Андрухович написал книгу, в которой прочит окончательную революцию в 2017 году

Андрухович написал книгу, в которой прочит окончательную революцию в 2017 году

«У вас там на Западной уже, знаешь, до чего дошли? Уже ставят памятник Остапу Бендеру!» - сказал мне один «синяк» в Севастополе.

Новая книга Юрия Андруховича «Лексикон інтимних міст» попадет к читателю 11.11.2011, пообещал автор на творческом вечере в УНИАН.

Текстов о каждом городе не много, не мало – 111. Почему ровно столько, Андрухович и сам не знает: «наверное потому, что 11 – это слишком мало, а 1011 – слишком много» . Почему зациклился на цифре «1», не объяснил.

Идея книжки: коротенькие, а иногда не очень, автобиографичные повествования, которые расскажут читателям о жизни и приключениях писателя в разных городах Украины и мира.

Самый большой по объему рассказ посвящается Львову. «Можете себе представить, сколько грязи я на него вылил», - признался Андрухович.

Очевидно, поэтому родной ему Ивано-Франковск в «Лексиконе» не вспоминается вообще.

Зато не обошел вниманием писатель столицу: «Текст о Киеве, один из самых больших и главных. Часовая развертка событий очень большая, нет привязки к какой-то конкретной дате. Все начинается в 1972 году, когда я впервые приехал в Киев на летние каникулы, а заканчивается годом, в котором мы еще не были. 2017-м. По моей собственной теории, в 2017 году произойдет третья окончательная революция».

Несколько отрывков из «Лексикона» автор представил на суд аудитории, собравшейся в УНИАН. Искренне и правдиво, несколько иронически, Андрухович провел слушателей по городам своей жизни, познакомил с их жителями и достопримечательностями.

В первую очередь мы побывали в Балаклаве, которую Андрухович посетил в 2006 году:

«В Балаклаве я оказался ужасно поломанным и внутренне изодранным, с одним и тем же вопросом, к сожалению, уже риторическим: «Как он мог? Ну как он мог?!» Вопрос касался текущей политики и на сегодня давно и полностью потерял свою политическую актуальность».

Здесь же, в Балаклаве, писатель натолкнулся на памятник, который изображал Лесю Украинку, которая сто лет тому назад в Балаклаве пыталась излечиться от чахотки.

«И именно ей здесь почему-то поставили памятник. Не Гомеру, не Екатерине Второй, не Пушкину и не Куприну. И знаете что? Никогда в жизни я так не радовался ни одному памятнику, как этому. Потому что с той минуты все действительно пошло значительно лучше – достаточно было только распознать знак».

Следующий город – Филадельфия, где Андруховичу неожиданно открылись глаза. На то, «что объединяет едва ли не всех украинцев, или по крайней мере всех украинцев Америки».

« Известно же: украинцев легче связать, чем объединить. В Штатах наша взаимная рассореность усиливается еще всевозможными сугубо эмиграционными делениями и маниями», - процитировал он часть своего произведения, которая так и не дала ответа на вопрос «Что же?»

Из Филадельфии перенеслись в Гамбург, где «на вокзалах звучит классическая музыка».

«Качество воспроизведения в некоторых местах казалось мне вполне приличным. Наверно, подумал я, какая-то культурно-социальная акция местной власти, что-то вроде «Поэзии в метро». Однако все оказалось далеко не так романтично: «Таким методом они отгоняют наркоманов и просто бездомных. Потому что те не выдерживают классической музыки», - поделился впечатлениями автор.

А самое пикантное приключение произошло в Сан-Джованни-Вальдарно. Правда, не с Андруховичем, а с его немецким приятелем.

Как-то немец побывал в местной гостинице и услышал, как «кто-то с кем-то очень громко занимается любовью». Женские вскрики и ахи свидетельствовали о полном экстазе». Когда же все закончилось, «неизвестная дама похвалила своего партнера: «Non c’e male». По-итальянски это значит «неплохо». Ну, то есть это была шутка, на которую они оба рассмеялись». И вот, по мнению немца, эта фраза стоила того, чтобы стать «магической формулой, да нет – лозунгом всей его последующей жизни».

Совсем коротенький отрывок достался Севастополю. Андруховичу город запомнился нестерпимой жарой. А еще запал ему в душу местный «синяк» Боря. Лишь раз писатель видел его «»в сознании» и чем-то явно обеспокоенным: «У вас там на Западной уже, знаешь, до чего дошли? Там уже, знаешь, кому памятники ставят? Остапу Бендеру!»

И последний город – Харьков: «Это такой трагический музей, где все можно потрогать руками. Только к ним что-то обязательно прилипнет».

Это оказалась самая грустная из всех историй. «Весь этот Харьков, Харьков в лицах – кого ни возьми, за каждым легенда, красота и отчаяние жестов, неврастения, выстрел Хвылевого, смерть», - туманно поведал писатель.

Наверное, «Лексикон інтимних міст» автор рассматривает как своеобразную энциклопедию современной жизни населенных пунктов.

Все рассказы поданы в алфавитном порядке, что, по словам Андруховича, является основным принципом изложения содержания книжки. В заглавиях, кроме названия города, указан еще и год его посещения писателем.

Автор мечтал, что книжка выйдет в двух вариантах: дорогом, подарочном и простом, дешевом, который можно будет носить с собой в кармане и читать в метро. Однако карманному варианту «Лексикона» увидеть свет не судилось. «Мне сложно представить книжку на 600 страниц, которую в кармане возят», - прокомментировал писатель.

Идея написать такую книгу зародилась у Андруховича еще в 2005 году. Писатель признался, что совсем не ожидал, что книжка выйдет действительно массивной, объемной: «Я все время писал о каждом городе отдельным файлом, никогда не ставил их вместе, пока эту книжку не дописал. Мне все время казалось, там страничка, ну, там страничка – а дописав, я ужаснулся: по моим подсчетам, книжка будет на шестьсот страниц. Я вообще не собирался писать такие толстые книжки».

На вопрос, нет ли у господина Андруховича опасений – что, возможно, он оскорбил неосторожным словом жителей описанных им городов, - он заверил: это неизбежно.

Руслана Ильченко, Александра Жаркова

Фото - Татьяны Давиденко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter