Потерянный месяц, или Не предай соглашение
Потерянный месяц, или Не предай соглашение

Потерянный месяц, или Не предай соглашение

18:49, 28 мая 2007
11 мин. 1168

Соглашение от 27 мая, заключенное Ющенко, Януковичем и Морозом при участии, но без подписи Тимошенко, - одновременно похоже и не похоже на Универсал национального единства, подписанный приблизительно год назад...

Мороз, Ющенко, ЯнуковичСоглашение от 27 мая, заключенное президентом Ющенко, премьером Януковичем и спикером Морозом при участии, но без подписи лидера оппозиции Тимошенко, - одновременно похоже и не похоже на Универсал национального единства, подписанный приблизительно год назад.

Главное сходство: в случае соблюдения соглашения оно почти автоматически выводит стороны на достаточно таки предполагаемый результат по результатам выборов, которые якобы должны состояться 30 сентября.

В частности, заложенная в соглашение идеология обновления избирательного законодательства, подтверждения части законов, наработанных Верховной Радой во время действия указа президента о ее нелегитимности, обещанном переформатировании ЦИК, и тому подобное свидетельствуют о том, что лидеры коалиции обменяли свой до сих пор провозглашаемый принцип “верности праву” на выгодные условия сохранения у власти после преждевременных выборов.

Со своей стороны, президент обменял свою претензию как гаранта карать коалицию за неконституционный способ ее формирования, на выполнение одного только требования относительно проведения досрочных выборов, хотя и совсем под другим предлогом. Этот предлог теперь - не искажение предыдущего народного волеизъявления, а все та же недееспособность ВР, или даже “самороспуск”, осуществленный при отказе оппозиции работать в составе парламента и отсутствии в нем конституционного кворума.

Таким способом президент фактически отстраняется от вмешательства в парламентские дела, а инициатива и ответственность ложится исключительно на оппозицию и ее отдельных депутатов.

В то же время президент по крайней мере добился, чтобы коалиция не расширила дополнительно свои и парламента в целом возможности за счет немедленного, до выборов, внесения изменений в Конституцию. В них, кроме “самороспуска” ВР с помощью голосования конституционным большинством,  могли быть протянуты как аналогичный способ назначения досрочных президентских выборов, так и много других, дополнительных “исправлений” системы власти.

Впрочем, похоже, это требование предварительно закладывалось коалицией для расширения своего маневра во время торгов.

Можно долго и обстоятельно оценивать, насколько выгоден достигнутый результат для обоих лидеров коалиции - премьера и спикера, и почему один, то есть Мороз, должен-таки был пойти на уступки, и кому именно. Ограничимся пока констатацией, что он выиграл у Ющенко в вопросе об объеме полномочий гаранта Конституции, а также отстоял примат внутрипарламентских процедур для осуществления досрочных выборов.

С премьером Януковичем понятнее. Он воспользовался едва ли не последним шансом через выборы, подкрепленные специально выработанными процедурами, и социальными достижениями правительства, сберечь свой рейтинг, и не дожидаясь его падения, конвертировать в пролонгацию должности главы правительства после выборов.

Отличие же соглашения от Универсала заключается в однозначности толкований его первых пунктов. Следовательно, возможны “разночтения” текста договора его подписантами или соответствующими политическими силами, а значит несоблюдение договоренностей будет слишком очевидным.

Поэтому в случае продолжения политического кризиса из-за таких предательств, виновника не придется долго искать, а “санкции” со стороны оппонентов будут иметь больше шансов на понимание общества и мировых наблюдателей.

Следовательно, имеем в начале четкий порядок осуществления всеми участниками переговоров шагов к досрочным выборам 30 сентября.

Шаг первый, со стороны президента. Он должен отменить свой второй указ, благодаря чему парламенту возвращается его легитимность, а Конституционный суд вынужден прекратить соответствующее производство. Отмена указа должна состояться практически немедленно, поскольку иначе не сможет заседать с участием оппозиции согласительный совет ВР.

Если президент замешкается с этим решением, КС признает указ неконституционным, а коалиция начнет процедуру импичмента. И будет иметь повод для поддержки этой процедуры со стороны по крайней мере части оппозиции.

Шаг второй, со стороны спикера и коалиции: после отмены указа они должны утвердить повестку дня пленарных заседаний в соответствии с достигнутыми соглашениями и внести на рассмотрение ВР пакет согласованных документов.

Уже высказанное неудовлетворение соглашением со стороны коммунистов не повлияет на ситуацию как в парламенте, так и на согласительном совете, если в работе примут участие фракции оппозиции.

А вот в случае, если решением Мороза не будут довольны социалисты и они же потребуют от него очередной смены позиции, в том числе и организовав внутрипартийный “мятеж”, - нельзя исключать повторение истории с “каневской четверкой”, когда именно под давлением партии Мороз отверг общее решение о “едином кандидате” на президентских выборах 1999 года.

Решение же социалистов будет зависеть от перспектив, которые пообещает им в избирательном процессе Партия регионов. А Янукович уже заявил на пресс-конференции, что вопрос о блоке с СПУ будет решаться только после окончательного выяснения перспектив выборов. Читай - и от того, как проведет Мороз ожидаемую сессию... Это значит, что именно от Мороза требуется на протяжении отведенных на это дней выжать из оппозиции согласие на те проекты, наработанные на протяжении переговоров в рабочей группе, которые отнесены к “протоколам разногласий”. В любом случае второй шаг - испытание прежде всего для лидера СПУ.

Но теперь противоречия между избирательными планами ПР и СПУ нивелируются общими надеждами, что свою часть соглашения провалит оппозиция, за которой, - шаг третий.

Шаг третий - сложение БЮТ и “Нашей Украиной” своих депутатских мандатов на соответствующих съездах, которые были отложены, чтобы принять участие в парламентской сессии.

Проблема для депутатов оппозиционных фракций относительно соблюдения заявленного их лидерами решения - не только в личных сомнениях относительно участия в списках на следующие выборы, но и в том, как во время голосований в Верховной Раде решится проблема императивного мандата. А это уже зависит не только от голосов оппозиции, но и от поддержки этой идеи со стороны коалиции, в частности, в обмен на введение барьера явки избирателей во время народного волеизъявления. Спикер Мороз не стал скрывать, что надеется на провал императивного мандата во время голосования, а значит, и на провал всего соглашения о выборах.

Кроме того, коалицианты настаивают, что фракции оппозиции должны пройти процедуру сложения депутатских полномочий в парламенте. И зря, потому что это уже тест для самой коалиции.

Если же стороны успешно преодолеют и этот рубеж, следует предпринять шаг четвертый: Верховная Рада пятого созыва должна быть признана недееспособной – из-за неспособности проводить пленарные заседания на протяжении месяца. Здесь вроде бы все не так сложно, поскольку в том числе спикер Мороз признает хоть и устаревшее, но действующее толкование Конституционного суда, которое касалось когда-то еще ситуации с депутатами-мажоритарниками. Речь идет о полномочности ВР только при конституционном кворуме в 300 мандатов. При таком подходе вряд ли дальше будет развиваться изобретение некоторых коалициантов относительно распределения между своими фракциями потерянной депутатской квоты оппозиции.

Поэтому, наконец, наступает шаг пятый: на основании месячной недееспособности парламента президент издает указ о досрочных выборах.

И вот здесь начинается какая-то загадка. С датой.

Чтобы выборы, в соответствии с Конституцией, состоялись на протяжении 60 дней, указ президента должен быть издан 30-31 июля. А если после последних пленарных заседаний ВР, назначенных на 29-30 мая, БЮТ и “НУ” немедленно отменят свои депутатские мандаты, - месячная недееспособность ВР завершается 30 июня.

И именно тогда должен быть издан третий президентский указ, поскольку он направлен на преодоление пусть и искусственно созданного, но реального парламентского кризиса. Тогда дата выборов должна припасть на конец августа - начало сентября, а не его последний день...

В конечном итоге, как известно, так сначала и планировалось.

На что “зарезервирован” целый месяц до указа президента?

Ответа из обнародованных договоренностей не следует. В частности, исключается внесение изменения в Конституцию, чтобы увеличить срок досрочных выборов до 90 дней. Ведь на протяжении двух пленарных дней такие вопросы не решаются.

Разве что тайна “потерянного месяца” спрятана в неопубликованных приложениях к соглашению. В которых, как можно понять из публичных его обсуждений, скрыты и не согласованы противоречия относительно избирательного барьера и других проблем, решение которых в свою пользу еще может предоставить преимущества каждой из сторон.

Или все намного проще, и один месяц договорившиеся стороны, отвели всего лишь на собственные отпуска? Под предлогом предоставить ЦИК дополнительное время на создание реестра избирателей?

Если так, можно с уверенностью утверждать, что и кризис как таковой с самого начала был талантливо разыгран. Между прочим, и его последний “силовой” сюжет, на фоне которого, по всем правилам, “праздник соглашения” заиграл дополнительными позитивными красками.

В следствие этого сюжета профессиональные руководители среднего начальственного звена наших силовых структур могут похвастаться, что блестяще выдержали “испытание противостоянием”, и требовать больше за свое участие в миротворческих операциях в любой другой стране.

А вот судьба политических руководителей этих силовых структур, в частности, господина Пискуна и господина Цушко, вернее всего, входит в пакет не обнародованных соглашений или “дополнений”.

Есть там такой пункт - о невмешательстве сторон в деятельность, в частности, правоохранительных органов “за пределами компетенции”. В пределах - можно.

Кстати, вопрос о министре Цушко, судя по намерению коммунистов всеми силами защищать его, а также по аналогичным речам Мороза, - может быть уже в пленарные дни обменян Партией регионов на судьбу генпрокурора Пискуна. Ведь в противном случае, кто же тогда будет обеспечивать доверие к “честным и прозрачным” выборам без применения админресурса?

Относительно невмешательства в деятельность судов. Очень неконкретно.

Значит ли это, что, в частности, дело госпожи Станик должно быть оставлено без последующего поиска СБУ и ГПУ доказательств уже прозвучавших обвинений? А вместо этого освобождение судьи Стецюка, осуществленное коалицией, напротив, будет считаться действительным? Равно как и назначение парламентом судей разных уровней - при запрещении президенту назначать их на административные должности?

В отличие от нескольких первых достаточно понятных условий соглашения, - несколько последних размывают смысл достигнутых договоренностей, подобно размытым пунктам уже нарушенного Универсала.

И в этом смысле соглашение автоматически превращается в “универсал-2”. С теми же последствиями?

Не даром же премьер Янукович и спикер Мороз сразу же после подписания соглашения с президентом Ющенко стали публично употреблять традиционное выражение “если выборы состоятся”... Поэтому уже сейчас более интересен ответ на вопрос, какой у них план на случай, если нет.

Ирина Погорелова

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter
Новости партнеров
загрузка...

Нравится ли Вам сайт?
Оставьте свое мнение

Соглашаюсь
Мы используем cookies