Тимошенко против Венко-2, или Кто предал национальные интересы Украины

Тимошенко против Венко-2, или Кто предал национальные интересы Украины

России крайне важно не допустить американский капитал в Прикерченский участок. Потому что если он там появится, защищать законные американские интересы будет Шестой флот США...

Часть вторая. Часть первую читайте тут

Путин, ТимошенкоИтак, если мы приходим к выводу, что соглашение с Vanco International Ltd о разработке нефтегазоносных месторождений на шельфе Черного моря отвечает национальным интересам Украины, появляется вопрос, почему тогда против этого проекта так энергично выступает Юлия Тимошенко?

В поисках ответа, в первую очередь, надо вспомнить, когда и с чего началась критика соглашения со стороны Тимошенко и представителей возглавляемого ею правительства?

Первое заявление о неэффективной эксплуатации и разведки имеющихся месторождений прозвучало из уст Тимошенко во время визита в Брюссель 10-11 марта 2008 года. В том случае ни одна конкретная компания не называлась.

Следующая порция критики, но уже адресованная непосредственно Vanco, прозвучала 14 марта от министра охраны окружающей природной среды Георгия Филипчука. Потом появлялись все новые и новые обвинения.

При этом мы однако сталкиваемся с одним интересным обстоятельством. Можно просидеть возле компьютера неделю и перекопать весь Интернет, но не найти никаких заявлений Тимошенко или кого-то из ее окружения по этому вопросу до 11 марта 2008 года не удастся. Что же произошло в первые дни марта, чтобы Тимошенко так пристально начала интересоваться этим делом и что могло изменить ее отношение к отнюдь не рядовому проекту, в котором присутствует известная иностранная компания?

Тут и приходят маленькие открытия. 

20-21 февраля 2008 года имела место весьма значимая для госпожи Тимошенко рабочая поездка в качестве премьер-министра Украины в Москву. В ходе этой поездки, которую тогда большинство экспертов поспешили назвать неудачной, состоялась двухчасовая встреча тет-а-тет госпожи Тимошенко с господином Путиным. Можем предположить, что эксперты немного поторопились с оценкой – не такой уж она и была неудачной.

О чем шла речь на встрече? Автор этих строк позволит выразить уверенность, что не о скифах или подвигах запорожских казаков. О чем же тогда? Эксперты, как российские, так и украинские, высказывали предположение, а некоторые и уверенность, что могла речь идти об условиях поддержки Тимошенко на следующих президентских выборах в Украине.

Какая же поддержка могла понадобиться Юлии Тимошенко от российской власти, и что вместо этого могли хотеть от нее в Москве?

Опять таки, эксперты выразили предположение: главное, что интересовало госпожу Тимошенко, это поддержка ее кандидатуры российскими СМИ, особенно российским телевидением, которое достаточно жестко контролируется Кремлем, и которое имеет значительно более существенное влияние на избирателей Востока и Юга Украины, чем украинские СМИ. Также могли интересовать ее вопрос умеренного роста цен на газ до президентской гонки, хотя и представляется для Тимошенко менее важным, потому что объяснить их существенное повышение, учитывая мировые тенденции, она в любом случае смогла бы без лишних проблем.

Чего в ответ мог ждать от Юлии Тимошенко российский президент? Тогда писалось, что главные пожелания касались недопущения вступления Украины в НАТО и обеспечение контроля за газотранспортной системой Украины. Но еще весной от некоторых из российских политологов автору пришлось слышать, что также на встрече могла обсуждаться тема вытеснения всех иностранных компаний из разведки и добычи углеводородов в украинской части Черноморского шельфа. Вроде бы госпожа Тимошенко ответила «не все в моих силах», на что российский Президент заметил, мол, он все понимает, но надеется, что она сделает все, что сможет. В экспертной среде также были выражены предположения, что это пожелание Путина связано с интересом к черноморскому шельфу со стороны Газпрома. Мне кажется, что Кремль заинтересован совсем в другом, но об этом немного ниже.

Понятно, никто не вел протокола этой встречи, чтобы проверить верность этих тезисов. Но давайте вместе поразмышляем и взглянем на событии последнего полугодия.

Во-первых, если это и считать совпадением, должны констатировать, что именно после упомянутой поездки в Москву, правительство начинает попытки вытеснить с Черноморского шельфа Vanco. Также дается поручение «Черноморнефтегазу» (дочерняя компания НАК «Нефтегаз Украины») прекратить совместную деятельность по освоению шельфа с британской CBM Oil и американской Marathon Oil.

Были и другие действия со стороны Юлии Тимошенко в последние месяцы, в которых, с одной стороны, был заинтересован Кремль, с другой, которые далеко не безупречно соответствуют национальными интересами Украины. Например, противодействие аверсному использованию нефтепровода Одесса - Броды (следует отметить, это отдельная тема, и она полностью заслуживает более подробного изложения в другой раз). Пока же стоит лишь обратить внимание, что почему-то противодействие аверсу со стороны правительства, опять же – “по странному стечению обстоятельств», началась после встречи Тимошенко с Путиным 28 июня 2008 года.

В то же время наблюдаем, что после февральской встречи Тимошенко и Путина, и это нетрудно проверить, меняется тон информационных сообщений российских СМИ, касающихся Юлии Тимошенко. Исчезают негативные сообщения, на смену им преимущественно приходят нейтральные или позитивные. Чуть ли не апофеозом этой переменены можно считать совместную пресс-конференцию Тимошенко и Путина в июне. Тогда, уже в качестве российского премьер-министра, Путин отметил, что «Юлия Владимировна растущий, эффективный и очень популярный в своей стране политик, и она в посторонних советах не нуждается». А госпожа Тимошенко, в унисон с ним, сразу после возвращения в Украину заявила, что «после своего визита в Москву отмечает изменение отношения к ней в России с негативного на позитивное».

Конечно, следует спросить себя, в какой мере Владимир Путин мог бы доверять украинским политикам, в частности, Тимошенко? В неосведомленности и наивности ВВП обвинить никак нельзя. Разумеется, он прекрасно помнит и о призыве «Сдержать Россию», и о привычке Юлии Владимировны, в случае необходимости, менять свои взгляды даже по стратегическим вопросам, в зависимости от того, насколько это отвечает ее собственным интересам, и о правиле отказываться от друзей, в которых она не чувствует необходимости. Поэтому господин Путин прекрасно понимает, что все услуги, которые он мог бы получить от Тимошенко ли, от Януковича ли, от кого ли другого, будут возможны для акцепта лишь до дня очередных президентских выборов в Украине и ни днем позже.

В-третьих, следует понять, в чем Россия может видеть свою стратегическую цель относительно Украины. Очевидно то, что российская власть вообще не хочет признавать существование Украины как такой, вне зависимости от того, кто в Украине находится у руля власти. Для них независимая Украина, к тому же в существующих границах, это какая-то историческая ошибка, случившаяся в результате распада Советского Союза. И исправлять эту ошибку они намерены, не откладывая в длинный ящик. Как тут не вспомнить скандальное заявление Путина «Украина — это даже не государство», которое он сделал в начале апреля этого года во время встречи с Бушем. И это не просто позиция отдельно взятого Путина, это мысль, которую много лет подряд ежедневно вбивают в головы россиян повсюду, – от «исконно российского» Калининграда до таких же «исконно российских» Курильских островов. Заявления наподобие «погодите еще немного, мы у вас Крым и всю Восточную и Южную Украину все равно заберем», и «мы еще вами серьезно не занимались» можно услышать, как в Санкт-Петербурге, так и в каком-нибудь районном центре на Ставрополье или забытом Богом селении в Сибири, как в семье профессора в Москве, так и дома у домохозяйки в Саратове.

Зачем же насаждается эта мысль в голове россиян?

Для того же, для чего много лет формировались стереотипы относительно Грузии. Благодаря им страна уже на много лет занимает, по мнению россиян, одно из первых мест в списке врагов России. Представляете себе этого врага с четырехмиллионным населением против стасорокамиллионной России, располагающей крупнейшим в мире потенциалом ядерного оружия? Для того, чтобы получить безоговорочную поддержку населения любых шагов против Грузии, следовало создать образ врага, и он был создан российским агитпропом по заказу Кремля. А затем дело оказалось лишь за организацией ряда провокаций, которые бы давали России возможность показать всему миру, кто настоящий хозяин на Кавказе и вообще на территории бывшего Советского Союза.

Следует отметить, что Украина в этом списке врагов в глазах россиян следует сразу после Грузии, и на этом месте она была еще событий конца 2004 года. Но для стратегических планов Кремля этого недостаточно.

Какие же предпосылки нужны российским власть имущим, чтобы попробовать развалить Украину и поставить всю ее территорию, или по крайней мере большую часть, под полный собственный контроль? А те же, что были нужны и в XVII веке, и в начале двадцатого. Главное, что властная украинская элита ментально такая же, что и раньше.

Для этого в любом случае России чрезвычайно важно не допустить вступления Украины в НАТО, потому что это точка невозвращения. После этого попытки развалить Украину будут тщетными.

Для дезинтеграции и развала Украины нужно также способствовать постоянным раздорам украинских «вождей», которые ни к чему, кроме денег и власти, не стремятся. Понятно, необходимо играть на жадности украинской элиты и способствовать коррупции везде, где это возможно – на газовом и нефтяном рынке, рынке ядерного топлива и недвижимости. Чем более коррумпирована элита страны, тем более она интеллектуально и морально деградирована, и тем меньше она готова защищать национальные интересы собственного государства. Ради успешной реализации мер, направленных на расчленение Украины, нужно также способствовать морально-этическому и культурологическому расколу в пределах самой Украины. И этому помогает, как излишняя спешка украинских национал-демократов по созданию общеукраинской национальной самоидентификации, так и настроенная пропагандистская кампания, которую без всяких ограничений проводят российские СМИ на территории Украины уже много лет подряд.

Что еще необходимо для реализации планов Кремля по «исправлению исторической ошибки»? Сделать все, чтобы Украина перестала быть интересна как европейским странам, так и США. Нужно создать предпосылки усталости от Украины, дискредитировать возможности Украины как транзитного государства, ликвидировать сферы, где могут быть задействованные интересы крупного западного бизнеса.

Тут мы и возвращаемся к ситуации с Прикерченским нефтегазоносным участком.

Действительно ли проблема лишь в интересе к этому участку со стороны Газпрома?

Думаю, с уверенностью можно сказать, что нет. Газпрому по крайней мере ближайшие десять лет будет не до черноморского шельфа. Только на развитие Штокманского газового месторождения, с доказанными коммерческими запасами углеводородов (в 3,7 трлн куб. м газа и 31 млн. т конденсата) и строительство Северноевропейского газопровода Газпрому необходимы десятки миллиардов долларов США. А есть еще другие очень перспективные месторождения. Влезать в рискованный проект поиска углеводородов и освоение не очень перспективного черноморского шельфа у Газпрома не было желания и возможностей раньше, нет их и сейчас.

Вызывают сомнения и предположения о желании России в этом случае препятствовать энергетической независимости Украины. В самом лучшем случае, в случае обнаружения коммерческих запасов углеводородов, начать добычу на Прикерченском нефтегазоносном участке будет можно не раньше, чем через 10-12 лет. А в такую даль российские власть имущие не заглядывают.

Все смахивает на то, что речь идет о другом. Объективно время играет против таких планов. Чем дальше уходит в небытие общее прошлое, чем больше тех, кто не жил в другом государстве, кроме Украины, тем меньше шансов ее расколоть. Не менее важно и то, что в Кремле понимают – ее влияние на страны мира, особенно Европу, связанное с их зависимостью от российских углеводородов, тоже не вечно. Западные страны и их крупный бизнес сегодня вкладывают десятки, и даже сотни миллиарды долларов в энергосбережение и научные разработки альтернативных источников энергоресурсов. Этот процесс, учитывая размер усилий и возможности научно-технического потенциала развитых стран мира, будет длиться максимум 10-12 лет. И потом уже никто не позволит России говорить в таком тоне, каким она это позволяет себе сегодня.

Значит, расчленение Украины для России – это задача не какой-то далекой перспективы, это вопрос ближайших одного-трьох, максимум п’яти-семи лет. И именно поэтому для России крайне важно именно в это время не допустить никаких инвестиций в Прикерченский участок, особенно американского капитала. Потому что если они там появятся, уже не говоря об обнаружении коммерческих запасов углеводородов, защищать законные (с точки зрения международного права) американские интересы в Черном море и в целом в Украине будет Шестой флот Соединенных Штатов, и не только он. Поэтому так важно для России не допустить и аверсного использование нефтепровода Одесса – Броды: в случае успешного его функционирования, это делает Украину в глазах Европы чрезвычайно интересным партнером по альтернативным, независимым от России, путям доставки нефти из Каспийского региона.

Понимает ли Юлия Тимошенко важность этих двух проектов для национальной безопасности Украины, особенно в сложившихся международных условиях? Тяжело что-то утверждать категорически, хотя общеизвестно, что стратегическое мышление не относится, так сказать, к наибольшим добродетелям Юлии Владимировны. Часто ее усилия были сосредоточены на тех тактических решениях, которые позволяли продвигаться к власти, желательно, абсолютной. Имеем дело еще с одним шагом в этом направлении, опровергнет ли Тимошенко написанное здесь качественно другими действиями по делу Vanco?

Борис Кушнирук

Если вы заметили ошибку, выделите ее мышкой и нажмите Ctrl+Enter