Ректор КНУ Губерский: Я не слышал, что хоть кого-то наказали за фальшивый диплом

Ректор КНУ Губерский: Я не слышал, что хоть кого-то наказали за фальшивый диплом

Это позор, что мы перешли на пластмассовые дипломы... – кто-то зарабатывает на этой пластмассе... Квота льготникам у нас будет – до 25%... Интервью

Это позор, что мы перешли на пластмассовые дипломы... Отказались от солидных документов – с гербовыми печатями, живыми подписями, – потому что кто-то зарабатывает на этой пластмассе... Квота льготникам у нас будет – до 25% на специальность...

Недавно ведущий вуз Украины – Киевский национальный университет им. Т. Шевченко – отметил 175-летний юбилей. “Тут не только формируется элита, лучшее студенчество или лучшие педагоги, я убежден, что тут формируется национальная интеллигенция”, – заявил Президент Виктор Ющенко. Ректору КНУ им. Т. Г.Шевченко Леониду Губерскому понадобилось несколько минут, чтобы только перечислить имена наиболее известных выпускников университета, среди которых Максимович, Костомаров, Драгоманов, Грушевский, Крымский, Ефремов, Зеров, Боголюбов, Холодный, Палладий, Склифасовский, Лысенко, Булгаков, Рыльский, Винниченко, Симоненко, Огиенко, Чорновил и многие другие. Сегодня тысячи школьников стремятся стать студентами “Шевченко”. На вопросы УНИАН ответил Леонид Губерский.

Леонид Васильевич, спикер Владимир Литвин по случаю юбилея университета подарил вазу. Кто еще из именитых выпускников поздравил alma-mater?

 Леонид ГуберскийБыло очень много поздравлений. И из Украины, и из-за границы, и до, и после юбилея: телеграммы, факсы, письма, телефонные звонки. Порошенко поздравлял, Томенко, Табачник, Кравчук, Зленко, Удовенко, Един, Полохало, Мушкетик, Кононенко, Олийнык, Жулинский, Кремень и многие еще.

Довольно много выпускников университета стали известными людьми – политики первого эшелона, бизнесмены. Как часто они посещают университет и помогают ли материально?

Они очень часто здесь бывают. Сотрудничают в разных направлениях, читают лекции, принимают участие в разных университетских мероприятиях – конференциях, круглых столах.

А что касается материальной помощи, то это, к сожалению, не очень густо... Не сложилось пока в нашем обществе, как в других странах, где распространена такая форма благотворительности. То боялись деньги показать, то думали, что не оценят, плюс несовершенное законодательство. Я недавно поднимал вопрос о том, что необходимо законодательно определиться с благотворительной помощью, которую могут предоставлять обеспеченные люди. Возьмем крупнейшие университеты в Америке или Европе. Одну треть, как минимум, их бюджета составляет спонсорская помощь. Как правило, это выпускники университета. Хотя не обязательно. Представьте Гарвардский университет с бюджетом в миллиарды долларов, где из них более трети – спонсорские деньги... Это колоссальные деньги. Правда, нам оказывает помощь Фонд Пинчука. Большая группа студентов – стипендиаты этого фонда. Петр Порошенко постоянно помогает – в разных формах. И сейчас к 175-летию подарил автобус “Богдан”. Фонд Ярослава Мудрого, другие организации, депутаты Игорь Шаров, Тариэл Васадзе, Александр Един, Николай Томенко...

Хотелось бы, чтобы люди, которые имеют возможность, вкладывали деньги в такое благородное дело как образование. Что может быть благороднее? Разве что здравоохранение.

В этом году вас просто атаковали льготники. В Институт международных отношений КНУ на 150 бюджетных мест подали заявки 132 льготника. Ни одна политическая сила сегодня не пойдет на непопулярный шаг и не отменит льготы при поступлении. Как вы будете регулировать этот процесс?

Я бы не хотел, чтобы у кого-то создалось впечатление, что мы в университете видим в льготниках какое-то социальное зло. Избави бог! Разные есть льготники. Многие из них действительно больные дети, инвалиды, сироты, и к ним нужно относиться с пониманием. К сожалению, часть из них имеет очень слабую школьную подготовку. Воспользовавшись льготами, они имеют довольно много проблем с учебой, и многих потом приходится отчислять.

В этом году к нам подали заявления 839 льготников на 2481 бюджетное место. Мы начали заниматься проверками, и часть сразу позабирали документы, испугались, часть – сбежали по другим причинам, но 362 человека мы зачислили на бюджет на первый курс.

У части льготников - псевдосправки. Нас, как и все вузы, проверяли Министерство образования и генпрокуратура. Из 362 льготников 61 имеют недостоверные справки. Это позор! Прокуратура привела факты, когда родители ради учебы в вузе приписывают своему ребенку онкологические заболевания! Что это за родители? Что это за врач, у которого не дрогнула рука такое написать? Бога не боятся! И через такие случаи создается общее впечатление обо всех льготниках. В результате этих “популярных” для кое-кого действий мы создали категорию детей, к которым формируется соответствующее отношение, в первую очередь со стороны их ровесников. Мы породили такую социальную проблему и напряжение, что ребенок, который имеет 599 баллов из 600 не попадает на учебу, – на “журналистику”, “туризм”, “международные отношения” – из-за того, что доступ ему перекрыл ребенок, который имеет в сертификате на 150 баллов меньше.

Как разобраться приемной комиссии, когда подается справка, выданная соответствующей организацией, с печатью, подписями? Что, для каждого абитуриента усаживать какого-то следователя, чтобы все перепроверял?

В этом году прогнозируется, что льготников будет много. В условиях приема записано, что они будут иметь право подавать документы лишь в один вуз. У нас есть свои проходные баллы на профилирующие дисциплины. Посмотрим, кто из них преодолеет этот барьер. И будем устанавливать квоту – до 25% льготников на специальность.

Во время вступительной кампании вузы имели право поднять минимальный проходной балл. Собственно, ваш университет воспользовался этим правом. Но насколько мне известно, на журналистике проходной балл был выше, чем в Институте международных отношений. Неужели журналисты должны быть умнее дипломатов?

Нет, в Институте международных отношений и на журналистике был одинаковый проходной балл – 150. В прошлом году мы на многих факультетах подняли его, но он был разным. Это зависит и от конкурса. В этом году все факультеты повысили проходной балл, естественные – 150 баллов, а на некоторых гуманитарных факультетах мы подняли до 170 – это высший порог, но не ниже 150.

В университет мы должны набирать наиболее подготовленную молодежь. Мы не гонимся за конкурсом 5–10 человек на место. Пусть придет 3, но с хорошей базой после школы. Кто имеет более слабую подготовку, пусть идет в другой вуз.

Какой сегодня бюджет университета и каковы основные статьи расходов?

В прошлом году наш бюджет составлял 410 миллионов гривен. Эти деньги идут на заработную плату преподавателям и сотрудникам, стипендии студентам и на оплату коммунальных услуг. На ремонтные работы, оборудование и тому подобное средств нет. А за счет чего мы это делаем? За счет внебюджетных денег, которые зарабатывает сам университет: платные услуги на учебу студентов, частично аренда и прикладные научные исследования. Этих внебюджетных средств по сравнению с бюджетными мы в среднем зарабатываем где-то треть. Определенная часть средств идет отдельной строкой на финансирование науки.

Мы возлагаем большие надежды на указ Президента от 5 мая 2008 года и на постановление правительства от 29 июля 2009 года о Киевском национальном университете: КНУ предоставлен статус исследовательского и предусмотрено существенное улучшение финансирования, которое начнется с 2011 года: зарплаты преподавателей и сотрудников вырастут на 30%, стипендии студентов – на 20%. И финансирование науки будет составлять 25% от общего бюджета университета. Сегодня – 8%.

Киевский университет – это ведущий вуз страны. Но и стоимость учебы здесь очень отличается от той, что в региональных вузах. На чем базируются цены контрактов?

В калькуляцию входит перечень услуг, которые университет предоставляет студенту: аудитории, тепло, компьютеры, общежитие. На основании этого планово-финансовый отдел (а не декан факультета) выходит на какую-то сумму контракта. Складывается так, что на гуманитарных факультетах, где больший конкурс, большая оплата. Не потому, что там конкурс высок. Взять хотя бы тот же Институт международных отношений и Институт журналистики на ул. Мельникова – прекрасные бытовые условия, мощное материально-техническое обеспечение. Этот корпус нуждается в постоянном обновлении и содержании. Это все же деньги.

А вы хотели бы, чтобы стоимость учебы в Киевском национальном университете была на уровне техникума в моем родном Миргороде? Но вы посмотрите, кто у нас обеспечивает учебный процесс, какой преподавательский состав. Где вы видели 500 профессоров, 1500 кандидатов и доцентов? А сколько их в региональном вузе? А зарплата у профессора немножко другая... А библиотеку содержать – миллионы книг. Очень легко считать чужие деньги. Только почему-то не считают, сколько средств тратят вузы на учебный процесс – вот плохо.

Во всем мире чем выше класс университета, тем выше оплата. Чем высшего качества товар в магазине, тем выше его цена. Я не хочу сказать, что образование стало бизнесом. Это совсем не так.

Если бы государство полностью обеспечило необходимое финансирование, как это было двадцать лет тому, то вообще не речь шла бы о контрактниках.

Сейчас Минобразования с Минфином и Антимонопольным комитетом пересматривают порядок осуществления платных услуг за учебу. Мы еще вчера работали по инструкциям 1997 года. Скажем, студент-контрактник, который поступил в вуз в этом году, в соответствии с этим положением в течение пяти лет не изменяет сумму оплаты. До окончания учебы инфляция поглощает все эти деньги, и выходит, что мы еще дотируем этих студентов. Это же нонсенс. Теперь по новой инструкции, насколько мне известно, будет предусмотрено, что каждый год вуз имеет право и должен увеличивать сумму контракта на размер инфляции за прошлый год. Иначе мы обанкротимся.

Дело Кислинского с его дипломом получило широкую огласку в украинском обществе. Вы подтвердили, что тот диплом фальшивый. Но возможно ли предотвратить такие ситуации в дальнейшем и защититься от подделок?

 Леонид ГуберскийСо стороны университета нет никаких нарушений относительно защиты диплома. Проверки показали, что университет все делал и делает, чтобы была четко организованная система выдачи дипломов, которая не допустила бы никаких злоупотреблений.

То, что на каждом столбе объявления об изготовлении диплома, – это же не наше дело. Существуют компетентные органы. Как это так, что государство позволяет продавать и подделывать свои дипломы? 700 долларов – и готов диплом. Ну что это такое?

Я зачастую получаю запросы из разных зарубежных посольств: дайте подтверждение такому-то диплому. На Ближнем Востоке, скажем, проявляются эти люди – то ли своим невежеством, то ли чем-то еще. И в самом деле, оказывается, что у них фальшивые дипломы...

Я не слышал ни об одном расследовании, что кого-то поймали на поддельном дипломе. А по-видимому же, такие люди попадаются... Но чтобы кто-то понес наказание по закону – такого нет.

Безнаказанность... Вот и процветают эти поддельные дипломы. А что вузы сделают? Слава богу, что обнаружить можно. Но проверяют ли все дипломы? Всплывают один или два.

Как сейчас изготовляются дипломы? Взяли подпись ректора и передали в специальное учреждение, которое специализируется на изготовлении пластиковых дипломов, зарабатывая на этом деньги... Что это такое? Что это за диплом? Это позор, что мы перешли на эти дипломы. Вроде бы так делается где-то на Западе... Раньше были нормальные, солидные дипломы, государственные документы на гербовой бумаге, где стояли подписи живых людей. Человек должен гордиться своим дипломом. А не пластмассой, изготовленной на каком-то станке... У нас все упростили. Потому и неудивительно, что гуляют фальшивые дипломы. Мы к этому сами подтолкнули мошенников.

У украинских элит нет четкого понимания, которым должен быть внешний курс государства. Вы длительное время возглавляли Институт международных отношений, воспитывали будущих дипломатов. Как правильно выстраивать отношения с ЕС и Россией, какими должны быть современные дипломаты?

Я имел честь работать в институте пятнадцать лет и горжусь этим. Там очень хороший коллектив, хорошая атмосфера. И неудивительно, что там высший конкурс в университете на протяжении последних лет, хоть нас пугали, что в этом году кризис и не будет контрактников. Практически все министры иностранных дел и их заместители, а теперь и почти все послы – это наши выпускники. Сегодня подавляющее большинство студентов – наши соотечественники, а не наоборот, как было когда-то (95% иностранцев, а 5% – наши).

Я бы не драматизировал ситуацию в отношениях с Россией. Процесс идет. Есть сегодня вопросы, проблемы. Это в межгосударственных отношениях бывает постоянно и касается не только Украины. Все преходящее... Временное... Это подтвердил и последний визит Президента Беларуси. С Беларусью у нас не все складывалось гладко, а теперь хорошие отношения. Мы присвоили Александру Лукашенко звание почетного доктора университета.

Что касается ЕС, есть некоторые принципиальные положения, в которые Украина пока еще не вписывается. Но мы должны твердо стоять на той позиции, что Украина – европейская страна, была и является ею. Нас пока еще разделяют какие-то экономические показатели, и этому есть объективные исторические причины. Кто Европу освободил от фашизма? Какие страшные убытки понесла Украина во второй мировой войне – самые большие, как и весь Советский Союз. Думаю, Украину в ближайшее время все еще будут приглашать в Европейский Союз.

Как думаете, новому министру иностранных дел Петру Порошенко удастся улучшить имидж Украины?

Я бы не возводил имидж Украины к персоналиям. Петр Алексеевич – наш выпускник, очень талантливый человек, способный, мудрый, хороший организатор. Но дело не только в нем. Его будут преследовать те же трудности, что и его предшественников. Думаю, он будет проводить ту же линию, которую проводила Украина в политике относительно вхождения в ЕС...

Дети Президента тоже воспитывались в КНУ. Какие у вас отношения с Виктором Ющенко?

Леонид Губерский и Виктор Ющенко
Я отношусь к нему с глубоким уважением, как и все в нашем университете. Это Президент государства. Он приходил к нам на выпуск – и как отец, и как Президент. Он очень доступный человек, толерантный, простой. Я бы не сказал, что Виктор Андреевич очень часто бывал в институте, но бывал, выступал. Отношения нормальны, деловые...

Разговаривала Анна Ященко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter