60% жертв насилия никогда не обращались за помощью / Фото Brooke DiDonato via flickr.com

#яНеБоюсьСказати. Запретная тема

Пожалуй, о насилии в Украине так громко, так много и так откровенно не говорили со времен страшной врадиевской истории Ирины Крашковой. Важно, чтобы сегодняшняя «волна» не затихла в социальных сетях, общество сделало первый шаг к выздоровлению, не принимая насилие как должное, и выстроив действенную систему защиты от него.

60% жертв насилия никогда не обращались за помощью / Фото Brooke DiDonato via flickr.com

«Флешмоб недели» начался с того, что активистка Анастасия Мельниченко, после обсуждения в нескольких из своих постов в социальной сети Facebook темы насилия и комментариев к ним в стиле «сама виновата», описала собственный негативный опыт под хештегом #яНеБоюсьСказати. А уже через несколько дней акция вышла за пределы Украины.

Откровения людей, которые подверглись насилию и не побоялись публично рассказать об этом в рамках флешмоба #яНеБоюсьСказати, вызвали в украинском обществе неоднозначную реакцию. Кто-то посчитал это неплохой терапевтической площадкой - первым шагом к тому, чтобы озвучить проблему и начать с ней бороться, кто-то поспешил обозначить эти откровения психозом, истерией, а также «сеансом душевного стриптиза» и заявить, что это опасно, в первую очередь, для жертвы, а кто-то и вовсе не нашел ничего лучшего, чем обвинить женщин в «монополизации» насилия, поерничать на эту тему и попытаться ее высмеять.

Назвать насилие насилием и избежать новых травм

По мнению психологов, у этого флешмоба имеются как плюсы, так и минусы. И людям, присоединившимся к акции, зная о минусах, нужно правильно использовать плюсы. По словам психолога Международного женского правозащитного центра «Ла Страда» Анастасии Кореньковой, когда человек идет на Coming out, ему «необходимо, понимание, что если я об этом говорю, то могу столкнуться с разными мнениями». «Важно, чтобы человек был внутренне подготовлен. Люди, в рядах которых инициатива #яНеБоюсьСказати нашла отклик, должны понимать, что в социальных сетях они выходят на суд толпы», - сказала она.

Читайте такжеВ Германии приняли более жесткий закон, защищающий от сексуальных домогательств

В свою очередь, семейный психолог Светлана Ройз отметила, что у нее к флешмобу #яНеБоюсьСказати отношение двойственное. По ее словам, с одной стороны – то, что названо, что проявлено – может перестать нами владеть. С другой стороны, говорить о проблеме необходимо в безопасных для самого говорящего условиях. «Чтобы с каждой прочитанной историей человек получал ощущение силы, а не опыт ретравматизации или обесценивания, - написала она на своей странице в социальной сети Facebook. - Любая «терапия» возможна только когда безопасно, когда человеку дается поддержка, когда он не просто имеет возможность открыть свой опыт, а и может рассчитывать на безусловность и бережность принятия. Человек, рассказавший о насилии, обнажен и очень уязвим - в момент «говорения» он чувствует силу, но потом остается один на один с обнаженным болезненным опытом. Важно, чтобы каждый, кто решился рассказать о своей истории, почувствовал не страх, оценку и жалость прочитавших, а силу поддержки».

К сожалению, у ряда участников акции #яНеБоюсьСказати, а также тех, кто не решился на откровения, но был пассивным читателем, флешмоб открыл старые травмы. «У многих травматический опыт - не исцеленный. Сейчас накрыло волной групповой травматизации - воронка травмы раскручивается, втягивая в себя тех, кто сейчас не может удержать равновесие, - посетовала Светлана Ройз и добавила, что за любой травмой есть жизнь и сила. - Давайте себе позволять не проваливаться и не питать воронку травмы».

То есть, для кого-то #яНеБоюсьСказати превратился некую терапевтическую площадку с функцией поддержки, а для кого-то - стал поводом снова замкнуться, вернуться в свою болезненную капсулу. Не в последнюю очередь это произошло из-за неготовности осознавать, столкнувшись с этим напрямую, что в современном обществе, в 21 веке, в цивилизованной, вроде бы, стране, к сожалению, слишком много людей, не воспринимающих насилие насилием.

Попытки обесценить тему

Вместе с тем, все насмешки, которые некоторые отдельные представители социума вывалили в социальные сети, чем вызвали настоящий шок даже у своих знакомых, являются лишь попыткой приуменьшить проблему, нивелировать ее существование, считают психологи. «Это, своего рода, защита. Люди, открытые к восприятию явлений и проблем в социуме, отнеслись к рассказам в рамках акции #яНеБоюсьСказати с душой. Люди, у которых мышление уже, попытались тему обойти, обсмеять и обесценить», - говорит Анастасия Коренькова.  

Главный вопрос, который задавали и задают скептики: что даст этот флешмоб? Мол, жертвы насилия снова бередят свои раны, публично демонстрируя виктимность, вместо того, чтобы решать свои проблемы в кабинете психолога. «Все вот эти «сама виновата», «была не так одета», «не туда ходила» - это социальные установки, которые, как правило, защищают насильника», - обращает внимание психолог «Ла Страда».  

Именно поэтому, зачастую, в украинском обществе насилие стараются не замечать. Более того, к сожалению, шлепок «по заднице», свист вдогонку, сальные шутки, домогательства - и вовсе не воспринимаются насилием. «Флешмоб позволил обсуждать широкий спектр вопросов, связанных с насилием – от эксгибиционизма до уголовных преступлений. И в этом спектре нашлись проблемы, которые многих из нас касались. Люди в социальных сетях и должны об этом говорить. Это и есть изменение стереотипов», - считает она.

