Украина–ЕС: что в действительности противоречит духу соглашения об упрощении визового режима?

Украина–ЕС: что в действительности противоречит духу соглашения об упрощении визового режима?

Все помнят громкие фразы о том, что Украина не позволит разговаривать с собой языком ультиматумов, что отмена виз для румын и болгар может быть исключительно жестом доброй воли...

В этом году вопрос оформления Шенгенских виз для украинских граждан стал одним из наиболее резонансных в двусторонних отношениях между Украиной и Европейским Союзом. УНИАН уже неоднократно писал и о появлении “новых технологий” в виде посреднической конторы для оформления виз в Бельгию, Нидерланды и Германию, и об отказе в визах группе, которая должна была посетить Брюссель по приглашению депутата Европарламента Каминского, и о танцах и пении украинских детей под посольствами европейских стран. Писали и о “победных реляциях” украинского МИД, однако, в действительности, кажется, что большинство громких заявлений, провозглашенных нашими дипломатами, предназначенные для внутриукраинского использования.

Чуть ли не с первых дней своего назначения на должность министра иностранных дел в марте этого года Арсений Яценюк заявил о намерении изучить основные проблемы, с которыми сталкиваются украинцы, выстаивая в очередях перед посольствами европейских стран. И начать решать их. 30 марта, то есть всего через девять дней после официального назначения на должность, он, в частности, заявил в Киеве: «Я хотел бы объявить, и этот вопрос был поставлен перед Ферреро-Вальднер (комиссар ЕС по вопросам внешних отношений и европейской политики соседства Бенита Ферреро-Вальднер. – Авт.) и получил ее поддержку. Министерство иностранных дел через неделю начинает процедуру мониторинга выдачи виз украинским гражданам». Отметим, что во время пребывания в Брюсселе четырьмя днями ранее господин Яценюк ни словом не вспомнил о разговоре относительно визового вопроса, хотя и имел такую возможность. Конечно, тогда это можно было в известной мере объяснить тем, что новому министру не хватило дипломатического опыта, чтобы сразу бросаться на баррикады, еще и в столице ЕС.

Впрочем, уже в конце марта визовый вопрос не был новинкой. Напомним, что с 1 марта сразу три европейских страны – Бельгия, Нидерланды и Германия – решили выдавать визы при посредничестве индийской компании VFS. При этом первые две страны поручили “частникам” собирать полный комплект документов, необходимых для оформления виз, что сразу привело к росту их стоимости за счет услуг VFS почти вдвое – с 35 до 60 евро. Немцы решили использовать эту компанию лишь для назначения времени собеседования. Но также не бесплатно – за 5 дополнительных евро. Через неделю после “нововведения” Эмма Адвин – тогдашний пресс-секретарь Ферреро-Вальднер – заявила УНИАН, что такие действия стран-членов ЕС противоречат духу соглашения об упрощении визового режима между Украиной и ЕС. И это при том, что текст соглашения лишь парафирован и еще не подписан. Украинский МИД, тогда еще без Яценюка, словами спикера Андрея Дещицы заявило о своем обращении к ряду органов исполнительной власти, СБУ, налоговой и Антимонопольному комитету с просьбой проверить деятельность компании VFS на украинском рынке, исходя из ее монопольного статуса. Результаты этой проверки неизвестны и до сих пор.

До конца марта Бельгия успела еще раз отметиться в украинских СМИ. В этот раз история была связана с группой молодых людей – сотрудников аппарата Верховной Рады, МИД, журналистов – которые собирались посетить Брюссель по приглашению депутата Европарламента Михаила Каминского. Как утверждали организаторы, всей группе было отказано в выдаче виз из-за того, что лишь один из 45 ее участников не смог четко определить цель поездки. И это при том, что каждый из них подавал документы на личную, а не групповую визу. Этот факт также был известен украинскому МИД.

Яценюк
Впрочем, вернемся к обещанному Яценюком мониторингу. Опрос украинцев под посольствами действительно был проведен. Его сделали слушатели Дипломатической академии с 10 по 17 апреля. В результате опроса 550 респондентов выяснилось, что наибольшими проблемами являются огромные очереди, значительное количество документов, которые необходимо подавать для получения визы, а также – некорректность персонала. Почти сразу после предания огласке этих данных стало известно, что Тройка ЕС осуществила демарш в отношении украинского МИД из-за проведения “не анонсированного и не скоординированного с ЕС опроса”. Как стало известно УНИАН из немецких дипломатических источников, представители ЕС расценили такие действия украинского МИД как такие... что противоречат духу соглашения об упрощении визового режима(!). Конечно интересно? Что же тогда поддерживала Ферреро-Вальднер за полтора месяца до этого? Но наиболее странной выглядела позиция, обнародованная директором Департамента консульской службы МИД Украины Борисом Базилевским. “Я не думаю, что какой-то демарш был”, – заявил чиновник. – “Мы, специалисты, непосредственно работаем на этом участке и наблюдаем нормальный диалог между украинской стороной и странами ЕС в вопросах либерализации визового режима для украинских граждан”. Возникают риторические вопросы: если ты специалист, то почему не знаешь, был ли демарш, или нет? А если не специалист, тогда зачем вообще комментировать? Возможно, таким образом украинской МИД хотел продемонстрировать европейским коллегам жест доброй воли? Но чего стоят такие жесты, если они не приводят к реальному усилению защиты прав собственных граждан перед своеволием консульских сотрудников?

Дальше “картинка с выставки” выглядит так.

Люксембург, 18 июня, заседание Совета сотрудничества УКРАИНА–ЕС, которое завершается подписанием долгожданных соглашений об упрощении визового режима и реадмиссии (возвращении нелегальных мигрантов). На итоговой пресс-конференции автор этих строк обратился к министру иностранных дел председательствующей на тот момент в ЕС Германии Франку-Вальтеру Штайнмайеру и комиссару Ферреро-Вальднер с просьбой объяснить, как ЕС планирует решать вопрос деятельности посреднической компании при оформлении виз. После минуты обмена мнениями шепотом отвечать взялся немец, которой смог лишь пообещать “посмотреть, что можно сделать”. Присутствующий в президиуме Яценюк промолчал, возможно, из-за правил дипломатического этикета. А вот после пресс-конференции, во время общения с украинскими журналистами, упрекнул, что, мол, такой вопрос нужно было задавать ему, поскольку он только что на заседании Совета выступил с заявлением о необходимости унификации перечня документов, необходимых для получения виз и по поводу деятельности посреднических компаний. “Мы выступили с достаточно жестким заявлением”, – сказал он.

Позже вице-президент Еврокомиссии Франко Фраттини, в сферу деятельности которого входят визовые вопросы, скажет, что заявление действительно было, и над ним работают в комиссии. При этом подробное изучение ситуации все чаще приводит к мысли, что украинской МИД реагирует на проблемы уже немного постфактум. Да, к Соглашению об упрощении визового режима добавился протокол, согласно с которым Еврокомиссия берет на себя обязательство согласовать унифицированный перечень документов, необходимый для представления в посольства европейских страна на получение виз. А это значит, что эта позиция была согласована задолго до самого подписания документа. Кроме того, по меньшей мере, за месяц до заседания Совета сотрудничества было известно и о работе Еврокомиссии над внесением изменений в консульские инструкции ЕС. Эти изменения, в частности, будут предусматривать, что даже в случае использования странами-членами посреднических компаний для оформления виз, это не должно отражаться на их стоимости, то есть в украинском случае – не должно превышать сумму в 35 евро. 

Но было и то, о чем министр почему-то сказать “забыл”. Оказывается еще за десять дней до подписания соглашения об упрощении визового режима в Люксембурге украинская сторона получила Декларацию от имени ЕС, в которой черным по белому было написано, что это соглашение сможет вступить в силу лишь при условии отмены Украиной виз для граждан Болгарии и Румынии. Позицию ЕС понять несложно – европейцы требуют просто равного отношения ко всем своим гражданам, а румыны и болгары, в результате того, что присоединились к ЕС лишь в начале этого года, до последнего времени были обделены Украиной в этом вопросе.

Удивительнейшими в этой истории выглядят заявления МИД, которые начали раздаваться после 20 сентября – дня, когда Ферреро-Вальднер в интервью одной из украинских газет честно сообщила о требованиях европейской стороны. По-видимому, все хорошо помнят громкие фразы о том, что Украина не позволит разговаривать с собой языком ультиматумов, что отмена визового режима для румын и болгар может состояться исключительно как жест доброй воли со стороны Украины, что вопрос этих двух стран и соглашения об упрощении визового режима вообще не связаны... И так ровно два месяца – до 21 ноября, когда господин Яценюк, придя на заседание правительства, попросил срочно отменить визовый режим для румын и болгар, хотя сам проект постановления не был согласован с другими министерствами и ведомствами. «Я подготовил проект постановления – это безвизовый въезд для румын и болгар. Я объясню, почему так быстро. Потому что там сейчас будет голосование в Совете ЕС», – сказал он.

Вот такой очередной “успех” МИД в сфере защиты прав украинцев. Следует отметить, что в тот  же вечер награда нашла “героя” – Президент своим указом присвоил Арсению Яценюку дипломатический ранг Чрезвычайного и Полномочного Посла. Впрочем, это уже другая история. Что же касается соглашения об упрощении визового режима с ЕС, то вся работа МИД в этом направлении, кажется, диктовалась исключительно “политической необходимостью”, а точнее – желаниям заявить в Украине о своих чрезвычайных достижениях, точнее о персональных достижениях отдельных министров. В итоге Украина получила меньше, чем могла бы получить в обмен за соглашение о реадмиссии.

Почему Украина подписала соглашения о реадмиссии и упрощении визового режима, если знала о жестких требованиях ЕС относительно румын и болгар еще за десять дней до подписания? Надеялись потом урегулировать это в рабочем порядке? Наивно. Надеялись, что никто и никогда не узнает, на какие условия придется согласиться? Возможно, так бы и произошло, если бы не еврокомиссар. Зачем тогда так активно МИД всем составом, начиная с министра, нападал на ЕС, если в конце концов сделал все, что от него хотели?

Сергей Воропаев, собкор в Брюсселе

 

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter