Крымские маяки: новый виток противостояния

Крымские маяки: новый виток противостояния

22 навигационно-гидрографические объекты решением суда признаны собственностью Украины. Реакция соседей не стала неожиданностью: решение суда Россия не признает... Мнение экспертов

На днях Севастопольский суд постановил изъятьиз незаконного владения Министерством обороны Российской Федерации 22 навигационно-гидрографических объекта, в том числе четыре маяка. 

На это отреагировал помощник главнокомандующего ВМФ России Игорь Дыгало, который сказал, что подобные решение принимаются совместными смешанными комиссиями, и решение суда Россия не признает. Эксперты прокомментировали  УНИАН сложившуюся ситуацию:  

Борис Андресюк, экс-народный депутат, который возглавлял «военный» комитет в Верховной Раде прошлого созыва:

С 1997 года, с того времени, когда был заключен базовый договор о дружбе и сотрудничестве между Россией и Украиной, произошло очень много событий. Россия стала членом большой восьмерки, она пытается устанавливать прагматические отношения со странами, бывшими некогда в составе ее государства и диктовать рыночные цены на энергоносители. Изменилась и Украина. У нас было слишком много общего имущества, чтобы разделить его быстро. Ведь в 1993 году, когда шел разговор о разделе флота, мы и предположить не могли о том, что встанут подобные вопросы. Мы спешили принять Договор, отложив все детали разделения флота на потом. Так и вышло, что параметры разделения,  судьба навигационно-гидрографических объектов в 1997-ом году не были прописаны. Что нужно теперь? Провести инвентаризацию флота. Разумеется, мы хотим сделать это вместе с российской стороной путем работы смешанной комиссии. Но последняя работает «как море горит». Россия затягивает решение вопроса. Инвентаризация флота, полагаю, вопрос решенный. Вряд ли он будет аргументом в других проблемных вопросах. Каждая из вновь возникающих проблем, будь-то газ или ЕЭП, будет решаться отдельно вне связи с судьбой навигационно-гидрографических структур ЧФ.  Что интересно:  заявления  по флоту следуют на уровне помощников, советников первых лиц. А сами первые лица воздерживаются от комментариев. А, значит, формы и сроки инвентаризации имущества, возможность пересмотра цен на аренду флота еще не решены.  Окончательное политическое решение о том, как это будет происходить, еще не принято. Поэтому мы и наблюдаем перебранку, «локальные войны» и обмен любезностями вторых-третьих лиц.

Михаил Самусь, Центр исследований армии, конверсии и разоружения:

Существует несколько международных актов, по которым Украина обеспечивает безопасность судоходства в территориальных водах. Поэтому все сооружения навигационной системы фактически должны находиться в собственности Украины. Случись какое-то происшествие, отвечать за безопасность судов и их навигацию должна Украина. В результате того, что упомянутые объекты находятся в руках Черноморского Флота, Украина хоть и несет ответственность за безопасность судов, но реально не имеет инструментов для ее обеспечения. Первый инцидент, как вы помните возник в январе. Со стороны Украины было вполне нормальное обращение, чтобы отдали хотя бы ялтинский маяк, но наши попытки занять его привели к сопротивлению со стороны россиян, как следствию - созданию рабочей группы, и идее о проведении инвентаризации Черноморского флота. Инвентаризация до сих по еще не началась, причем  исключительно по вине российской стороны. При этом заседание рабочей группы в мае 2006 года показало, что российская сторона не хочет проводить инвентаризацию. И как заявлял представитель украинского МИДа, россияне на заседании рабочей группы два часа обсуждали дефиницию слова «инвентаризация». Хотя в правовом поле Украины есть четкое определение понятия «инвентаризация объекта». Имущество, которое находиться на территории Украины, по законодательству Украины является собственностью Украины. Проведя анализ законодательной базы Украины,  суд подтвердил, что это имущество Украины. В базовом договоре между Россией и Украиной, на который принято ссылаться, сказано, что вопрос навигационно-гидрографической инфраструктуры будет решен отдельным договором. Рассмотрение вопроса российской стороне не выгодно, поэтому оно затягивается.

Дигало ссылается на пункт договоров, согласно которого любые проблемные вопросы решаются на заседаниях смешанных комиссий. Но смешанные комиссии - это понятие широкое, одна рабочая группа занимается маяками, другая – перемещениями вооружений и техники. Рабочая группа по инвентаризации заседала несколько раз, но этот процесс блокируется.

Эта ситуация приведет к очередному обострению наших отношений, к тому, что, студенческое братство снова будет мониторить, как используются маяки. Но поскольку мы декларируем глобальное потепление с Россией, возможно, вмешается премьер-министр, который, сумеет в прямом диалоге, продвинуть этот вопрос. Может быть, это даже правильно, и это покажет, как можно улучшить отношения и перевести их в прагматичное русло. Потому, что  российская позиция «мы согласны, маяки – ваши, но давайте проведем еще одной заседание, на котором мы все равно не сможем принято решение» - тупиковая.

Николай Сунгуровский, директор военных программ центра Разумкова:

Эти объекты принадлежат Украине, это не вызывает сомнений, это написано в основном договоре. Детали передачи определяются в ходе переговорного процесса, и в результате работы смешанной комиссии. Но действия  украинской стороны и обращение в суд вызваны тем, что комиссия не работает, и тормозится российской стороной. В этих условиях у Украины не было другого пути как обратиться в суд.  Гидрографическо-навигационное оборудование, которое должно обеспечивать безопасное судоходство, будет нам передано. Я думаю, что это затягивание - это болезненный процесс привыкания России к мысли, что суверенное государство имеет право самостоятельно  инвентаризировать  и использовать свое имущество, которое когда-то было общим.

Записала Маша Мищенко

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter