Только самоубийца может держать счет в долларах?

Только самоубийца может держать счет в долларах?

Надеюсь, что такого бандитизма, как в 2005-ом, не будет...  Ющенко и Стельмах неверно трактуют норму Конституции... Это - политическое заявление... Намерения Нацбанка укрепить гривню комментируют экономисты

Грядущее укрепление отечественной валюты остается едва ли не главной темой  в СМИ. Для чего это делается? Действует ли Нацбанк в этом решении скоординировано с правительством? Почему Президент выступает против, предрекая, что на второй день после ревальвации финансовый рынок будет трясти? Проигрывают ли владельцы долларовых депозитов от укрепления гривни? Об этом УНИАН спросил финансовых экспертов...

Виктор Лисицкий, доктор экономических наук: на самом деле доллар стоит меньше двух гривен...

Виктор ЛисицкийЯ позволю себе маленькое отступление. Вначале нашей Независимости, когда мы стали самостоятельными, все внешние контракты заключались в долларах, и поступления были в долларах, и резервы формировались в долларах. И потому, и карбованец, и гривня “измерялись”  долларом. Я бы сказал так, наш предприниматель “поставил” на доллар США. Америка - как хорошая теща, к тому же, она далеко. Американскую экономику никто не утопит еще полвека, и когда мы привязываемся курсом к доллару, а фактически - к американской экономике, то мы думаем, если ее корабль пройдет, то и нам  осадки хватит. Но это не значит, что не следует несколько корректировать нашу финансовую политику. 

Укрепление гривни подготовлено серьезными макроэкономическими процессами, в которых находилась Украина на протяжении последних десяти-пятнадцати лет. Кстати, подобный путь проходит Россия. И украинская гривня и российский рубль по отношению к доллару существенно передевальвированы. Есть много разных оценок, но все они показывают одно: курс гривни к доллару должен быть существенно иной, кто-то говорит: три с половиной, я прикинул, что вообще полторы гривни. Текущий курс любой валюты формируется не только через соотношение внутренних цен. Если считать по паритету покупательной способности, то в 2006 году наш ВВП был в гривнях 537 миллиардов, а в долларах 364. И если мы разделим 537 на 364, то мы получим число меньше двух. И это ориентировочный курс гривни к доллару. Но текущий курс отклоняется от тех соотношений, потому что существует такое понятие, как спрос на ту или иную валюту. Есть финансовые потоки. Так реально сложилось, что в Украине длительное время сохраняется высокий спрос на доллары США, и соответственно гривня сползла на тот уровень, что мы имеем сейчас. Когда есть высокий спрос на иностранные деньги, то соответственно национальная валюта девальвирует. Из-за того, что увеличивается число людей, способных платить за иностранные деньги. Мы будем вынуждены проходить через девальвацию, и вопрос только, какими темпами, и на каких принципах. Если это будут умеренные темпы, темпы, которые будет воспринимать бизнесовое сообщество и наши граждане, и если это будет известно предварительно (допустим, будет объявлено, что ближайшие три года каждый квартал мы укрепляем гривню на две копейки), то это понятная позиция, банки, бизнесмены и простые граждане выстраивают политику и рассчитывают исходя из этого прогноза. 

Но помните, как мы в 2005 году одним махом укрепили гривню на 28 копеек, то это – ужас. И так нельзя, иностранные инвесторы подумали, что мы ненормальные. Люди же приходили на длительное время, инвестировали что-то, исходя совсем из другого плана, и в одну ночь все меняется. Я надеюсь, что сейчас такого бандитизма не будет.

Не нужно шуметь относительно недостатка золотовалютного резерва. У нас есть больше тридцати миллиардов долларов, резерв быстро растет, и это дополнительный признак того, что гривня передевальвирована. Откуда экзотические расчеты экспертов о том, что будто нет оснований, я не знаю.

Ревальвация должна быть. Впрочем, она должна быть расписана на несколько лет вперед, потому что серьезный бизнес расписан на несколько лет вперед. Даже те, которые торгуют кроссовками и держат фаст-фуды, планируют развитие на несколько лет. Германия в 1948 году начала реформы. Немцы сказали, что будут держать валютный курс, за доллар будут давать четыре марки. Когда через несколько недель прошли торги, то оказалось, что немцы готовы платить за доллар 3 марки 33 пфенига.  За сорок лет дойчмарка девальвировала до уровня 1,54-1,6 марки за доллар США. И это не помешало немцам создать мощную экономику, и стать членом большой семерки. Почему? Потому что они развивали микроэкономику. Наши экономисты считают, что подергали за рычаги большой экономики. Пока не вернемся к видам конкретной хозяйственной деятельности, до тех пор роста не будет.

Сергей Терехин, избранный народным депутатом Украины от БЮТ: я огорчен заявлением Президента

ТерехинВсе макроэкономические показатели говорят, что существуют все основания для укрепления гривни. Но укрепление гривни должно быть следствием работы экономики, а не административным решением чиновников НБУ. 

Я читал заявление Президентао том, что не следует шутить с курсом доллара.  И огорчен им. Мне кажется, что он просто не понимает корреляции между курсом и инфляцией. Ну, просто не понимает. Более того, мне кажется, что как Президент, так и председатель Национального банка абсолютно неверно трактуют прямую норму Конституции Украина, которая говорит о том, что главным заданием Нацбанка Украины является поддержание стабильности гривни. В соответствии с понятиями международного валютного фонда и вообще мирового сообщества стабильность валюты - это есть удержание низких темпов инфляции. Стабильность гривни - это не стабильность привязки валюты к какой-то другой иностранной валюте. Подчеркну, это не стабильность курса, а стабильность цен. К сожалению, Президент таким заявлением показывает, что он не понимает главного задания НБУ. Теперь о том, что ревальвация ударит по владельцам долларовых депозитов. Такой удар уже состоялся. В связи с тем, что гривня мертво привязана к доллару, то она сдевальвировала в общем на 18 процентов, и доллар сдевальвировал на 18 процентов. Вы получили убыток, и это будет продолжаться и дальше, потому что доллар является наиболее слабой резервной мировой валютой. Вы посмотрите сведенные данные боевых финансовых полей, и потому только самоубийца может держать счет в долларах. Наилучший выход сегодня: держать в гривне, потому что ставки априори больше, чем любой инфляционный эффект. А в долларах вы теряете.  Лучше всего: продать доллар, купить гривню, выбрать лучший депозит, посмотреть, чтобы в договоре не было возможности одностороннего изменения этого процента и жить спокойно.

Опасение, что у нас не останется золотовалютного запаса – напрасны. У нас прирост золотовалютного запаса безумный. За один год золотовалютный запас увеличился больше, чем на десять миллиардов долларов.  А 10 миллиардов долларов равняется эмиссии почти 50 миллиардов гривен. И эта эмиссия пошла в экономику. Она пошла через банки и кредиты на потребительский рынок, и, в конце концов, эмиссия “встретилась” с товарами, а я вам напоминаю, что ВВП в лучшем случае вырастет на семь процентов. Вот вам и диспропорция, которая приведет к увеличению инфляционных ожиданий на потребительском рынке.  И это абсолютно очевидная вещь. И Мировой банк и валютный фонд четыре года каждым меморандумом, какие они посылают НБУ, настаивают на том, чтобы курс перестал устанавливаться административно, а был отображением экономических реалий. Для этого следует, по крайней мере, предпринять первый шаг, законодательно установить нижнюю и верхнюю границу, и вступать в валютный рынок, только когда будет возникать угроза  в резкой ревальвации или  резкой девальвации гривни.  Только тогда НБУ может вступать в рынок и отсекать избыточные колебания. При этом НБУ должен позволить коммерческим банкам “спекулировать” курсом друг против друга ради того, чтобы спрос и предложение устанавливались не так, как сегодня, когда нет рынка валюты, а так как во всем мире.  Я не понимаю, почему отмена последнего оплота коммунизма (когда курс устанавливается не от спроса и предложения, а в зависимости от того, с какой ноги встал НБУ) вызывает такое сопротивление? Из моих уст никогда не звучала цифра, которым должен быть курс. Потому что я не могу заменять собой экономические реалии, которые должны возникнуть, когда возникнут рыночные отношения на так называемом валютном рынке.

Во всех нормальных странах Центробанк плотно согласовывает свою политику с государственными институтами, которые руководят бюджетом и государственным долгом. В нашем случае это министр финансов. А кроме того, на уровне центральной исполнительной власти НБУ согласовывает позиции по тарификации услуг естественных монополий.  В совокупной составной инфляции есть монетарная инфляция, есть инфляция спроса, она зависит от динамики роста доходов населения, и инфляция предложения, которая зависит от того, как Кабмин руководит услугами естественных монополий, которые выпадают из рынка. В нашем случае, это, например, железная дорога. Потому что, скажем, поднимаются цены на перевозку муки, и это влияет на увеличение стоимости хлеба. Для того, чтоб руководить процессами,  необходимо тесное взаимодействие правительства и Центробанка, которого сегодня не существует. Потому что наш Президент, еще когда он был еще председателем НБУ, воспринял тезис о независимости этого банка в абсолюте. Он воспринял ее как независимость от страны. И это плохо. В 2005 году мы пытались заключить меморандум между правительством и НБУ по согласованным действиям между бюджетной, бюджетно-фискальной и денежно-кредитной политикой. Даже были подготовлены меморандумы по поводу того, как это нужно делать. Но, к сожалению, при анонсировании такого рода проектов – меморандумов в 2005 году (тогда у нас было большое совещание по поводу проекта Бюджета на 2006 год), Президент сказал, что это другое дело, оно не связано с бюджетной политикой, и должно где-то там потом обсуждаться. Откровенно говоря, я был очень удивлен таким заявлением.

Всеволод Степаненко, сотрудник Института мировой экономики: Президент сделал политическое заявление

Гривня - недооцененнная валюта. Она должна постепенно укрепляться. Но в условиях нестабильности это пока еще преждевременный шаг. За стабильность и реальность курса отвечает НБУ. Он проводит монетарную политику достаточно четко. Потому я считаю, что сильно ее изменять нельзя. Я думаю, что при разработке Бюджета на следующий год крайне необходимо сотрудничество НБУ и правительства, потому что показатели Бюджета формируются, исходя из валютного коридора, в котором НБУ обязуется держать гривню. Потому если и будет ревальвация, то постепенная и незначительная. Заявление Президента я воспринимаю, как попытку успокоить людей, потому что от ревальвации выигрывают самые бедные люди, а проигрывают олигархи. Президент сделал политическое заявление, особых изменений на финансовом рынке не будет. 

Опрашивала Маша Мищенко

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter