У нас больше пациентов, и мы еще не на пике эпидемии. Но мы не пишем завещания / Фото Ирины Кит

Медсестра из Нью-Йорка Ирина Кит: Большинству пациентов, кроме кислорода, мы практически ничего не даем. Ждем, чтобы тело само побороло коронавирус

Медсестра из Нью-Йоркского Lenox Hill Hospital Ирина Кит рассказал УНИАН о том, с какими симптомами поступают больные и как происходит их лечение, кто в США нарушает карантин и что страшнее заражения коронавирусом, как американцы ежедневно благодарят медиков аплодисментами и развенчала слухи о том, что нью-йоркские врачи пишут завещания.

У нас больше пациентов, и мы еще не на пике эпидемии. Но мы не пишем завещания / Фото Ирины Кит

США вырвались на первое место в грустной статистике распространения коронавируса – зафиксировано уже более 270 тысяч случаев заражения. В эпицентре эпидемии – Нью-Йорк, в котором заболели более 50 тысяч человек. Если судить по новостям, город превратился в пустыню, а врачи не справляются с потоком пациентов. О том, что на самом деле происходит в Большом Яблоке, УНИАН распросил медсестру из Нью-Йоркского Lenox Hill Hospital Ирину Кит.

В новостях пишут, что морги в больницах Нью-Йорка переполнены, врачи пишут завещания. Это так?

Я слышала об этом, но в своей больнице не видела. В Нью-Йорке очень много больниц, ситуация может быть разной. Все зависит от заведения, от района. Может быть так, что рядом - дом престарелых. Это правда, что есть много людей, у которых тяжелые осложнения. И я знаю, что летальность повышена, но проценты не скажу. Это будет понятно в конце пандемии.

REUTERS

Да, есть изменения по сравнению с прошлой неделей. Было спокойнее, становится хуже, у нас больше пациентов, и мы еще не на пике эпидемии. Но мы не пишем завещания.

Мы принимаем только средние и тяжелые кейсы. Большинство из них в категории, где все может пройти нормально, они с нами побудут пару дней, неделю. Мы им дадим кислород, таблетки, и они поедут домой. А есть те, кому нужен аппарат искусственной вентиляции легких, и что с ними будет...

Старшему поколению тяжело из-за того, что у них много других болезней. Но в реанимации лежат и молодые, и старые. В больнице я вижу людей, преимущественно, от 30-ти лет. Осложнения у тех, кому 40 и больше. У меня вчера было очень много пациентов от сорока лет.

Заражаются все. Был кейс новорожденного ребенка, поэтому надо беречь беременных женщин. Детей вирус не трогает, но они могут быть носителями, принести его бабушке, дедушке.

REUTERS

Какие симптомы у ваших пациентов? Что они рассказывают о болезни?

С самого начала может показаться, что это грипп. Это что-то подобное. Но у каждого, в зависимости от возраста, от состояния организма, симптомы будут разные. Сначала сухой кашель, температура. У некоторых людей есть насморк, у некоторых его нет. Пациенты, с которыми я общалась, рассказывали, что у них все заложено и сухо. Иногда, позже, появлялась боль в животе. Аппетит исчезает. Люди не хотят есть, у них пропадет обоняние. Кашель - сухой. Потом начинается боль в груди. Мне говорили: «Такое впечатление, что слон наступил на легкие». Трудно дышать.

Насколько сложно лечение?

Вирус интересный и противный одновременно. Когда поступают пациенты, кроме кислорода мы практически ничего им не даем. Ждем, чтобы тело само побороло болезнь. Когда попадают в реанимацию - миллионы различных таблеток и капельниц. Тем, у кого средняя степень болезни, дают, преимущественно, препараты от малярии.

В США люди, которые переболели, сдают кровь, чтобы выделять из нее плазму, в которой могут содержаться антитела к коронавирусу. Ее могут переливать больным. Но это еще непроверенная методика.

Здесь сделали быстрый тест. С одной стороны, это хорошо, с другой - он не на 100 процентов точен. Люди хотят ответов, лекарств, вакцин уже сейчас. Но такого не бывает. Есть очень много ученых, работающих над ними, есть прогресс, но нужно время.

REUTERS

На уровне врачей проходит коммуникация с медиками из Италии, Китая. Они рассказывают, что делают, что помогает. Вообще, сейчас много проявлений человечности. Китай помогает Италии, Украине и т.д. Это объединяет мир, он становится теснее.

Какие мифы о коронавирус вы слышите чаще всего?

Верят, что не заболеешь, если есть чеснок, лук, имбирь. Есть распространенный миф, что, когда станет теплее, пандемия пройдет. Но в Италии, Испании гораздо выше температура, чем в США.

Все носят маски здесь, в Украине все носят маски. Но, фактически, люди используют их для того, чтобы себя успокоить. Хирургические маски надевают, если у тебя есть симптомы, и ты не хочешь кого-то заразить. Возможно, маска помогает не прикасаться к лицу, быть более осознанным. Но носить респираторы... Это не нужно. На тебя кто-то должен кашлянуть, ты к кому-то должен прикоснуться, чтобы заразиться.

Немного смешно смотреть, как используют защиту. Люди трогают поручни в метро, ​​потом поправляют маску, берут телефон. Я видела, как пассажир снял маску, вытащил жвачку и положил ее в рот этими самыми перчатками.

REUTERS

Важно знать, как эти перчатки снимать, чтобы не заразить себя. У нас в больнице есть специальные инструкции по этому поводу.

Людям легче от того, что они думают, что защищены? Хорошо. Только надо не забывать мыть руки.

Сейчас много заголовков: «Нью-Йорк превратился в пустыню». Это так?

Город стал тихим. Но в семь вечера люди на улицах начинают аплодировать врачам. Я этого не слышу, выходу с работы позже. Но в один из дней мы решили поддержать эту традицию и аплодировали сами себе – это очень поддерживает.

Людей на улицах не очень много, они следят за тем, чтобы быть на расстоянии друг от друга. Но работает метро. Нью-Йорк - огромный город, и он очень тесный. Но это Америка, это не Италия, где целуют друг друга. Здесь и до карантина все были на расстоянии. Люди в масках, в перчатках.

Большие магазины работают, там ограничивают количество покупателей и надо стоять в очереди. Рестораны, бары, кафе закрыты. На дорогах нет никаких пробок. Раньше я тратила час сорок пять минут, чтобы доехать из дома на работу. Сейчас могу добраться за 20 минут.

REUTERS

Две недели назад, когда начинался карантин, людей было меньше. Но многие все равно работают. Очень много бомжей, которые не хотят сидеть в карантине.

Есть люди, которые, может, и хотели быть в самоизоляции, но не могут. Их работодатель не оплачивает эти дни. Если они не могут работать, то у них не будет денег, их выкинут из квартиры. Они не защищены.

Нелегалы ​​не смогут не работать. Кто будет за них платить? Даже если они заражены, то не идут в больницу - боятся.

У многих есть страх, но они будут зарабатывать деньги. Страх заразиться - не самый главный. Если ты не работаешь - ты не выживешь.

Как эпидемия влияет на рейтинг Трампа? Что говорят об этом в ваших СМИ?

Смотря, какие новости смотреть. Есть СМИ, поддерживающие республиканцев, а есть те, что за демократов. Я думаю, что, в зависимости от того, какие новости ты слушаешь. Но сейчас момент, когда можно увидеть правду в реальности.

Я возмущена тем, что в Украине нет средств защиты, но есть вопросы и в США. Я вчера общалась с медсестрой из маленького городка в штате Огайо, она говорила, что у них вообще нет никаких масок. Это значит, что там плохие администраторы. Но, с другой стороны, почему нельзя было запустить заводы в США для того, чтобы производить все, что сейчас необходимо? Кто-то может сказать, что у Америки много денег, все можно купить, но это не так.

Трамп пытается доказать, что он сильный лидер. Но по нему ударит эта ситуация. Если ты республиканец, а у тебя, не дай Бог, умерла жена из-за коронавируса, то ты не пойдешь голосовать за действующего президента. Такие люди будут думать, что власть не сделала все, что было нужно. Власть знала с января, что так будет.

Влад Абрамов

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter