Влад Филат в поисках новой Молдовы
Влад Филат в поисках новой Молдовы

Влад Филат в поисках новой Молдовы

10:50, 23 мая 2012
15 мин. 3244

Ни один из молдавских премьеров не подвергался такой яростной критике, как Влад Филат – видимо, потому, что он действительно хочет видеть свою страну европейской и цивилизованной.

В нужное время и нужном месте

Влад Филат

Владимир (Влад) Филат родился 6 мая 1969 года в селе Лэпушна, Котовского, а ныне –Хынчештского района Молдавской ССР. В 1986 году будущий премьер окончил среднюю школу, в 1987-89 служил в погранвойсках, а в 1990 удачно воспользовался новыми возможностями, открывшимися в связи с перестроечной либерализацией и поступил на факультет права Университета Александру Иоан Куза в румынском городе Яссы. Окончив его в 1994 году, Филат остался в Яссах, и открыл фирму RoMold Trading SRL, первоначально торговавшую бумагой. А в 1997 фирма Филата вдруг подписала с Кишиневским табачным комбинатом «АО Tutun» контракт на эксклюзивную торговлю его продукцией на территории Румынии. Одновременно Филат резко пошел в молдавскую политику, поддержав блок сторонников президента Петра Лучинского «За демократическую и процветающую Молдову». Его старания оценили: в 1998 году Филат был назначен генеральным директором департамента приватизации и управления государственным имуществом, а с марта по ноябрь 1999 Филат был государственным министром.

 В 1998-1999 годах Филат фигурировал в центре ряда скандалов, связанных с приватизацией и с контрабандой сигарет в Румынию, однако все дела были закрыты.

В 2001 году Филат спонсировал кампанию Демократической партии на выборах в парламент – но ДПМ не преодолела 6% барьер. Выборы 2005 года прошли для ДПМ успешнее. Филат получил должность вице-председателя комиссии по национальной безопасности, обороне и общественному порядку. В июне 2007 он участвовал в выборах мэра Кишинева от ДПМ, но занял лишь четвертое место.

В сентябре 2007 Филат вышел из ДПМ, в октябре - учредил и возглавил Либерально-демократическую партию (ЛДПМ). На парламентских выборах 5 апреля 2009 года ЛДПМ заняла третье место, получив 15 мандатов. Первое место осталось за ПКРМ – ей досталось 60 мест. В июне 2009 года парламент был распущен в связи с невозможностью избрать президента, для чего был необходим минимум 61 голос.

На июньских досрочных выборах ПКРМ получила 48 мандатов, ЛДПМ – 18, Либеральная партия (ЛП) – 15, ДПМ - 13 и Альянс «Наша Молдова» - 7. ». ПКРМ ушла в оппозицию, остальные образовали коалиционное большинство «Альянс за европейскую интеграцию». Председателем парламента и и.о.президента стал лидер ЛП Михай Гимпу, премьером – Влад Филат. Но президента избрать снова не удалось, и в ноябре 2010 года были проведены новые досрочные выборы. ПКРМ получила 42 мандата, ЛДПМ ДПМ и ЛП – в сумме 59, сохранив АЕИ. С 28 по 30 декабря, до избрания Мариаан Лупу председателем парламента, Филат был и.о. президента. В новом правительстве он сохранил за собой пост премьера.

И снова выборы президента стали неразрешимой проблемой. Только после раскола фракции ПКРМ, от которой отделились социалисты во главе с Игорем Додоном; после долгих переговоров и консультаций, была, наконец, найдена компромиссная фигура: 63-летний юрист Николай Тимофти. Он и был избран 62 голосами, 16 марта 2012 года.

Пределы власти

Хотя премьер-министр занимает третье место в иерархии, после президента и председателя парламента, де-факто Филат оказался в АЕИ самой сильной фигурой. Тем не менее, он постоянно подвергается атакам, причем со стороны не только оппозиции, но и союзников по Альянсу. Филата обвиняют в «прорумынских настроениях», в неэффективном управлении, в закрытии сельских школ, в причастности к контрабанде сигарет, в узурпации власти, нарушении Конституции и один Бог знает в чем ещё. Критики премьера зачастую и не утруждают себя доказательствами. Однако, искусно маневрируя между противоборствующими силами, Филат пока раз за разом выходит победителем. Рейтинг ЛДПМ за последние годы вырос с 15 до 32 мандатов.

Молдавские реалии: современное состояние дел

И Молдова и отпавшее от нее, но никем не признаваемое Приднестровье, пребывают сегодня в стагнации. Оба берега Днестра живут, в основном, на переводы от гастарбайтеров. Ни на одном из них нет экономики, способной, хотя бы частично, обеспечить собственный спрос, за исключением, разве что, производства спиртного. Это делает оба осколка Молдовы уязвимыми для любых внешних потрясений, и почти исключает стратегическое планирование. Все маневры сведены к формированию большей или меньшей зависимости от России, ЕС, Румынии.

Население Молдовы, озабочено экономическими проблемами, из которых не видит выхода. Этим и пользуются политические махинаторы, сбывающие избирателям, под видом путей к лучшей жизни, три идеологических продукта, три национализма: румынский, молдавский и русский.

Первый апеллирует к культурной и языковой близости с соседней Румынией, видит решение всех проблемы в объединении, а роль врагов, препятствующих объединению с «матерью-Родиной» отводит «агентам Кремля» и его «пятой колонне». В качестве обоснования используются ужасы сталинизма и обиды, нанесенные оккупацией, депортацией, коллективизацией и русификацией.

Молдовенизм, напротив, отрицает общность с Румынией. По его версии, современные молдаване избежали насильственной румынизации под защитой России, но пережили румынские зверства в период 1918-40 годов и были освобождены сначала в 1940, а затем, еще раз, в 1944. При этом, румыны по-прежнему мечтают поработить и ассимилировать молдаван, защитой от чего должно стать сохранение существующей молдавской государственности. Сохранить же её можно единственным способом: отдаляясь от Румынии и сближаясь с Россией. Главными врагами идеологи этого направления видят Румынию - и граждан Молдовы, получивших, или желающих получить румынское гражданство, а также ЕС и США. Дружба с Россией должна также привести к возвращению Приднестровья. Правда, смысл этого для рядового гражданина не уточняется.

Русские националисты, повторяя, в целом, антирумынские и антизападные положения молдовенизма, утверждают, что «нетитульное» население Молдовы неспособно защитить свои права самостоятельно, без прямого вмешательства России, что предполагает максимальное сближение с ней – и максимальную изоляцию от остального мира. Приднестровский вариант этой идеологемы вообще не различает Румынию и Молдову уже «находящуюся под властью румын».

Идеологи всех трех групп стремятся изолировать их друг от друга, исключив всякий диалога, что им, в целом, удается. Три варианта взаимной ненависти питают друг друга и удерживают Молдову в нынешнем состоянии одичания и развала.

Конфликт усугубляет и его распространение на церковную сферу: в Молдове столкнулись интересы двух православных церквей: Московского и Румынского патриархатов. Московский, чьи позиции слабеют, стремится создать вторую линию обороны, вмешиваясь в политику - в тесной связке с самой клерикальной из всех молдавских партий – с ПКРМ.

Хотя адепты всех трех направлений и пытаются представить Молдову как арену «геополитического противостояния», особого интереса к ней нет сегодня ни у кого. В Румынии тема «возвращения Бессарабии» привлекает лишь романтиков, маргиналов и популистов, её извлекают на свет лишь для того, чтобы увести внимание избирателей от неудобных вопросов. Ту же роль играет в Молдове и тема возвращения Приднестровья.

Украина также не имеет ни в Молдове, ни в Приднестровье серьезных интересов. Международные структуры, большей частью, просто обозначают присутствие. Россия ищет в Молдове «пророссийске силы», которых там нет, и никогда не было – и раз за разом попадается на удочку очередных авантюристов, всегда готовых развести московских спонсоров на очередную порцию финансовой помощи.

В сумме все это дает надежное равновесие сил, способных десятилетиями удерживать Молдову в тупиковом состоянии. Идет отъезд активного и образованного населения и одичание оставшихся. По сути, Филат и его партия оказались единственной силой, действительно пытающейся изменить жизнь в стране. Однако их возможности совершенно недостаточны, чтобы раскачать косное молдавское общество – и Филат маневрирует, идя на компромиссы и тактические союзы.

Промежуточные итоги

Влад Филат та Николай Азаров

Что же было сделано Филатом за два его премьерства: прошлое и нынешнее?

С Украиной: были разрешены застарелые территориальные трения. Молдова выполнила свою часть договора, передав Украине участок дороги в районе Паланки – и, таким образом, окончательно закрепив за собой территорию порта в Джурджулештах. Была проведена демаркация молдо-украинской границы на всех участках кроме Приднестровья и принципиально разрешен вопрос с демаркацией приднестровского участка.

С ЕС: Был согласован перечень требований, которые Молдове должна выполнить для установления безвизового режима с ЕС и начата работа по их выполнению. Здесь Филат столкнулся с серьезным сопротивлением: отдельные пункты Закона о недискриминации, принятие которого входит в список ЕС, вызвали резкую критику со стороны РПЦ и аффилированных ею партий, в частности ПКРМ и Социал-демократической (СДПМ). Хотя формальным поводом для критики стала «пропаганда гомосексуализма», якобы содержащаяся в тексте законопроекта, ларчик открывался гораздо проще. Безвизовый режим с ЕС выводит Молдову из изоляции, что автоматически означало бы ослабление позиций РПЦ, а также партий, в основу идеологии которых положен антиевропейский и антирумынский изоляционизм.

Противостояние приняло крайне жесткий характер, оппоненты призывали к массовому неповиовению властям. Но Филат выстоял и дал отпор. Генеральный секретарь внепарламентской СДПМ Серджиу Коропчану, распространявший провокационные материалы, провел некоторое время под арестом, а в церквях Белцькой Епархии, глава которой, архиепископ Маркел, подстрекал своих прихожан к открытому неповиновению властям, прошли обыски. Урок был усвоен, и в настоящее время закон, хотя и в несколько измененном, компромиссном виде близок к принятию.

С Россией: Застарелый приднестровский конфликт, непростые межнациональные отношения в самой Молдове, цены на газ и мифы об «уходе в Румынию», причем – чуть ли не на будущей неделе, наследство Воронина, за 8 лет пребывания у власти перессорившегося со всеми, в том числе и с Москвой – все это создавало для Филата крайне сложный старт. Кроме того, сделав ставку на движение в сторону ЕС, Филат должен с большой осторожностью подходит к российским интеграционным проектам - таким как вступление в Таможенный Союз. Наконец, выстраивание отношений с Россией шло в условиях политической нестабильности, ожидания роспуска парламента и досрочных выборов, на фоне вечной борьбы трех национализмов, для одного из которых Россия - враг Номер Один, для второго – союзник Номер Один а для третьего и вовсе Родина, в то время как Молдове отводится в лучшем случае вторая роль. Добавим к этому сложную политическую обстановку в смой России: смена власти, массовые проявления недовольства граждан.

Столь сложная ситуация не позволила пока не удалось добиться сколь-нибудь впечатляющих успехов. Тем не менее, однако общий фон отношений с Россией все-таки улучшился. Несмотря на попытки опорочить Филата в глазах российского руководства, его хорошо воспринимают в Москве. Удачно для Молдовы прошел и недавний визит Дмитрия Рогозина. Все это дает основании для оптимистичных оценок: у Филата есть шанс найти приемлемый баланс отношений Молдовы с Россией и с ЕС.

С Приднестровьем: После смены власти в Тирасполе Филату удалось добиться восстановления железнодорожного сообщения через ПМР, причем фактически – на условиях Кишинева, через признание Тирасполем молдавских таможенных процедур и допуска молдавских таможенников на территорию ПМР. Восстановление железнодорожного сообщения также существенно подняло рейтинг Филата в ЕС и в Украине.

С Румынией: Здесь тоже все непросто, во многом, по причинам, сходным с российскими, хотя румынская политика в отношении Молдовы куда менее мифологизирована и гораздо более последовательна. Не ставя задачу присоединения Молдовы в обозримом будущем, Румыния не намерена и закрывать это вопрос окончательно, отчего избегает подписывать с Молдовой договор о государственной границе. Это создает определенные сложности в отношениях, и, тем не менее, Филату и здесь удается удачно лавировать, избегая обострений и развивая экономическое сотрудничество, прежде всего – в энергетической и транспортной сфере. Молдова и Румыния согласовали маршруты своих участков Кольцевой магистрали вокруг Черного моря; строительство в текущем году газопровода Яссы-Унгень по которому Молдова сможет получать румынский газ, по цене ниже российского; ЛЭП Фэлчиу-Готешть и Сучава-Бельцы, оптоволоконной линии Кишинев-Исакча, проекты модернизации железной дороги Яссы-Унгены-Кишинев и мостов через Прут.

С Китаем: Удалось достичь соглашения об экспорте молдавских вин в Китай, а также об участии Молдовы в развитии виноделия в самом Китае. Надо сказать, что выход на китайский рынок и подписание договора о межпартийном сотрудничестве с КПК был давней, но не реализованной мечтой Владимира Воронина. Филату удалось продвинуть в Китай молдавское вино, а СДПМ – при содействии молдавского МИД - подписать соглашение с КПК. Это, кстати, дает хороший пример гибкости и компромиссности Филата: противостояние с СДПМ по вопросу «Закона о недискриминации» не мешают взаимодействовать с ней на других направлениях.

Внутренняя политика. Филату удается не допускать полного распада АЕИ – несмотря на постоянные внутренние конфликты. В ходе переговоров ему удалось ослабить позиции фракции ПКРМ, оторвав от неё группу Игоря Додона, согласовать кандидатуру Николая Тимофти и провести президентские выборы, предотвратить ещё один роспуск парламента. Он успешно теснит ПКРМ и на уличных митингах, подыгрывая ее соперникам: социалистам и социал-демократам.

Вместе с тем, правительство Филата проводит последовательную политику сворачивания социальной сферы, что вызывает недовольство граждан. Следом за программой оптимизации и укрупнения сельских школ – в принципе, целесообразной, но породившей много недовольных, начат перевод ВУЗов на принципы самофинансирования, что на практике означает удорожание обучения. Между тем, ЛДПМ опирается на молодежь, прежде всего – на студенчество.

Свой вклад в ситуацию вносит и раздор, царящий в АЕИ. Часть Альянса, с которой премьер вынужден считаться и сотрудничать, стоит на резко прорумынских позициях. При этом, все обвинения повисают на Филате, поскольку именно он находится на виду. Положение усугублят еще и то, что выпускник Ясского университета и сам имеет определенный крен в сторону Румынии. Филат так и не научился работать ни с национальными меньшинствами, ни и с теми молдованами, которые Румынию просто не любят, а таких в Молдове тоже немало. Не сумел Филат и подобрать в свою команду людей, умеющих делать это. Такое игнорирование существенной части избирателей может сыграть с премьером скверную шутку.

Перспективы

Значительная часть молдавского общества все ещё поддерживает православно-постсоветский застой, продвигаемый тандемом ПКРМ – РПЦ. Выборы 2014 года все ещё могут стать ренессансом ПКРМ и откатом назад: к диктатуре, самоизоляции и нетерпимости. Удасться ли Филату сделать Молдову европейской и демократичной – покажет время. Пока, на общем фоне молдавского политикума, премьер смотрится скорее одинокой белой вороной, чем органической частью молдавского политикума.

Сергей Ильченко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies