Суббота,
23 сентября 2017
Наши сообщества

Унитарии и федералисты

Европейский образец в качестве идеала, постсоветская реальность в качестве данности и латиноамериканские параллели в качестве наиболее адекватного объекта для сравнительной характеристики – так на сегодня выглядит украинская политическая жизнь.

Конечно, латиноамериканская политическая культура значительно отличается от нашей. В частности совсем другой удельный вес в тамошней политике имеют армия, церковь, левые движения и «старая» креольская аристократия.

Но в то же время многим бросаются в глаза явные черты сходства. Уровень жизни и социальная структура населения, сказывающиеся на политических предпочтениях; клановость и ведущая роль олигархических группировок; высокая коррупция на всех уровнях системы; ориентация избирателя больше на харизматичного лидера, чем на идеологические и программные приоритеты; патрон-клиентские отношения между элитами и массами, основанные на экономической зависимости и территориальной общности; нестабильность чередующихся у власти режимов при долговременном сохранении псевдо-демократической авторитарной системы; экономическая интервенция транснациональных корпораций и иностранного капитала; постоянное давление и вмешательство во внутренние дела могущественного «северного соседа», - все это и многое другое делает нашу двадцатипятилетнюю политическую систему подобной тем, что сложились в начале позапрошлого века и существуют до сих пор на южном материке противоположного полушария.

В России настаивают на федерализации Украины / REUTERS
В России настаивают на федерализации Украины / REUTERS

В последнее время подобие усиливается из-за возросшей роли политического насилия в стране, ужесточения форм его подавления, создания «эскадронов смерти», возникновения полулегальных и нелегальных военизированных вооруженных формирований и даже партизанских отрядов. К этой картине следует добавить еще один характерный штрих, пронизывающий латиноамериканскую историю на протяжении почти всего девятнадцатого века – борьбу между унитариями, то есть сторонниками монолитного государства с сильной центральной властью, и федералистами – приверженцами ограничения полномочий столицы и увеличения самостоятельности отдельных регионов.

Латиноамериканские параллели: все так и не так

Однако сходство еще не есть тождество, и при ближайшем рассмотрении украинские унитарии с федералистами не так уж сильно напоминают латиноамериканских. Следует отметить, что, несмотря на противостояния и даже вооруженные столкновения сторонников и противников государственной централизации в Латинской Америке, граница между двумя лагерями не была очень резкой. Не являясь политическими партиями ни в современном, ни даже в тогдашнем европейском понимании этого термина, оба лагеря могли включать в себя консерваторов и либералов, монархистов и республиканцев, рабовладельцев и буржуа, крупных олигархов и представителей социальных низов, которые даже не всегда понимали теоретическую разницу между двумя течениями. Бывало, что победа федералистов приводила к большей централизации, а результатом успеха унитариев наоборот становилось увеличение самостоятельности провинций.

Но украинских унитариев и федералистов отличить друг от друга еще сложнее. Дело в том, что на словах они проповедуют практически одно и то же. И те, и другие говорят о необходимости ограничить всевластие столицы. И те и другие ратуют за перераспределение налогов и полномочий от центра к периферии. И те и другие настаивают на выборности местных и региональных органов власти, включая губернаторов. И те и другие не против присланных из центра чиновников, но наделенных лишь контрольными функциями. При этом и те и другие всячески поддерживают: мощную современную армию и оборонную промышленность, масштабные экономические проекты, авиастроение и космос, передовую и фундаментальную науку и прочие вещи, требующие крупных и централизованных капиталовложений.

Можно было бы сказать, что основные бои ведутся лишь вокруг самого слова «федерация», но и это не так. Унитарии избегают именовать федералистов федералистами, как и себя – унитариями. Федералисты же в своей публичной риторике больше затрагивают темы, которые к федерализму, как таковому, прямого отношения не имеют.

Ведь вопросы второго государственного языка, института двойного гражданства и внешнеполитических приоритетов никак не связаны с унитарным или федеративным устройством государства, поскольку касаются страны в целом. Пока же зафиксируем, что государственное устройство наши унитарии и федералисты называют по-разному, а представляют одинаково. Во всяком случае, в той редакции, которую пытаются изобразить потенциальному избирателю как свою точку зрения на проблему.

О себе и друг о друге

Поскольку отличить украинских унитариев от федералистов по признаку их отношения к децентрализации невозможно, имеет смысл обратить внимание не на те идеи, которые они объявляют своими, а на те, которые приписывают политическим оппонентам. Здесь все намного проще, поскольку заявления сторон сводятся к обвинению противника, что он не тот, за кого пытается себя выдать.

Не вдаваясь в тонкости и детали, унитарии ставят жирный знак равенства между федерализмом и сепаратизмом. В результате федералисты становятся не федералистами, а кучкой заговорщиков, пытающейся отторгнуть от Украины часть территории в интересах соседнего государства, чтобы потом ее к этому государству присоединить.

Такая позиция очень удобна, поскольку позволяет вместо сложного и требующего некоторых интеллектуальных усилий жанра политической дискуссии, использовать простой и надежный жанр политического доноса на этого самого оппонента в соответствующие органы. Если же, по какой-то причине, приходится упоминать федерализм, то он подается как попытка внедрить в стране всевластие региональных баронов, как раз препятствующее идее истинной децентрализации, которую якобы и отстаивают унитарии.

Оппоненты же упирают на то, что столь лелеемая унитариями децентрализация – «разговоры в пользу бедных», и затеяна лишь с целью заговорить тему, а, тем временем, повсеместно насадить самый жесткий централизм и единообразие националистического пошиба. При этом одни обвиняют других в намерении расколоть страну, упрощая этот процесс предоставлением регионам самостоятельности, вплоть до права выхода из состава государства, и получают в ответ обвинения в том, что именно их тактика игнорирования регионального своеобразия и провоцирует этот самый раскол.

Проблемы и перспективы

Следует заметить, что обе стороны в данном случае и правы и неправы, а рациональные аргументы теряются за желанием упрощать и передергивать, столь понятным и уже привычным, когда речь идет о политической борьбе и агитации на массовом уровне. К тому же оба лагеря замечены в смене точек зрения в зависимости от занимаемой точки сидения. Заполучив в свои руки всю полноту государственной власти, ни тот, ни другой лагерь так и не удосужился претворить в жизнь ту самую идею децентрализации, за которую активно выступает, находясь в оппозиции. И это понятно, поскольку желание делиться с кем-то полномочиями, которые контролируешь ты сам, намного меньше, чем желание требовать ими поделиться, когда их контролирует кто-то другой.

К тому же, несмелые попытки что-то предпринять в этом направлении, неизбежно упираются в необходимость укрупнения территориальных громад. Без такого шага любая децентрализация действительно грозит обернуться всевластием региональных баронов, а реализовать его на практике довольно сложно.

Во-первых, эта идея непопулярна среди лидеров территориальных громад и не особо популярна у населения этих громад. Местные советы поменьше и победнее боятся лишиться той чахлой социальной инфраструктуры, которая у них есть, а их председатели и депутаты – потерять свой статус и власть. А местные советы покрупнее и побогаче не горят желанием взваливать на себя проблемы, неизбежные в результате присоединения бедных и убыточных.

Во-вторых, такое укрупнение требует конституционных изменений, и, значит, может быть легко торпедировано оппозицией, если власть не имеет в парламенте конституционного большинства, а у оппозиции есть желание заполучить союзников в лице местных властей.

Тем временем, проблема унитарного или федеративного устройства Украины успела перекочевать на более высокий уровень и обсуждается уже госсекретарем США с министром иностранных дел России. А в Латинской Америке позапрошлого века, в частности, в Аргентине, она однажды настолько достала народ, что один очередной диктатор, ярый федералист в оппозиции, ставший при власти ярым сторонником централизма, был свергнут под лозунгом «Ни унитариев, ни федералистов!».

Игорь Гридасов

Читайте о самых важных и интересных событиях в УНИАН Telegram и Viber
Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter

Нравится ли Вам новый сайт?
Оставьте свое мнение