Кроме того, такие инициативы (по какой бы причине они не возникли в социальных сетях) – вовсе не метод работы психологов с травмами людей, подвергшихся насилию. Скорее, это некий метод работы с обществом, где молчание о насилии помогает преступнику избежать ответственности.

Осуждение же смельчаков, которые не побоялись сказать, со стороны социума, – продемонстрировало степень ущербности последнего. Попытки нормализовать бесправие (в любом его проявлении и вне зависимости от возрастной или гендерной составляющей) не должны быть нормой.

Замалчивание не уменьшает масштабов проблемы

Собственно, сама по себе акция и весь спектр реакций на нее, обнаружили и обнажили тот факт, что масштабы насилия в украинском обществе – огромны.

По информации Фонда народонаселения ООН в Украина - UNFPA Ukraine, каждая пятая женщина в возрасте от 15 до 45 лет хотя бы раз в жизни подвергалась физическому и сексуальному насилию. «Мужской» статистики и вовсе не существует. «Проблему очень трудно исследовать из-за «молчаливой» сущности насилия, - отмечают в организации. - Те, кто пострадали от насилия, не желают это афишировать».

Главным образом, потому, что срабатывает так называемая «ловушка жертвы», когда проявляется страх быть отвергнутым. «Тема насилия, особенно, сексуального насилия, табуирована. Поэтому часто человек, подвергшийся насилию, боится говорить об этом, стыдится говорить об этом, - напоминает Анастасия Коренькова. – Находясь в своей капсуле, человек переживает негативные эмоции внутри себя, теряет силы чтобы полноценно жить и бороться. Потому что страх отвержения похож на страх смерти. Социальной смерти. И этот страх заставляет молчать».

Действительно, согласно практике психологов Фонда народонаселения ООН в Украина - UNFPA Ukraine, 60% жертв насилия, никогда не обращались за помощью. Те же, кто попытались это сделать, в трети случаев не получили помощи. В частности, люди, подвергшиеся насилию, обратившиеся за помощью к родственникам, друзьям или знакомым не получили поддержки в 33% случаев. А те, кто пошел со своей проблемой в милицию, к адвокатам и психологам, оказались без помощи в 32% случаев.

В этой связи, не удивительно, что на вопрос «Почему не обращались за помощью?», 14% респондентов ответили, что не верили, что кто-то им может помочь, 7% - что боялись пожаловаться, поскольку думали, что станет еще хуже. Но самое страшное, что 40% были уверены, что справятся с проблемой самостоятельно, а 5% посчитали, что случившееся с ними – «нормальное явление».

Воспитать невосприятие к насилию

«Я была уверена, что каждая женщина, в той или иной степени, пережила харассмент, - рассказала представительница украинского феминистического движения Марта Еременко. - Но меня сильно поразило количество именно моих знакомых, которые столкнулись с изнасилованием. Это совсем другое, нежели узнавать статистику. Большинство из них раньше не говорили об этом, тем более, публично. Я думаю, что это один из главных эффектов флешмоба - понимание того, что насилие происходит не где-то с какими-то женщинами и злыми насильниками, а прямо сейчас, с нашими сестрами, подругами, матерями, коллегами».

По словам девушки, когда проблема вербализирована, постоянно находится в публичном и медийном пространстве, она, с большей вероятностью, будет иметь практическое решение. В частности, Марта надеется, что все больше людей начнут с себя – с коррекции собственных поведенческих паттернов, а также уделят особое внимание воспитанию детей. Верить в то, что акция не станет только лишь достоянием социальных сетей, Марту заставляет, в частности, «количество мужчин, которые отреагировали адекватно и готовы присоединиться к решению проблемы».

Одним из таких можно назвать комментарий молодого ученого, старшего научного сотрудника Института физики Национальной академии наук Украины Антона Сененко: «… Спасибо, что сопротивляетесь всеобщей политике замалчивания, принятой в нашем обществе, которая только на руку моральным уродам. Я надеюсь, что время, когда насильник не будет точно знать, есть ли у той милашки в сумочке револьвер, скоро наступит».

По его мнению, не стоит, в который раз, рассуждать, что «пистолет будет использован против жертвы». «Против жертвы всегда будет использован кулак, табурет и нож. Но кулаком и табуретом девушка не защитится», - написал он на своей странице в социальной сети Facebook.

Вместе с тем, парламент не сильно торопится принимать соответствующее законодательство. В Верховной Раде годами пылится законопроект, открывающий новые возможности легального владения оружием, в том числе, короткоствольным, для простых украинцев. Пустыми остаются и обещания ратифицировать Конвенцию Совета Европы о предотвращении насилия над женщинами и домашнего насилия и борьбу с этими явлениями (Стамбульскую конвенцию). Год назад речь шла о том, что документ будет принят во втором квартале 2016 года.

… Три года назад история Ирины Крашковой привела к «врадиевскому бунту», после чего ее обидчики все же сели на скамью подсудимых и получили реальные сроки. Итогом флешмоба #яНеБоюсьСказати должно стать вынесение поднятой темы за пределы социальных сетей и, как следствие, общественное неприятие насилия. И если это, вкупе с изменениями законодательства, приведет к уменьшению варварства в современном обществе, значит, все было не зря.

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter