Михаил Потебенько: Баганец извратил факты и о Мищенко, и о Кирпе, и о Голомше, и обо мне

Михаил Потебенько: Баганец извратил факты и о Мищенко, и о Кирпе, и о Голомше, и обо мне

Нужен единый следственный аппарат… Для Пискуна законы были – как по барабану…  Недостойно руководителя перекладывать вину на подчиненных… Мои надежды на Баганца не оправдались…

На наши вопросы ответил бывший генеральный прокурор Украины (1990-1991, 1998-2002 рр.) Михаил Потебенько.

НУЖЕН ЕДИНЫЙ СЛЕДСТВЕННЫЙ АППАРАТ

Михаил Алексеевич, в общей работе совершенствования госаппарата поднимается вопрос о необходимости реформирования и органов прокуратуры. Какова, по вашему мнению, должна быть прокуратура по своей структуре и основным направлениям своей деятельности?

Если говорить о необходимости реформирования органов прокуратуры, то этот процесс должен проводиться в общей системе правоохранительных органов. Во-первых, пора давно решить вопрос о создании единого следственного аппарата, который должен быть самостоятельным и прежде всего выйти из ведомств, где он находится в данное время. Не может следователь вместе с оперативными службами находится в подчинении одного руководителя, как это есть сегодня в органах МВД, СБ, налоговой администрации. Образование единого самостоятельного следственного аппарата только способствует укреплению законности при проведении досудебного следствия. В этот орган должны влиться и следственные подразделения прокуратуры. За прокурором должны остаться функции надзора за исполнением и соблюдением законодательства в деятельности следственного аппарата и оперативных служб. Для этого он должен иметь не только обязанности, а и реальные права: отмены незаконных решений, передачи дела от одного следователя другому, если будут установлены факты необъективного ведения следствия, он должен иметь право возбуждения против нарушителей дисциплинарного производства и уголовных дел. В случае крайней необходимости, в целях пресечения беззакония прокурор области и генеральный прокурор должны обладать правом изъятия дела из следственного аппарата и поручить расследование группе следователей, которые должны быть в небольшом штатном количестве созданы при прокуратуре. Кроме того, такие группы должны расследовать дела касающиеся судей и высших должностных лиц государства, что исключало бы зависимость этой категории от следователей. Но это должно быть исключением.

Убежден, что прокурор должен обладать правом надзора за законностью судебных решений и приговоров. Протест на незаконные решения – это своего рода сигнал вышестоящей судебной инстанции о нарушениях допущенных по конкретным делам судом первой инстанции. А уже окончательное решение должен принимать вышестоящий суд.

Необходимо прокурору возвратить права дачи санкций на аресты, которые могут быть обжалованы в суде, где рассматриваются в сжатые сроки. Эти меры только способствуют укреплению законности в государстве, оперативности решения вопросов, что способствует защите прав и интересов граждан. Размывать то, что оправдано жизнью и соответствует интересам наших людей, не стоит. Поэтому, я вижу только в этом необходимость изменений в законодательстве, касающихся правоохранительной системы, в том числе прокуратуры.

Я полностью согласен с предложением Президента Украины В.Ф. Януковича о реформировании уголовного законодательства в сторону декриминализации ответственности, особенно за экономические нарушения, а также уголовно-процессуального законодательства. Мое мнение с этим не расходится.

ДЛЯ ПИСКУНА ЗАКОНЫ БЫЛИ – КАК ПО БАРАБАНУ

Недавно вышла книга бывшего прокурорского работника Алексея Баганца под названием «Незручний прокурор», в которой показано, как сложно быть прокурором принципиальным, который служит закону, а не личности. Сталкивались ли вы в своей практической деятельности с прессингом вышестоящего начальства, и какое ваше мнение относительно затронутых вопросов в книге? Не кажется ли вам, что пора поставить прокурора в такое положение, чтобы были реальные гарантии полной его независимости прокурора от произвола руководителя?

Жизнь диктует свои правила и гарантировать исключение попыток вмешательства в деятельность прокурора вряд ли реально. Тем не менее, прокурор фигура процессуально независимая, гарантии его прав закон предусматривает. Но как они будут реализовываться в процессе деятельности, зависит от самого прокурора, его принципиальности и объективности, честности, профессионализма. Если при всем этом прокурор не погряз в недостойных действиях и не за что зацепиться или упрекнуть его, если не страдает амбициозностью, манией величия, то поверьте, он сможет успешно справляться с задачами, которые на него возлагает закон. Прокурору должны быть присущи выдержка и культура в работе, понимание, что ты прокурор, у тебя есть обязанности и исполнять ты их должен с помощью предоставленных прав. Это при любой ситуации позволит успешно осуществлять прокурорские функции.

Я не могу сказать, что Баганец страдает всеми этими недостатками, но определенные черты его характера порой порождали беспочвенные обострения с органами местной власти, руководителями правоохранительных органов.

А о каких гарантиях неприкосновенности трудовых прав прокурора можно говорить, если он может быть уволен вышестоящим руководителем?

Необоснованно уволенному прокурору закон гарантирует восстановление на работу путем обращения в суд. Подтверждают это факты того периода, когда генеральным прокурором был Пискун. Для него законы были, как говорят, по барабану. В этом он был уникален. Но ведь много прокуроров были восстановлены судом в прежней должности и работают сегодня. Это Ленский, Клюге и другие.

БАГАНЕЦ ПОЛУЧИЛ В ДЕНЬ НАЗНАЧЕНИЯ КВАРТИРУ В ЦЕНТРЕ ГОРОДА

В книге Баганца дана положительная оценка вашей деятельности на должности прокурора Херсонской области и прокурора УССР, но в то же время брошен упрек в ваш адрес относительно кадровых вопросов, особенно что касается, например, назначения прокурором Киевской области человека «явно не отвечающего этой должности» Сергея Мищенко.

Во-первых, в похвалах Баганца я не нуждаюсь. Оценкой моей деятельности на посту генерального прокурора Украины являются результаты работы, то что мной сделано для работников прокуратуры. А это, в свою очередь, способствовало тому, что эффективность деятельности прокуратуры повысилась. В этом заслуга, прежде всего, всех работников прокуратуры. Забота о людях всегда дает положительную отдачу.

Пусть Баганец не обижается, но прежде чем высказывать какой-то упрек в адрес другого, следовало бы перед этим посмотреть в зеркало и взвесить, имеешь ли на это моральное право. А уж если говорить о моих кадровых просчетах, то следует напомнить, что и у него не все было по заслугам, не редко для него решались вопросы авансом, с расчетом на молодой возраст и перспективу.

Да, я назначил прокурором Киевской области Сергея Мищенко, и до сих пор считаю, что сделал правильно. Я всегда делал ставку на молодые кадры, поэтому старался их поддержать словом и делом. Это касалось и Баганца.

После окончания Харьковского юридического института, в июле 1979 года Баганец был назначен стажером следователя прокуратуры Генического района Херсонской области, в которой я работал прокурором области. Через полгода стал следователем, и ему присвоен классный чин младший юрист (младший лейтенант). После этого через полгода, в нарушение существующего положения, Алексей Баганец в звании младшего лейтенанта моим приказом переведен старшим следователем прокуратуры области и в день назначения на эту должность ему была предоставлена благоустроенная квартира в центре города. Через месяц им было высказано желание ее обменять, поскольку в ночное время был слышен шум от проходящих на железнодорожной станции поездов. Его просьба была удовлетворена, и он остался полностью удовлетворен жилищными условиями.

Когда я был назначен заместителем прокурора Украинской ССР и курировал следствие, по желанию Баганца, он, в звании юриста 3-го класса (старший лейтенант) был назначен следователем по особо важным делам прокуратуры УССР, а затем стал старшим следователем. За пять лет вырос в звании до подполковника. Лично по моей просьбе (при разговоре Баганец присутствовал), председателем Киевского горсовета Лаврухиным Баганцу была выделена престижная квартира в Киеве. Уже находясь в должности прокурора Радянского района, он почему-то обменял эту квартиру на другую. Должен сказать, что квартирных проблем у Баганца практически не было и потом, как это бывало у других. Насколько знаю, то и работая прокурором Львовской, Днепропетровской, Донецкой областей, он также получал достойное жилье. Почему он пытается представить это в ином свете, понять несложно, может, хотел показать себя обиженным.

Прокурором Радянского района г. Киева с должности старшего следователя прокуратуры УССР Баганец был назначен из соображений выдвижения в перспективе его на высшую должность – заместителя прокурора области или прокурором небольшой области. И этот вопрос с ним мной предварительно был оговорен. Но получилось так, что вскорости я уволился с должности прокурора Украины и с приходом генеральным прокурором Украины Ворсинова, с которым Баганец был хорошо знаком с периода, когда Ворсинов работал в Днепропетровске, а он расследовал там уголовные дела, - Баганец был назначен прокурором Львовской области. Должен сказать, что к работе старшего следователя прокуратуры и на первых порах следователем по особо важным делам в полной мере он не был подготовлен. Со временем он состоялся хорошим следователем.

А теперь давайте сравним Мищенко, которого на должность прокурора области я назначил уже достаточно набившего опыт работы в системе прокуратуры. До этого он прошел служебный путь следователя, помощника и заместителя прокурора района. Работал заместителем у такого маститого прокурора, как Шинальский. После этого Мищенко работал прокурором Подольского района г. Киева, начальником управления генеральной прокуратуры. Везде по работе характеризовался исключительно положительно, поэтому в звании полковника был назначен прокурором Киевской области.

После моего ухода с должности генерального прокурора прошла волна кадровых перестановок. Мищенко, будучи не согласным со стилем работы нового руководства, сам подал рапорт об увольнении с должности, а вскорости и с органов прокуратуры. Как прокурорский работник он с честью, не пуская слезу нареканий, вышел с той ситуации, которая складывалась вокруг работников органов прокуратуры с приходом нового руководителя Генеральной прокуратуры.

Баганец определенное время по балам служебного прохождения несравнимо отставал от Мищенко. Поэтому могу сказать Алексею Васильевичу одно, ему следовало бы избавиться от личных обид, тем более что они необоснованны, и быть более объективным. Он знает, о чем я говорю. Еще раз повторюсь, в своей работе я сделал ставку на молодые кадры, их воспитание и выдвижение, поэтому с моей стороны ему оказывалась всяческая помощь с надеждой воспитать в нем достойного руководителя.

БАГАНЕЦ ИЗВРАТИЛ ФАКТ НАСЧЕТ ГОЛОМШИ, ЧТОБЫ ПОДЫГРАТЬ РУКОВОДСТВУ ГПУ

Ваш ответ понятен, но тогда возникает вопрос, чем все же вызван упрек Баганца относительно назначения прокурора Киевской области?

Мое мнение: этим, как и в целом книжкой «Незручний прокурор», Баганец стремился показать себя безупречным, принципиальным, преследуемым прокурором. Он ставил, по моему убеждению, единую цель – пропиарить себя с определенной целью на перспективу. Иначе, какая была необходимость в ряде случаев прибегать к необъективному освещению событий?

Это несложно понять. Могу только сожалеть, что мои надежды видеть в личности Баганца прекрасного, уважаемого руководителя, к сожалению, не оправдались. Беда, что он так и не может понять свои ошибки, разобраться в себе. Ну что ж, каждый измеряет шапку по своей голове и избирает путь в своей жизни. Но насколько он правильный, здесь ему следовало бы самому разобраться с самим собой, без окружения, которое заимел и воплотил в своих похвалах.

В 2005 году в Донецкой области Алексей Васильевич на пресс-конференциях открыто недоумевал, почему Юрий Луценко стал министром внутренних дел, заявлял, что «для меня Луценко не министр, и даже не юрист, а инженер-электронщик». Сегодня он, выходит, изменил свое мнение о подзащитном?

Что касается высказывания Баганца о Луценко, то я не хотел бы это комментировать. Пусть договаривает сам Баганец. Но я вижу, что сегодня он пытается заигрывать перед руководящими работниками прокуратуры, причем в противовес объективным фактам… Это дешевые трюки. Так, Баганец пишет, что якобы я спрашивал у него «справится ли Евгений Блаживский с работой на должности прокурора Черниговской области» и «только после этого Блаживский стал прокурором Черниговской области». Большей фантазии в этом ожидать не приходится. Я знал, что Блаживский был освобожден от должности прокурора г. Львова по представлению Баганца, и его мнение об этом человеке. Но из информации работников Генеральной прокуратуры убедился, что Блаживский достаточно подготовлен как руководитель и профессионал, а поэтому для проверки взял его на работу, сначала в аппарат Генеральной прокуратуры, где еще раз убедился на конкретном деле в его профессиональной подготовленности, высокой культуре и человеческих качествах, и только после этого он был назначен прокурором Черниговской области.

Аналогично Баганец извратил факт относительно Николая Голомши. Якобы я спросил его, сможет ли поручится за Голомшу, если предложу его на должность прокурора Ровенской области. И только после положительного ответа Баганца вопрос был вынесен на коллегию, на которой якобы я заявил, что решение о назначении Голомши прокурором области принимается под личную ответственность Баганца. Следует напомнить Баганцу, что в его поручительстве при назначении прокуроров областей, не только Голомши, я не нуждался. Никогда кадровые вопросы с Баганцом я не обсуждал, хотя бы потому, что знал его отношение с кадрами. Голомша проявил себя в должности заместителя прокурора Львовской области, первого заместителя прокурора Черновицкой области положительно, как человек, подготовленный для самостоятельной работы, в связи с чем без всяких рекомендаций и поручительств был назначен прокурором Ровенской области. Для исключения всяких сомнений сказанное Баганцом мной проверено по протоколу коллегии, когда назначался Голомша прокурором области, и в нем я также не нашел то, о чем пишет Баганец. Поэтому сказанное им я расцениваю не иначе как желание представиться причастным к выдвижению конкретных людей, занимающих в данное время весьма ответственное положение в органах прокуратуры.

НЕДОСТОЙНО РУКОВОДИТЕЛЯ ПЕРЕКЛАДЫВАТЬ ВИНУ НА ПОДЧИНЕННЫХ

После возвращения второй раз в Генеральную прокуратуру руководителем вы назначили Баганца своим заместителем. Чем это было вызвано?

После того, когда я ушел с должности прокурора УССР, я вновь начал свой труд с низов, от заместителя прокурора области, прокурора Юго-Западной прокуратуры, прокурора Киевской области, города Киева.

В апреле 1998 года, когда я был прокурором столицы, я присутствовал на совещании у Президента Украины Леонида Кучмы, где обсуждался вопрос состояния законности и правопорядка и мерах по преодолению недостатков. На это мероприятие были приглашены не только прокуроры отдельных регионов, но и начальники управлений органов внутренних дел. Выступивший на совещании начальник УВД Днепропетровской области Смирнов высказал критику в адрес прокуратуры области за недостатки во взаимодействии в борьбе с преступностью. Присутствующий министр внутренних дел Юрий Кравченко в своей реплике был более резок. Отдельные его высказывания в адрес Баганца носили, по моему убеждению, оскорбительный характер, но в это время Президент как раз вышел из зала заседаний. Присутствующие и.о. генерального прокурора Олег Литвак, его заместители Лотюк и Ольга Колинько на высказывание Кравченко не среагировали. Возможно, они не хотели допустить тогда конфликтную ситуацию. И очевидно, правильно.

После этого 17 апреля 1998 года последовал приказ и.о. генерального прокурора, которым за упущения в работе Баганец был освобожден от должности прокурора Днепропетровской области и назначен заместителем западного транспортного прокурора. Этот приказ был разослан по областям. Из него усматривались серьезные просчеты в организации работы прокуратуры области. К сожалению, Баганец в своем письменном возражении, с чем мне пришлось ознакомиться позже, большинство изложенных в приказе фактов не опроверг и за упущения переложил ответственность на своих подчиненных, что, по моему мнению, не достойно руководителя. В данном случае он мог эти вопросы обсуждать внутри коллектива, а коль руководитель, то обязан был ответственность взять на себя.

КИРПА К УПРАЗДНЕНИЮ ТРАНСПОРТНОЙ ПРОКУРАТУРЫ ОТНОШЕНИЯ НЕ ИМЕЛ

Из слов Баганца видно, что в свое время, под влиянием интриг, исходящих от его бывших подчиненных по прокуратуре Львовской области вы изменили к нему отношение в худшую сторону. И поэтому, по просьбе начальника управления Западной железной дороги Кирпы, необоснованно упразднили транспортные прокуратуры, в системе которых на должности заместителя прокурора он работал, где для него не исключалась перспектива стать транспортным прокурором, поскольку прокурор Иванов тяжело болен. Так ли все было?

Начну с фактов. Одним ранним утром в пять часов утра на реке Днепр возле Херсона столкнулись два пассажирских судна, одно из которых оказалось в полузатонувшем состоянии. Пока из Одессы приехали южный транспортный прокурор со следователем, за 10 часов всю работу проделала территориальная прокуратура. Прибывший транспортный прокурор получил готовые материалы, поужинал и уехал обратно домой. Спрашивается, кому нужна такая прокуратура? Далее. Работая заместителем юго-западного транспортного прокурора, я убедился в незагруженности работой всего аппарата. Поэтому упразднение транспортных прокуратур, передача их функций территориальным органам не только улучшило оперативное решение вопросов, но и позволило более рационально использовать оперативный состав. Жизнь это подтвердила. Это что касается вопроса упразднения транспортных прокуратур. И Кирпа к этому никакого отношения не имел. Так что утверждения Баганца несостоятельны.

После упразднения транспортной прокуратуры Баганец был назначен заместителем прокурора Львовской области, что не менее престижно. Причину того, что его не воспринял ранее руководимый им коллектив, ему следует искать только в себе. Убежден, что если его возвратить сегодня на должность прокурора в Донецкой области, где он также работал, то произойдет то же самое. Я знаю мнение работников прокуратуры этой области. Профессионализма недостаточно для прокурора. Нужно уметь, прежде всего, сплотить коллектив и просто по-человечески относится к людям. Ведь незаменимых нет, и Баганцу следовало давно это понять.

Получилось так, что на должности заместителя прокурора Львовской области Баганец оказался в таком положении, что бывшие подчиненные его не воспринимали. Он позвонил мне и попросил перевести его хотя бы прокурором района в Киев, поскольку бывшие подчиненные создают вокруг него обстановку, в которой работать не может. Его просьба была удовлетворена.

Поэтому утверждение Баганца о том, что на него были доносы, и с моей стороны было проявлено необъективное отношение – не соответствует действительности. Наоборот, с моей стороны к нему проявлялось исключительно доброе отношение.

ОН ВСЕ ВРЕМЯ ГОВОРИЛ, ЧТО В ГЕНПРОКУРАТУРЕ МОЖЕТ ПРИНЕСТИ БОЛЬШЕ ПОЛЬЗЫ

Но ведь вы его затем назначили своим заместителем!

Уже будучи прокурором Харьковского района г. Киева, Баганец о себе частенько начал напоминать. При посещении кабинета генерального прокурора как бы между прочим намекал о том, что его профессиональный уровень выше окружения генерального прокурора, и он может принести больше пользы.

В один из дней посещения Баганцом, когда он вновь начал прежний разговор о своей «пользе в центральном аппарате», я решил назначить его заместителем генерального прокурора Украины – начальником управления, понимая личную ответственность, которую я брал на себя. Тогда я хотел использовать его опыт следственной работы. Я надеялся, что Баганец будет находиться не на первой роли, над моим контролем и от всяких непродуманных решений будет сдержанней, тем более что ему было с чего сделать для себя выводы с прошлого.

Все видели мое доброе отношение к Баганцу. Уж слишком была большая опека, и она не могла оставаться незаметной. Но, как оказалось, Баганцу выгодно сегодня показать все в том свете, как он написал.

Сегодня я могу сказать, что как следователь Баганец состоялся. Как прокурор – нет. Это мое личное мнение, но оно основано и на мнении людей. Его самолюбие, обращение с подчиненными и другие недостатки с этой должностью несовместимы.

Мы живем в свободной стране, где каждый имеет право высказывать свое мнение. Но все это должно основываться на достоверных фактах, излагаться объективно. Извращать факты, преподносить недостоверную информацию никому не позволено, а тем более – недопустимо в книжных изданиях. Кроме компрометации автора издания, другой «пользы» такое безответственное отношение не приносит и дивиденды не прибавляет, поскольку рано или поздно правда проясняется. Баганцу необходимо разобраться в себе, своих поступках и действиях, самокритично подойти к оценке всего того, что совершает. Не следует забывать, что суть жизни не в материальных благах, а прежде всего в том, насколько порядочно, честно ты ее прошел, что ты сделал для людей, насколько правильно и по-человечески относишься к своим подчиненным, к людям.

Беседовал Сергей Иванченко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter