фото: УНИАН

Без иммунитета

Два голоса сверх необходимого минимума в Верховной Раде позволили депутатам оставить без иммунитета представителя Оппозиционного блока Вадима Новинского. Но куда лучше будет, если парламентарии не станут затягивать с принятием решения об ограничении неприкосновенности для всего депутатского корпуса.

фото: УНИАН

В четверг, 8 декабря, любители парламентских баталий с интересом наблюдали за происходящем в сессионном зале – Верховная Рада лишала депутатского иммунитета парламентария от «Оппозиционного блока» Вадима Новинского. Несмотря на то, что, по слухам, голосов за снятие с него неприкосновенности якобы не было, несмотря на то, что регламентный комитет спекулировал на «обоснованности представления, достаточности представленных доказательств» от ГПУ, несмотря на то, что «союзники», желающие избавить его от этой привилегии, голосовали из рук вон плохо, голосов все же хватило – 228 при необходимых 226.

Даже без привязки к самому делу и личности депутата, ситуация показательна, поскольку демонстрирует, как работает эта «неприкосновенная» система и почему человека с мандатом гораздо сложнее привлечь к ответственности за нарушение закона, чем любого его избирателя.

Читайте такжеЛуценко подтвердил, что представление о предоставлении украинского гражданства Новинскому подписывал Порошенко

В принципе, алгоритм снятия неприкосновенности и, в случае необходимости, получения разрешения на задержание и арест парламентария, довольно прост.

Первое - генеральный прокурор или исполняющий обязанности генпрокурора (такая формулировка появилась в 2014-м году, когда какое-то время после побега Виктора Пшонки должность генпрокурора оставалась вакантной, а его обязанности временно исполнял Олег Махницкий) обращается в Верховную Раду с соответствующим представлением на того или иного депутата, аргументируя, почему этот народный избранник должен лишиться иммунитета. Кроме того, параллельно генпрокурор может внести и второе представление - на задержание и арест. Опять же, аргументируя эту необходимость.

Второе – спикер парламента передает эти документы в профильный комитет Верховной Рады. После этого комитет должен за три недели рассмотреть представление ГПУ и предоставить парламенту правовую позицию по нему и свои выводы – поддержать, отклонить или позволить Раде определиться по этому вопросу самостоятельно. Здесь отдельно следует напомнить, что решение комитета в этом вопросе не является императивной нормой. То есть, парламент может голосовать как угодно, а не в обязательном порядке следуя рекомендациям комитета.

Третье – комитет, выслушав позиции прокуратуры и фигуранта представления прокуратуры, выносит рассмотрение вопроса о снятии неприкосновенности с депутата в сессионный зал, и парламент голосует.

После результативного голосования проект постановления о разрешении на лишение депутатского иммунитета подписывает спикер парламента, и с этого момента депутатская неприкосновенность считается снятой. Если параллельно генеральным прокурором подано представление на задержание и арест парламентария, и депутатский корпус это также поддерживает, что задержать фигуранта можно хоть на выходе из сессионного зала.

Депутатские сложности для простых процедур

Казалось бы, ничего сложного. Но, как показывает практика, на деле Верховная Рада, а, точнее, определенный «профильным» в подобных вопросах регламентный комитет, всегда готов тянуть с принятием решения на всех этапах так долго, как это может позволить законодательство. А оно позволяет.

Читайте такжеСкандальный Онищенко сбежал из Украины, потому что законодательство это позволяет – нардеп

«У них всегда есть возможность затягивать процедуру. В регламенте достаточно норм для того, чтобы преступник с мандатом мог закончить все свои дела и сбежать из Украины», - говорит экс-народный депутат, политолог Тарас Чорновил.

Во-первых, если члены комитета посчитают, что представление генеральной прокуратуры документально оформлено неправильно, то могут вернуть его обратно в ГПУ. В истории украинского парламентаризма подобные ситуации уже случались. К примеру, когда в 2002 году на тот момент генеральный прокурор Святослав Пискун пытался получить согласие на лишение депутатского иммунитета народного депутата Юлии Тимошенко…

С другой стороны, попытка регламентного комитета отложить вопрос по Новинскому, апеллируя к тому факту, что «генеральный прокурор не подтвердил наличие достаточных доказательств причастности депутата к совершению уголовных правонарушений, которые ему инкриминировались», не более, чем манипуляция.

Дело в том, что неприкосновенный статус парламентария как раз не позволяет органам следствия собирать против депутата какие-либо доказательства, например, проводить обыски, пока Верховная Рада не лишит его депутатского иммунитета. Собственно, по словам главы регламентного комитета Рады Павла Пинзеныка, об этом члены комитета были проинформированы самой ГПУ: «Генеральная прокуратура сообщила членам комитета о намерении собрать доказательства его (Вадима Новинского, - УНИАН) причастности или непричастности, после предоставления согласия Верховной Радой на привлечение его к уголовной ответственности».

Что, впрочем, не помешало комитету затягивать рассмотрение представления по Новинскому – «бои» за «доказательства» велись депутатами с середины ноября. «Регламентный комитет Верховной Рады не компетентен в этом деле, - убежден Тарас Чорновил. – Это нужно менять. Возможно, темами неприкосновенности должен заниматься комитет по вопросам правовой политики и правосудия».

Во-вторых, для рассмотрения прокурорского представления, на заседание комитета необходимо пригласить фигуранта этого представления. И если он не является по уважительным причинам, то заседание можно отложить. «Уважительной причиной отсутствия фигуранта представления от ГПУ не может быть тот факт, что он сбежал», - шутит Чорновил.

Читайте такжеНовинский уверяет, что не намерен уезжать из страны в случае снятия неприкосновенности

К слову, сбежать парламентарий, в отношении которого в Верховную Раду поступило представление генпрокуратуры, может в любой момент. Даже после голосования за снятие с него неприкосновенности, если параллельно не было голосования за его задержание и арест. Новинский, правда, обещает не повторять «вояжей» Сергея Клюева или Александра Онищенко. «Я никому не дам возможности злорадствовать», - говорит он.

С другой стороны, в случае, если генеральный прокурор подаст соответствующее представление о задержании и аресте Вадима Новинского, учитывая «оперативность» работы по таким вопросам регламентного комитета Рады, времени скрыться от правосудия у депутата будет предостаточно…

Депутатская неприкосновенность: Не отменить, так ограничить

По мнению директора компании стратегического консалтинга «Berta Communications», политтехнолога Тараса Березовца, «после Онищенко и Новинского пришло время кардинально ограничить депутатскую неприкосновенность»: «Она не может распространяться на особо тяжкие преступления против личности и государства: убийство, киднеппинг, коррупцию, государственную измену…Сохранение депутатской неприкосновенности в ее нынешнем виде недопустимо».

Ведь каждый раз, когда парламент сталкивается с необходимостью лишить депутатского иммунитета кого-нибудь из депутатов, это превращается в целую эпопею громких заявлений, взаимных обвинений, комитетских скандалов, мелкого шантажа с демонстрацией собственной важности фигурантов, выражающейся в наличии того или иного политического компромата. Довольно часто депутаты грешат рассказами о политическом преследовании, когда подозрения по ним – чистый криминал.

В этой связи, хочется обратить внимание депутатского корпуса, уже не первое десятилетие обещающего ограничить свой эксклюзивный иммунитет, на один интереснейший законопроект №5487. По мнению авторов законопроекта (народных депутатов от «Самопомощи»), принятие этого документа позволит уменьшить общественное напряжение, «порожденное практической невозможностью привлечения народного депутата к уголовной ответственности». «В то же время, принятие документа ликвидирует коррупционные риски, возникающие в связи с рассмотрением регламентным комитетом представление о снятии депутатской неприкосновенности», - считают они.

Но это – в общих чертах. Детали интереснее. В законопроекте, к примеру, речь идет о существенном сокращении процедуры прохождения представления Генпрокуратуры через горнило украинского парламента. В частности, решение комитета по вопросам регламента по тому или иному представлению ГПУ сводится к формальности – окончательное решение все равно принимается в сессионном зале. А для предотвращения случаев выезда за границу народных депутатов, по которым внесено представление о привлечении к уголовной ответственности, задержании или аресте, в законопроекте предлагается «ввести ограничения выезда такого народного депутата из страны до рассмотрения Верховной Радой соответствующего представления по нему».

«Лично я выступаю за ограничение депутатской неприкосновенности, - говорит народный депутат от Радикальной партии Игорь Мосийчук, которого год назад парламент лишил иммунитета с нарушениями, в том числе, без рассмотрения его вопроса в комитете и без заслушивания объяснений самого парламентария, что послужило поводом для иска и депутат его выиграл. – Если мы убираем неприкосновенность в части привлечения к уголовной ответственности, то правоохранители смогут собирать доказательства. Сейчас у правоохранителей в этом вопросе связаны руки, потому что установить слежку – нельзя, провести обыски – нельзя… А, в части предоставления согласия на задержание и арест, было бы неплохо дать возможность суду определять меру пресечения, не связанную с содержанием под стражей, но блокирующей выезд за границу…».

Возможно, это не самый лучший вариант законопроекта, ограничивающего депутатскую неприкосновенность. Вероятно, противники лишения себя иммунитета либо попытаются выхолостить этот документ, смягчив его нормы до невозможности, либо зарегистрируют аналогичный проект закона, чтобы, не мытьем, так катаньем, собрать голоса в сессионном зале именно за него. Но вряд ли тему депутатского иммунитета удастся заговорить. Особенно, если общественность в очередной раз разочаруется, если кто-то из тех, «по ком звонит колокол», сумеет-таки сбежать из страны, не дождавшись привлечения к ответственности.

Татьяна Урбанская 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter