Суммы долгов Украины зашкаливают / фото УНИАН

"Помощь" кредиторов. Может ли Украина выбраться из долговой ямы

08:30, 11 декабря 2020
7 мин. 1323

Госдолг Украины достиг пиковой нагрузки на бюджет страны. Его погашение в следующем году составит практически половину госказны. В Минфине заявили, что нацелены на снижение зависимости от внешних кредитных ресурсов. Возможно ли это сделать?

Украина десятилетиями накапливает долги, которые преподносятся как «помощь» инвесторов и партнеров. И происходит все потому, что госбюджет из года в год сводится с дефицитом, а производственные мощности при этом только сокращаются. Чтобы «закрыть» разрыв между доходами и расходами, приходится прибегать к заимствованиям. Обязательства накапливаются. А их нужно погашать, причем с процентами. Суммы уже зашкаливают.

По данным Минфина, государственный и гарантированный государством долг Украины только за октябрь этого года в национальной валюте достиг 2,368 трлн гривен, а в долларовом эквиваленте - 83,27 млрд долл. Нагрузка на каждого украинца составляет фактически 2 тысячи долларов.

Соотношение государственного и гарантированного государством долга к ВВП - 60%. Согласно методологии Минфина, такой показатель является критическим. Кстати, Международный валютный фонд спрогнозировал рост госдолга страны до 65,4% ВВП из-за выплат и необходимости закрывать рекордную «дыру» в бюджете. На погашение и обслуживание госдолга в 2021 году планируется направить около 600 млрд гривен – половину финансовой росписи.

Конечно, суммы несравнимы с долгами ведущих стран мира, которые исчисляются триллионами долларов. Но международные эксперты называют их не критическими - играют свою роль политическое и экономическое первенство, мощности в сфере импорта. О развивающихся странах, к которым относится Украина, такого не скажешь.

Вырваться из кабалы  

Наконец, в Минфине задумались о том, чтобы снизить зависимость от внешних кредитных ресурсов.

«Нам бы хотелось иметь более долгосрочные инструменты для инвестирования, чтобы быть менее зависимыми от внешних кредитов. Потому что сейчас мы, как Минфин, очень зависимы от внешних кредитных ресурсов. Это, в первую очередь, кредитные ресурсы МВФ, далее - макрофинансовая кредитная поддержка, далее идет Всемирный банк», - отметил глава ведомства Сергей Марченко.

Сергей Марченко / фото УНИАН

По его словам, с самым крупным кредитором Украины - МВФ - все выглядит следующим образом: все частные институциональные инвесторы смотрят, есть ли у нас программа с Фондом. Ее наличие означает меньшую процентную ставку и больше возможностей для заимствований на рынке.

«Конечно, в ситуации, когда мы должны внедрять изменения в антикоррупционное законодательство, и это зависит уже не от Минфина, а от парламента и других органов и институций, нам не хотелось бы таким образом быть зависимыми от внешних источников заимствований. Но имеем то, что имеем. И в этой ситуации мы вынуждены рассматривать разные варианты и комбинации», - прокомментировал происходящее глава Минфина.

Марченко подчеркнул, что в части долгов и заимствований существуют ограничения в возможностях, в первую очередь, из-за большой зарегулированности рынка. Спрос на внутренние облигации незначительный при том, что процентные ставки достаточно высокие.

«К примеру, по трехмесячным облигациям при учетной ставке 6% и инфляции 2,4% мы одалживаем под 10%. Мы считаем это несправедливым с одной стороны, но, понимая, что это рынок, мы готовы принимать ситуацию на рынке», - сказал Марченко, добавив, что Минфин хотел бы быть активным участником вторичного рынка заимствований.

«Нам бы хотелось, чтобы внутренний рынок заимствований был более развитым, мы говорим о создании вторичного рынка… Есть пожелание, чтобы вторичный рынок был активным, и мы могли привлекать инвесторов из других стран, а вкладчики могли бы вкладывать в наши облигации. При этом Минфин с целью компенсации рисков хотел бы быть активным участником на этом рынке», - отметил Марченко.

То есть, необходимо развитие вторичного рынка, чего у нас никак не получается.  

Выжить без кредиторов

Член Совета НБУ Виталий Шапран полностью солидарен с мнением Минфина: «Более того, с лета 2019 года Совет НБУ рекомендовал Правлению Нацбанка активнее работать на вторичном рынке. К сожалению, к Совету НБУ не прислушались. В итоге, первые три месяца 2020 года Минфин был вообще лишен возможности занимать на первичном рынке, так как доходность на вторичном рынке была слишком высока, что блокировало существование первичного рынка. Сейчас мы снова наступили на те же грабли, только Минфину приходится занимать под 10-11% при учетной ставке 6% и инфляции около 3%. С приходом Кирилла Шевченко Правление прислушалось к рекомендациям Совета НБУ. Нацбанк и Минфин начали разрабатывать стратегию операций на вторичном рынке, но поскольку вопрос попал в межведомственный капкан, он растянулся во времени».

"На вторичный рынок должен выйти НБУ", - отметил эксперт / фото УНИАН

По словам эксперта, возможность правительства быстро занимать необходимые суммы внутри страны – это часть финансового суверенитета любого государства. Без наведения порядка на вторичном рынке мы не сможем восстановить свой финансовый суверенитет.

«Что нужно сделать? Во-первых, на вторичный рынок должен выйти НБУ. В ноябре 2019 года я опрашивал участников рынка ОВГЗ, крупнейшие операторы тогда сошлись во мнении, что лимита на эти операции со стороны НБУ до 50 млрд гривен вполне хватило, чтобы сглаживать колебания доходности и блокировать гигантскую разницу в доходностях между первичным и вторичным рынками. На рынке сейчас достаточно ликвидности и без НБУ, чтобы обеспечить спрос на ОВГЗ. Поэтому роль Нацбанка тут не как инвестора, а именно как маркет-мейкера, который постоянно покупает и продает ОВГЗ на вторичном рынке. Во-вторых, нужна либерализация регулирования банковских операций с ОВГЗ, частично это уже сделано. В-третьих, Минфину нужно подумать над тем, чтобы запустить возможность обмена гривневых ОВГЗ на валютные и наоборот с минимальными комиссиями. Такая услуга обмена очень бы была востребована у нерезидентов. В-четвертых, усилить роль НБУ как маркет-мейкера могли бы госбанки, выступая дилерами или маркет-мейкерами в рамках определенного на бюджетный год лимита», - рассказал Шапран.

Он также отметил, что сейчас появился еще ряд идей, которые связаны со спецификой работы Депозитария НБУ и упрощением доступа нерезидентов на рынок ОВГЗ, но они еще «в работе». При этом он подчеркнул, что операции НБУ на вторичке никак не связаны с финансированием дефицита госбюджета, их основная функция - максимальное выравнивание доходности между первичным и вторичным рынком.

Экономический эксперт Олег Пендзин считает, что заявление главы Минфина – не новость: «Какой министр финансов не говорил этого? Все обещают снижение долговой нагрузки, увеличение доходов, рост социальных выплат. А по факту мы имеем то, что показывает экономика. И если она падает, а в этом году она падает на 5,5% ВВП, то все слова очередного министра финансов остаются не более, чем красивыми сказками».

По его мнению, лучший способ снизить зависимость от внешнего кредитования - это жить по средствам. То есть, иметь бездефицитный бюджет. «Но тогда нужно сокращать социальные программы. Кто из политиков на это пойдет?», - резюмировал эксперт.

Желание нынешней команды Минфина выбраться из долговой ямы пока видится неисполнимым. Но, возможно, будут сделаны хотя бы первые шаги, чтобы в будущем отказаться от «помощи» кредиторов.

Нана Черная

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies