажды побывать, и я знаю, чего стоит такая "командировка".

Пребывание там — это не просто унижение, это страдание. Это потеря здоровья и жизни. Стоит ли этого любой рейтинг?

Я верующий человек и, когда обращаюсь к Богу, прошу, чтобы все было хорошо и в нашей стране, и у всех хороших людей. Я ни разу не просила Господа "пристроить" меня на нары, не вымаливала себе арест и камеру в тюрьме, чтобы как на дрожжах вырастал рейтинг.

Вы, уважаемые эксперты, действительно считаете, что я вчера вышла на волю после семичасового задержания глубоко разочарованная, что меня выпустили?

Действительно ли Вы считаете, что в то мгновение, когда мне сообщили об аресте, я была на седьмом небе от счастья, ринулась обниматься из Нечвоглодом и пить на радостях шампанское?

...Я никому и никогда не пожелаю такого "подарка судьбы", который вчера пережила я, моя мама, моя дочка, мой муж, мои коллеги, друзья и все люди, которые меня поддерживают.

Никакие рейтинги не стоят потери даже однажды свободы, и это касается не только политиков, это касается каждого нормального человека.

Иногда бывают такие моменты, которые тяжело объяснить доступными словами, потому что контрапункт эмоций значительно шире спектра готовых слов. Это, например, такой случай, когда ты не боишься, но тебе страшно. Поверьте, так тоже бывает в жизни.

Другое дело, что по-разному можно переживать этот страх. Можно упасть от одного яйца. А можно держать себя достойно.

Подытожу мысли по этому вопросу. Если бы мне было точно известно, что ценой моего ареста Украина волшебным образом освободится от нынешнего криминального режима и в стране воцарится счастье, то я бы, наверно, согласилась. Игра стоила бы свеч. Но арест наоборот минимизирует шанс на такой результат, потому что большинство политиков уже победили, найдя свое место во властном пасьянсе и играя по согласованным сценариям. Почти не остались тех, кто готов и может останавливать орду.

Второе. Вчера произошло настоящее задержание. Это была не репетиция, как написали некоторые эксперты, а полноценный процесс ареста.

Едва лишь мы с моим  защитником Сергеем Власенко переступили порог прокуратуры, как из всех коридоров мы были заблокированы спецназовцами, вооруженными с головы до ног, одетыми в черное, в масках с прорезами для глаз. В цивилизованном мире так блокируют лишь террористов. В Украине так блокируют тех, кто перешел дорогу нынешней власти.

Сразу после этого нам предъявили постановление Печерского суда о моем задержании (смотрите постановление). Описали все личные вещи. В протоколе записали, во что я была одета. Особенно интересовали цвет костюма и обуви. Не знаю почему... А затем методично и со знанием дела женщина-надзиратель обыскивала меня сантиметр за сантиметром, по-видимому, проверяя, нет ли у меня на теле пояса шахида или оружия массового поражения. А затем начался "чисто конкретный" разговор "пацанов" от следствия. Через несколько часов они предъявили обвинение, дали несколько минут якобы с ним ознакомиться, и сразу объявили, что начался допрос, но прибавили, что у них нет ко мне никаких вопросов и что мои объяснения их не интересуют. Скороговоркой какой-то руководитель департамента прочитал мне выводы экспертиз, которые так же заказывались утром, а вечером уже были дисциплинировано сфальсифицированы. Было понятно, что "пацаны" уже набили руку на делах Луценко, Макаренко, Диденко, Шепитько, Иващенко и других, а главное — переступили границу, за которой полностью атрофировалась совесть. Их совесть стала, как морда у бультерьера — нечувствительная к боли. Смешно выглядело, когда они регулярно бегали в соседнюю комнату, где сидели "старшие товарищи", чтобы получить разрешение на действие, фразу или, даже, мнение, будто их дергали за нитки.

Одновременно на первом этаже на протяжении многих часов в своих комнатах были заблокированы рядовые работники прокуратуры, их не выпускали даже в туалет. Интересно, они-то чем угрожают режиму?

А затем в какой-то момент "нечвоглоды" расплавились, как мороженое на батарее, и стыдливо предъявили мне постановление об освобождении. Дальше они дали спецназовцам в масках вместо команды "ФАС" команду "ФУ" и выпустили нас с Сергеем Власенко на волю.

Все семь часов, проведенные в прокуратуре, мы были изолированы от внешнего мира. Для меня арест стал фактом с первой минуты вчерашнего допроса и я жила с этим "чувством" все семь часов. Это были не лучшие семь часов в моей жизни.

Они, без сомнения, планировали арест. Им давно наплевать на страну, на законы, на общественное мнение, на весь народ. Они выиграли эту страну на прошлых выборах, и им осталось провести последние зачистки, чтобы полностью овладеть ею. Для всех, кто с этим не соглашается, готовы такие "подарки судьбы", как заключение Юрия Луценко или мой арест.

Я абсолютно убеждена, что они отказались от идеи ареста только под жестким давлением киевлян, которые стихийно начали съезжаться к ГПУ, честным журналистам, а также из-за реакции мирового сообщества. Это был не сценарий запугивания, это был план ареста, который провалился. У них нет никаких сценариев за исключением двух: грабить страну и класть лицом на пол или закапывать в терриконы всех, кто против этого.

Хочу поблагодарить всех людей, которые пришли вчера под стены прокуратуры, Европейскую народную партию и ее Президента, Президента Европарламента, политических деятелей Европейского Союза и мира, дипломатов, всех тех, кто вмешался в этот процесс. Это Вас они вчера испугались, благодаря Вам я сегодня на свободе и могу рассказать о своих впечатлениях и продолжить работу.

Третье. Я не пропустила ни одного допроса в прокуратуре за исключением того времени, когда болела. Я не проигнорировала никаких следственных действий и не уклонилась от ни одного вопроса. Все остальное — это привычная неправда и махинации шулеров от прокуратуры. Последние полгода в прокуратуре я провела больше времени, чем дома, включая и выходные. Я посетила ГПУ сорок два раза...

Это можно назвать уклонением!?

Еще в понедельник вечером я знала, что во вторник я буду арестована, но я пришла туда все равно. Я не легла в больницу, не убежала за границу, как это обычно делали лидеры Партии регионов.

Я рассказываю Вам об этом не для того, чтобы показать, какая я смелая, а для того, чтобы объяснить: я с первого дня решила не давать им ни одного основания для ареста. Но, как видите, они причины не находят, а выдумывают.

Четвертое. Я могу понять, когда люди, глубоко не осведомленные в политических процессах, говорят о том, что окончательную правдивую точку в моем деле поставит суд. Но когда об этом говорят опытные и далеко не наивные политики, это выглядит неискренне.

Скажите, какой суд у нас может самостоятельно решить резонансное политическое дело? Какой судья в нашей стране, когда речь идет о политических процессах, вынесет хоть одно решение без указания с Банковой? Какой суд может хотя бы что-то сказать вопреки позиции Януковича? Может, Печерский? — У уборщицы из администрации Президента больше реальных полномочий, чем у этого суда. В этих судах уже можно оставить одних только сторожей, которые будут ходить в администрацию Президента за готовыми приговорами.

В каждом суде "нечвоглод" на "нечвоглоде" сидит и "нечвоглодом" погоняет. Потому апеллировать к "честному суду" в Украине могут только те политики, которые являются марионетками режима. Нет у нас честных судов, к сожалению, уже нет!

И в конечном итоге, пятое. Меня неприятно поразила информационная риторика вокруг дела Юрия Луценко и других политически мотивированных уголовных дел. Причем я говорю не об официальном телевидении, там и так все понятно, я о "наших"...

В любом случае не подумайте, что под "нашими" я понимаю тех, кто сотрудничает со мной или как-то особенно по-доброму ко мне относится. Для меня в данном случае "наши" — это синоним тех, кто привык выражаться честно, правдиво и демократично.

Я понимаю, что политики не принадлежат к той социальной категории, которую народ больше всего любит и уважает. И пока не за что, это правда.

Но нельзя со всего "стебаться". Есть определенные вещи, пусть не неприкосновенные, но такие, о которых стоит говорить серьезно и ответственно... Потому что это судьбы людей, это их жизнь, а не только остроумные реплики.

Юрий Луценко и Юлия Тимошенко в ходе предварительного слушания в Печерском районном суде КиеваЯ говорила с Юрием Луценко через решетки, он очень похудел, даже мимика изменилась и динамика языка и движений... А затем появились саркастические заголовки о его "диете", о "изголодавшемся" Луценко — вроде бы круто, смело и оригинально пнуть ногой человека, который именно в этот момент нуждается в защите, борьба которого, возможно, больше нужна Вам, чем ему самому. Нельзя так.

Действительно, нельзя...

Подумайте, если власть так расправляется сегодня с публичными людьми, то что она может сделать с обычными людьми? Может, стоит несколько изменить риторику, если не из-за понимания и сочувствия, то хотя бы из самосохранения? Уже сегодня несправедливость творится против многих. И завтра может творится против каждого.

Дело у всех нас одно. Нужно ВСЕ!!!, именно ВСЕ изменить в нашей стране... Это — главная "реформа", которую мы обязаны провести.

Александр Солженицын в "Архипелаге..." писал: "...а что, если бы каждый из арестованных сталинским режимом, не шел молча, как овца к мясорубке, а кричал, упирался, оказывал сопротивление, может и проломил бы кому-то из сатрапов голову... Возможно, тогда бы страна была другой...".

Может, нам тоже нужно не только не молчать, но и говорить вслух именно такие слова, которые помогут сохранить Украину, свободную Украину для следующих поколений, спасти ее от этих дикарей?

...Вчера и сегодня я прочитала много супер-контраверсионных версий от разных людей о том, как выгодно было бы мне сесть в тюрьму и как это блестяще подняло бы мой рейтинг. Я тем, кто это провозглашает, не пожелаю такого никогда. Я пожелаю только одного — оставайтесь людьми. И все. Этого достаточно.

В конечном итоге у каждого есть выбор. Можно наплевать на все, покинуть свою страну и жить в другой более успешной, которую веками строил другой народ. Так, к сожалению, вынужденные сегодня делать миллионы украинцев, которые устали бороться, которые хотят просто жить где-то в зажиточной стране в комфортных условиях. А можно сознательно идти в эту открытую, зубастую пасть и быть готовыми ко всему...

Выбор есть. У каждого. И у меня, и у Луценко, и у экспертов, и у политологов, и у политиков, и у всех граждан.

Я сделала свой выбор. Я буду бороться.

Благодарю.

Юлия Тимошенко

Материал опубликован 25 мая на  персональном сайте Юлии Тимошенко

Фото УНИАН

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter